Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
воскресенье, 15 июля 2018
воскресенье, 15 июля 2018

Узбекистан — дело тонкое

В минувшую пятницу в парижском суде началось слушание дела дочери президента Каримова против французских журналистов интернет-издания RUE 89. Процесс открытый, журналистов допустили. О том, почему будет трудно заставить замолчать Огюстена Скальбера (Augustin Scalbert), размышляет Elena SERVETTAZ.

dsc_0819

Слева направо: адвокат Rue89 Антуан Конт, Огюстен Скалбер, Пьер Аски © Elena Servettaz


Лолу Каримову как только не называли во французском глянце: то меценат, то светская львица, красавица и даже «принцесса». «Дочкой диктатора» (http://www.rue89.com/2010/05/20/sida-louzbekistan-reprime-a-domicile-mais-parade-a-cannes-151972) первым ее назвал Огюстен Скальбер  - 35-летний журналист мощного интернет-издания RUE 89, которое в журналистских кругах уже начинают сравнивать с figaro.fr или даже monde.fr.

Огюстен Скальбер написал (http://www.rue89.com/2009/11/10/quand-monica-bellucci-se-vend-a-la-dictature-ouzbeke-125516) также, что Каримова как-то заплатила «скромную сумму» — 190.000 евро актрисе (или все же модели?) Монике Белуччи за небольшое выступление, т.о. во время последующего благотворительного ужина в Версальском дворце Лола Каримова была «на высоте». Скальбер также пишет, что Лола и ее сестра «обеляют» имидж страны, в которой не все спокойно. Быть может, это трудности перевода или просто «за державу обидно», но Лола Каримова через своего адвоката, конечно (так уже совпало, что в Каннах дают Фестиваль с вечеринками Chopard, да и вообще, не к лицу «принцессам» по судам мотаться), заявляет, что журналисты RUE 89 обвинили ее в «отмывании денежных средств», т.е. именно цена за представление Моники Белуччи плюс слово «обелять» в одном абзаце, по ее соображениям, свидетельствуют об этом. И за слово «диктатор» Каримова тоже просит ответить французских журналистов.

Пьер Аски (Peirre Haski), соучредитель RUE 89, объясняя суть дела, говорит, что последние революции научили журналистов не выбирать выражения и удалять из текстов эвфемизмы: «Если раньше в прессе писали «авторитарный» режим, то сегодня пришло время называть вещи своими именами: не авторитарный, но «диктаторский».

Огюстен Скальбер выступает в суде в качестве свидетеля, так же как и Мутабар Таджибаева — правозащитник и журналист, оказавшаяся во Франции после кровавых событий в Андижане 2005 года. Т.е. именно они (Таджибаева и Скальбер) должны будут доказать, что диктатура в Узбекистане имеет место быть.

Между тем, слушание дела отложили до 1 июля: «жалоба Лолы Каримовой неточно интерпретирует текст заметки г-на Скальбера», «отсутствуют серьезные аргументы в жалобе» — комментируют журналисты издания.

Отметим, что это далеко не первый процесс против французских журналистов, инициированный руководителями иностранных государств, однако никогда ранее суд не удовлетворял их жалобы. Во Франции принято называть вещи своими именами, информация должна распространяться, а признание журналистов виновными означало бы наличие цензуры во французской прессе.

Похоже, что и сам президент Каримов будет не в восторге от этого процесса. Вместо того, чтобы спокойно существовать в информационном вакууме, Узбекистан, как и тогда, в 2005, сегодня снова в центре внимания. Ведь мировая пресса, а также узбекская оппозиция поддержали журналиста RUE 89.

7 комментариев

  1. Anna:

    Не-е-е. По-моему, статья на это раз не задалась. Сдается мне, что автор больше взбудоражена именно гламурным ореолом «принцессы», нежели поиском истины.

    Да и насчет того, что во Франции принято называть вещи своими именами, это она сильно натянула пенку на кисель. Причем дважды.

    Особенно заметно по делу всеобще любимого международного валютного директора, когда Штаты в едином порыве попрекают французскую прессу в давних и многочисленных замалчиваниях.

    А диктаторами здесь в печати уж точно трактуют далеко не всех достойных, а сугубо по спецзаказу. Видно, опять в Узбекистане растут цены на услуги Западу.

  2. Bear:

    Madame,

    в свете того, что уже несколько дам, в надежде погреть руки на жареном, подключились к американской провокации против DSK, уточните пожалуйста Ваш пассаж: «…всеобще любимого международного валютного директора...». Причисляете ли Вы себя к группе его любивших, или, наоборот, пытаетесь причислить к ней скопом всех остальных читателей rusoch’а?

    Заранее признателен за разъяснения

  3. Anna:

    Любезный Bear ! А разве вы не находите, что упомянутый вами образ очень мил и трогателен, особенно потому, что невинен и беззащитен? Как же вы можете не верить французской свободной прессе?

    Но, уважаемый, боюсь, что мы увлеклись, и это не совсем по теме рассматриваемой заметки.

    И не в стиле этой газетной площадки обсуждать физиологические детали аморальности, к которым сейчас свелась вся международная дискуссия.

    Для этого есть, например, форум «Лента.ру». Вот уж где можно всласть и без всякой гигиены побултыхаться в орально-анально-фекальных комплексах многочисленных борцов с «американской провокацией». Причем не нескольких дам, как вы выразились, а десятков возбужденных джентльменов. После первых же их строчек ясно, что дальше читать нельзя и нужно уже срочно поливать себя духами и дезинфекцией.

    К тому же как-то все сразу заненавидели американцев, очень забавно.

    А среди нас здесь по незнанию фактов и из брезгливости можно легко запутаться в сокращениях ДСК и ДНК. Действительно, как вы справедливо сказали, пахнет жареным. Так что давайте воздержимся.

    А газете респект за то, что она чистоплотно сторонится этой мерзости.

  4. Bear:

    Chère madame,

    Вы так детально и справедливо обрушились на дискуссию на форуме «Лента.ру» (которую Вы, по всей видимости, хорошо знаете, в отличие от меня) и предложили «чистоплотно сторонится этой мерзости», что я никак не могу понять, почему Вы сами при обсуждении совсем другой темы позволили себе на форуме rusoch использовать походя этот сюжет для доказательства несвободности французской прессы при восхищении перед единым порывом Штатов? Меня возмутила именно Ваша бестактность.

    При этом, похоже, Вы абсолютно не понимате в целом корректность французской прессы в отличие от американской, видя в этой корректности несвободу (впрочем, любые правила хорошего тона являются несвободой для каждого индивидуума, позволяющей увеличить свободу его окружения). В свое время это было прекрасно видно, когда если не одновременно, то близко во времени произошел скандал с Моникой Левински и Клинтоном в Америке, и стало известно о второй семье Миттерана во Франции. Американцы с удовольствием полоскали в грязи своего президента, а французы сдержанно восхитились своим («Так он не только великий президент, но еще и мужчина!»). Франция обладает особенностью учитывать собственный опыт: секс-скандал, разгоревшийся почти 700 лет назад, стоил ей Столетней войны. Больше по крупному не пробуют.

    Что касается меня, то я категорически против любых секс-скандалов, исключая случаи прямой и очевидной уголовщины. Все остальное слишком отдает провокациями, основанными на глюках современного общества (так, никуда не денешься от того, что DSK [не путайте с ДНК] стоял США поперек горла, ибо выдавливал их – по процентам, долям процентов – из МВФ, добиваясь увеличения долей других стран. Отсюда один шаг либо для организации провокации, либо для использования ситуации). А потому поддерживаю Вашу просьбу «о воздержании», высказанную во втором Вашем отзыве (от 26 мая), но категорически возражаю против попыток использовать эхо этого скандала в первом (от 24 мая).

  5. автор:

    Добрый вечер всем,

    во-первых, спасибо за комментарии )

    во-вторых, с вашего позволения, ниже отвечу:

    дорогая Анна,

    в принципе, я уже привыкла и даже не обращаю внимания на то, что здесь меня часто упрекают в «взбудораженности» гламуром. это,видимо, потому что мы не знаем друг друга. пока...))

    Я соглашусь с уважаемым Bear-ом(поправьте меня, пожалуйста, если я передергиваю): англо-саксонская модель прессы очень отличается от французской. В первой — личная жизнь политика (или других публичных людей) — достояние общественности. Во Франции, мне кажется, такие подробности не печатались до некоторых пор, по крайней мере. Все знали об этом, но не рассматривали данные истории в деталях, тем более в прессе. это нормально: не наше дело, есть ли у кого-то «связи на стороне» или нет, по крайней мере, меня не интересют такие заметки при всей моей «гламурности»... )))

    по теме рассматриваемой заметки: я все же не соглашусь с Вами, Анна, не думаю, что слово «диктатор» в случае Узбекистана является чьим-то заказом. Мне приходилось говорить с людьми, которые пострадали от режима, и сама я туда заезжала..., так что поиск истины меня ох, как волновал.(Вы можете в интернете, почитать и даже послушать мои другие материалы по Узбекистану, там все просто «из первых рук» )

    Но я принимаю Вашу позицию и то, что заметка Вам не понравилась. Это тоже хорошо )

    Всего доброго.

    с уважением,

    L.

  6. Bear:

    Автору

    Вы очень точно, хотя и совсем на другом уровне повторили то, о чем говорил я.

    Просто я описывал все, отталкиваясь от конкретных примеров; Вы, как человек профессионально владеющий журналистикой, дали обобщающие характеристики. Так что ни о каком передергивании и речи нет. Спасибо Вам

  7. NARGIS:

    Добрый вечер АВТОР!Я читаю эти аргументы сама от радости плачу неужели есть Страна где можно правду сказать и побеждать,эта сказка для граждан Узбекистана.Я работала 12 лет адвокатом в Узбекистане,чтобы защищать совсем НЕ вынных людей получила разное угрозы пришлось выехать данное время нахожусь в ПАРИЖЕ.Я больше всего уважаю людей мастер своего дела,Вы действительно ЧЕЛОВЕК профессионално владеющий и знающий своего дела.Большой спасибо Вам. С уважением адвокат.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправить сообщение об ошибке
  1. (обязательно)
  2. (корректный e-mail)