Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
среда, 22 ноября 2017
среда, 22 ноября 2017

Теракт в Ницце. Кто виноват и что делать?

Надежда Дрямина 10:36, 19 июля 2016ПолитикаРаспечатать

Можно ли было предотвратить трагедию 14 июля, унесшую жизни 84 человек? Как после этого доверять государству обеспечение собственной безопасности?

Общественность, политики и журналисты, не успев отойти от шока, уже задаются этими вопросами.

Était-il possible de prévoir la tragédie du 14 juillet qui a coûté la vie à 84 personnes ? Est-il encore possible de faire confiance à l’État pour assurer la sécurité de chaque individu ?

Société, politiques et journalistes encore sonnés par le choc s’interrogent.

www.youtube

Центр южного курорта Ниццы. Тысячи жителей и гостей города празднуют День взятия Бастилии. Еще не успели прогреметь последние залпы салюта, как грузовик весом в 19 тонн врезался в толпу на высокой скорости. Итог: 84 погибших. 19 человек находятся между жизнью и смертью. Главный праздник страны превратился в национальный траур.

Почему спецслужбы не предотвратили теракт? Почему грузовик беспрепятственно оказался в месте скопления людей? Достаточно ли было полицейских, и все ли они сделали, чтобы свести количество жертв к минимуму?

Шквал упреков обрушился на правительство и силовые структуры.

Куда смотрели стражи порядка?

Для разведслужб Мохамед Бухлель — рядовой гражданин и в порочащих связях с ИГИЛ замечен не был. В полиции он бывал, но по причине мелких нарушений. По последним данным, Бухлель был завербован лишь за две недели до случившегося. Чтобы стать автором драмы, 31-летнему водителю-экспедитору достаточно было сесть за руль арендованного грузовика и миновать ограждения на въезде на Английскую набережную. Что он и сделал.

Префектура Ниццы уверяет: праздничные гуляния охранялись силами муниципальной и национальной полиции (50 и 64 человек соответственно), а также 5 военными патрулями из 20 человек. Эти цифры до сих пор являются предметом для споров.

Судя по видео с камер слежения, преступнику не составило труда оказаться в пешеходной зоне. Поперек проезжей части были припаркованы две полицейские машины. Но тротуар, по свидетельствам очевидцев, был пуст. На него и вырулил Бухлель, чтобы объехать ограждение. Начальник штаба главы региона Прованс-Альпы-Лазурный Берег (PACA), Антони Борре уверен, что

многотонный грузовик, «мчащийся со скоростью в 90 км/ч могла бы остановить только бетонная стена». И добавил, что «между моментом выезда террориста на набережную и его ликвидацией прошло 45 секунд».

Факт есть факт: полиция была на месте. Но была ли она готова к такому развитию событий? Очевидцы утверждают, что в этот вечер военных с оружием и в бронежилетах не наблюдалось. Меры по досмотру личных вещей и сумок, ставшие привычными для таких мероприятий, не проводились.

Перекладывание ответственности

Первым из политиков с жесткой критикой выступил Кристиан Эстрози, глава региона PACA. «Далеко не все было сделано для безопасности граждан. Французы должны знать почему», — заявил он.

«Ни одно правительство не сделало так много для борьбы с терроризмом», — парировал премьер-министр Мануэль Вальс. Он напомнил, что за короткое время было принято три антитеррористических закона, проведена реформа разведывательных служб, увеличен численный состав силовых структур. Вальс отметил также, что мероприятие в Ницце «было подготовлено совместно с муниципальными властями», и что Кристиан Эстрози имел все полномочия его отменить, «если бы имел малейшее сомнение».

«Но терроризм тяжело предотвратить.Он стал частью нашей жизни, и это надолго», — признал французский премьер. «Смиренный» тон Вальса поддержал министр внутренних дел, Бернар Казнев: «Нулевого риска не бывает. Сказать это — означает соврать французам».

«Пора переключаться на высокую скорость»

«Фатализм — это не политика», — возразил Кристиан Эстрози. Он, как и большинство республиканцев, выступает за ужесточение мер режима чрезвычайного положения. Бывший премьер-министр Ален Жюппе — не исключение. «Пора переключаться на высокую скорость в борьбе с постоянной и крайне серьезной угрозой», — заявил он.

Еще жестче высказался Николя Саркози, обвинив правительство в том, что после теракта в редакции Charlie Hebdo им «не было сделано ровно ничего из того, что было необходимо».
Экс-президент потребовал создать центры дерадикализации, выдворять из страны субъектов, представляющих угрозу госбезопасности, надевать электронные браслеты «лицам, склонным к радикализации» или заключать их под стражу.

Он выступил за то, чтобы наделить префектов правом закрывать мусульманские организации салафитского толка и высылать имамов по собственной инициативе. Наконец, под лозунгом «пора определить врага и начать бороться с ним», Саркози призвал к альянсу с Россией и к участию Франции в наземной операции в Сирии и Ираке.

Уровень доверия общественности все ниже

На следующий день после атаки в Ницце, Ifop провел социсследование. Одни его результаты кажутся логичными, другие — удивляют. 67% французов не верят, что президент и правительство способны защитить их от угрозы терроризма. Для сравнения, после январских терактов таковых насчитывалось примерно 49%.

Зато уровень доверия по отношению к полиции, жандармерии и службам разведки остается высоким — 84%, хоть и снизился на 3% по сравнению с январскими данными.

Все больше французов (88%) считает, что наказания за террористическую деятельность не достаточно суровы (согласно июньскому опросу — 83%), и что силовые и разведслужбы должны иметь «больше юридических полномочий для слежки и задержания подозреваемых» (77% против 73% месяцем ранее).
Однако снизилось число тех, кто «не против усиления контроля и готов пожертвовать личными правами и свободами» (81% против 84% после терактов 13 ноября).

Как и до трагедии 14 июля, лишь половина французов высказалась за ужесточение режима чрезвычайного положения.

Centre de la station balnéaire de Nice. Des milliers d’habitants et de visiteurs fêtent la prise de la Bastille. Avant même la fin du fin d’artifice, un camion de 19 tonnes traverse la foule à grande vitesse. Bilan: 84 décès, 19 individus entre la vie et la mort. La principale fête du pays tourne au deuil national. Comment se fait-il que les services de renseignement n’aient pas vu venir l’attentat ? Comme un véhicule de ce gabarit a-t-il pu se retrouver sans encombre sur un lieu de rassemblement ? Y’avait-il assez de policiers présents sur le lieu du drame ? Ont-ils tout fait pour minimiser le nombre de victimes ?

L’avalanche de reproches s’abat sur le gouvernement et les forces de l’ordre.

Que faisaient les gardiens de la paix ?

Pour les services de renseignement, l’auteur de l’attentat Mohamed Lahouaiej-Bouhlel n’était qu’une personne ordinaire dont les liens avec DAECH sont passés inaperçus. L’homme avait déjà eu affaire à la police pour des faits de petite délinquance. Selon les dernières informations, Mohamed Bouhlel ne se serait radicalisé que deux semaines avant l’attentat. Pour devenir l’auteur du drame, le chauffeur-livreur de 31 ans n’a eu qu’à prendre place au volant d’un camion loué et à échapper aux restrictions d’accès à la promenade des Anglais.

La préfecture de Nice affirme que l’endroit était surveillé par les forces de police municipales et nationales (elles comptaient respectivement 50 et 64 hommes), ainsi que par cinq patrouilles militaires de vingt hommes chacune. Des chiffres qui font toujours débat.

À en juger par les images de vidéosurveillance, le criminel n’a pas eu beaucoup de mal à pénétrer dans la zone piétonne. Deux voitures de police étaient garées en travers de chaussée mais selon les observations des témoins, le trottoir était accessible. Au volant de son camion, Mohamed Lahouaiej-Bouhlel l’a emprunté, contournant ainsi la restriction d’accès des véhicules.
Selon Anthony Borré, directeur de cabinet du président de la région Provence-Alpes-Côte d’Azur (PACA),

«pour arrêter ce camion de 19 tonnes lancé à 90 km/heure, il aurait fallu un mur de béton». L’homme a par ailleurs ajouté : «il s'est passé 45 secondes entre le moment où le terroriste a pénétré dans la zone interdite et le moment où il a été abattu».

Mais les faits sont pourtant clairs : la police était sur place. Mais était-elle préparée à un scénario pareil ? Les témoins assurent que ce soir-là, il n’y avait pas de militaires armés et munis de gilets pare-balles. Les mesures de sécurité habituelles pour un événement semblable, qui consistent à fouiller les sacs et les effets personnels des visiteurs, n’ont pas non plus été mises en place.

Rejet de responsabilité

Le président de la région PACA Christian Estrosi est la première figure politique à émettre des critiques virulentes : «Tout n'a pas été fait pour garantir la sécurité de nos concitoyens. Les Français doivent savoir pourquoi». Le Premier ministre Manuel Valls s’est empressé de rétorquer qu’«aucun gouvernement n'a fait autant jusqu'à présent pour lutter contre le terrorisme» et a rappelé les trois nouvelles lois relatives à la lutte contre le terrorisme récemment prises, la réforme des services de renseignement et le renforcement des effectifs des structures de l’ordre décidés avec diligence par le gouvernement. Manuel Valls a également fait remarquer que le feu d’artifice à Nice avait été préparé de conserve avec les autorités municipales et que «s’il avait le moindre doute, Christian Estrosi aurait pu en demander l’annulation».

Le chef du gouvernement a par ailleurs rappelé que «la France va devoir vivre avec le terrorisme». Une humilité que soutient le ministre de l’Intérieur Bernard Cazeneuve : «Le risque zéro n'existe pas. Dire le contraire, c'est mentir aux Français».

«Il faut passer à la vitesse supérieure»

Pour Alain Juppé, «le fatalisme n’est pas une politique». Comme la plupart des Républicains, l’ancien Premier ministre appelle à un renforcement des mesures prises dans le cadre de l’état d’urgence : «il faut passer à la vitesse supérieure dans ce combat contre une menace permanente et d'une extrême gravité».

Nicolas Sarkozy, lui, tape encore plus fort sur le gouvernement : «tout ce qui aurait dû être fait depuis dix-huit mois n'a pas été fait». L’ancien président réclame la création de centres de déradicalisation, l’exclusion de ceux qui représentent un risque pour la sécurité de l’état, le port du bracelet électronique par les «personnes enclines à la radicalisation» et leur placement en isolement. De plus, Nicolas Sarkozy appelle à confier «la fermeture des mosquées salafistes et l'expulsion des imams qui y prêchent» aux préfets. En s’exprimant selon ces mots : «il faut nommer l’ennemi et le combattre», Nicolas Sarkozy a appelé à s’allier avec la Russie et à faire participer la France aux opérations terrestres en Syrie et en Irak.

La confiance des Français en le gouvernement continue à baisser

Au lendemain de l’attentat de Nice, l’IFOP a réalisé un sondage d’opinion. Si certains résultats étaient prévisibles, d’autres étonnent. 67 % des Français ne pensent pas que le président et le gouvernement soient capables de les protéger contre la menace terroriste. À titre d’exemple, ils étaient environ 49 % à le penser en janvier dernier.
En revanche, le niveau de confiance en la police, la gendarmerie et les services de renseignement reste élevé : bien qu’il accuse une baisse de 3 % par rapport à janvier dernier, il est de 84 %.

De plus en plus de Français (88 %) considèrent que les condamnations pour activités terroristes ne sont pas assez sévères (ils étaient 83 % à le penser en juin) et que les forces de l’ordre et les services de renseignement devraient disposer de plus de pouvoirs juridiques pour surveiller et appréhender les suspects (77 % des Français contre 73 % auparavant).

Cependant, la part de ceux qui sont pour le renforcement des contrôles et prêts à sacrifier leurs droits et libertés individuels a diminué (81 % aujourd’hui contre 84 % au lendemain des attentats de novembre).

De même qu’à la veille de la tragédie du 14 juillet, à peine la moitié des Français se dit favorable au renforcement du régime de l’état d’urgence.

5 комментариев

  1. Востриков:

    Понятная, читаемая и, что немаловажно, грамотно написанная статья, которые, к сожалению, встречаются всё реже и реже. Автор, с моей точки зрения, наиболее полно осветил детали недавней жуткой трагедии. Хочу вместе с ней выразить соболезнования родным и близким погибших и всему французскому народу. Мы с вами!

  2. Екатерина:

    Хочется надеяться, что французское правительство изыщет средства для борьбы с терроризмом и обеспечит безопасность своим гражданам.

    Так же выражаю искренние соболезнования семьям погибших и пострадавшим.

  3. UserRussieFrance:

    Терроризм, одна из глобальных проблем человечества, продолжает травить людей. И вопрос не в том, кто виноват, а в том, почему террористическая чума так заразна и чем ее лечить... Диалоги, ведущиеся на всех уровнях, неэффективны... Принимаемые меры гарантируют лишь временное успокоение... Ситуация зашла в тупик, выход из которого нужно искать только мыслив «глобально». Борьба с терроризмом-это мировая проблема. Никто не застрахован от этой болезни, ни одна страна мира. Нужно объединять усилия. Равнодушию здесь места нет. Ужесточить меры безопасности. Ужесточить контроль. Пожертвовать личными свободами и правами. Ведь потребность в безопасности-это потребность каждого человека. И действовать нужно сплоченно.

    Выражаю соболезнования всем семьям, кого настигла эта ужасная трагедия...

  4. Ален:

    Одна из главных причин терроризма — это пресса и нездоровое любопытство, публики, и глупый страх широкой публики, которая не соображает, что для француза риск пасть от руки террориста в 300 раз ниже, чем погибнуть просто переходя улицу, При такой степени пугливости лучше сидеть заперевшись у себя дома. Во Франции от разных несчатных случаев в день гибнет не менее 30 человек и никто не поднимает по этому поводу особого шума. Жертвы террора лишь ничтожная прибавка к этому числу. Но шум, поднимаемемый прессой превращает террористо в международные знаменитость. Поэтому для депрессивного человека это становится очень заманчивым способом свести счеты с жизнью, а если удастся выжить — попасть в число исторических героев. Если бы пресса не поднимала бы по этому поводу такой гвалт, они бы в большинстве своем просто тихо вешались у себя в квартире.

  5. Ален:

    Кто виноват? С этим наверное не все будут согласны, но в основном это масс-медия в совокупностью с нездоровым интересом публики к чужим несчастью, а сдругой стороны просто всем известная глупость и безграмотность народной массы. У француза шансы погибнуть от теракта в 300-500 раз меньше, чем просто переходя улицу, Тогда если быть логичным (впрочем когда народ вообще бывает логичным), то если реально боишься теракта, тогда запрись в своей квартире. В среднем во Франции в день гибнет от несчастных случаев более 30 человек в день, то есть 10 000 за год, Никого это особо не волнует, хотя число жертв терактов в последние годы совершенно ничножно с этими числами.

    ничтожно, по сревнению с числом жертвам терактов (только в 2015—2016 стало несколько хуже).

    Визг и гвалт, который поднимает массмедиа по поводу этих несчастных жерт — это как раз то, что нужно оргназаторам террора — это как раз то что им нужно для раздувания террора. Мало кто из фанатиков, а в большинстве случаев просто депрессивных персонажей пойдет на смерть, если о их подвигах никто (почти) не узнает. Правильной тактикой против террора было просто причислить их жертв к статистике неизбежных несчастных случаев и не обращать внимания. Но нет никакой надежды, что правительство, а нем более народа хватит на это ума, не говоря уж о прессе.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправить сообщение об ошибке
  1. (обязательно)
  2. (корректный e-mail)