Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
четверг, 18 января 2018
четверг, 18 января 2018

Возвращение к нормальной жизни. Франция после седьмого января

Катрин Осеан9:46, 22 января 2015ПолитикаРаспечатать

Гражданин Франции, которому около полугода назад сделали вторую в истории медицины пересадку автономного искусственного сердца, на днях выписался из клиники и вернулся к привычному образу жизни, сообщила в минувший понедельник газета Liberation. Это возвращение к жизни отдельного человека по странному стечению обстоятельств совпало с возвращением к нормальному существованию после минувших событий – террористических актов, Республиканского марша, торжественных похорон погибших, забастовок «за» и «против» «Шарли Эбдо» — целой нации.

Lundi dernier, Libération a communiqué que le Français qui avait reçu il y a environ six mois la deuxième greffe d’un cœur artificiel autonome de l’histoire de la médecine, était récemment sorti de la clinique et avait retrouvé un mode de vie normal. Ce retour à la vie d'un seul homme dans un étrange concours de circonstances a coïncidé avec le retour à une existence normale à la suite des récents événements: les actes terroristes, la marche républicaine, les obsèques solennelles des morts, les grèves «pour» et «contre» «Charlie Hebdo» de la nation entière.

Photo: Vladimir Bazan

Добавить к этому антифранцузские настроения, которые захватили многие исламские государства по всему миру – и картина треволнений станет полной. Протестные демонстрации против публикации французами карикатур на пророка Мухаммеда прошли в целом ряде стран Африки и Ближнего Востока. События во Франции привели к насилию в Алжире, Пакистане, Нигере, Иордании. В других странах — Судане, Сенегале, Мали, Мавритании, Сомали – состоялись многочисленные мирные марши. В столице Нигера Ниамее и некоторых других городах региона произошли столкновения полиции с разъярённой толпой, которая, вооружившись коктейлями Молотова, грабила магазины и дома в христианских кварталах, поджигала французские флаги, совершала набеги на церкви и европейские институты (так, в ходе одной из демонстраций пострадал французский культурный центр в городе Зиндер). В столице Алжира тысячи демонстрантов вышли на улицы под лозунгами «Я не Шарли, я Мухаммед». В пакистанском Карачи 200 активистов партии «Джамаат-и-Ислами» попытались совершить набег на  французское консульство, полиция вынуждена была применить против агрессоров слезоточивый газ, водомёты и дать предупредительные выстрелы в воздух.

При этом изменили свою риторику и некоторые политические деятели. Так, если ещё неделю назад многие из них выражали сочувствие и солидарность по отношению к французскому народу, то сейчас стали высказываться более сдержанно, если не сказать настороженно и отстранённо – примерно так, как это сделал  президент Сенегала Маки Салл. «Свобода прессы, с нашей точки зрения, не должна вести к безудержной и бессмысленной провокации», — заявил он.

Чем хуже, тем лучше

Однако глава французского государства с подобными тезисами не согласен. «Свобода самовыражения не обсуждается. Мы должны и дальше жить, как хотим», —  таков основной посыл Франсуа Олланда, и с ним, по данным соцопросов, соглашаются всё большее количество французов. Если ещё месяц назад нынешний глава государства считался самым непопулярным президентом за всю историю Пятой республики, то после терактов отношение к нему во французском обществе заметно улучшилось. Согласно исследованию, проведённому Институтом опросов общественного мнения lfop, 40 процентов французов поддерживают Франсуа Олланда. Скачок на 21 пункт по шкале популярности является беспрецедентным, хотя исторические аналогии всё же найти можно — в похожей ситуации в 1991 году оказался Франсуа Миттеран, когда в связи с войной в Персидском заливе, в ходе которой Франция выступила в рамках международной коалиции ООН, его рейтинг поднялся на 19 процентов.

Премьер-министр Манюэль Вальс также пользуется в настоящее время поддержкой во французском обществе. Его популярность выросла на 17 пунктов, и теперь 61% французов готовы выразить главе правительства своё доверие.

Смогут ли удержать завоеванные позиции президент и премьер-министр? Этот вопрос пока остаётся открытым. Но известно, что французские власти готовят целый комплекс мер по выводу страны из эмоционального и экономического кризиса, а также пытаются найти пути урегулирования межкультурных конфликтов внутри страны.

Защита от терроризма

Пункт номер один в программе по выводу страны из той непростой ситуации, в которой она оказалась после 7 января. Об этом ровно через две недели 21 января заявил премьер-министр Франции Мануэль Вальс по итогам заседания Совета министров. Он рассказал об основных направлениях борьбы с терроризмом, предложил начать «межпартийную дискуссию» о необходимости лишения осужденных террористов гражданских прав, а также озвучил большое количество цифр.

В течение трех последующих лет для борьбы с терроризмом будет создано 2680 дополнительных постов в различных министерствах и службах, причём 1400 из них – в министерстве внутренних дел. 1100 новых сотрудников будут напрямую задействованы в службах внутренней безопасности. 950 постов планируется создать в сфере юстиции, работы с молодежью и в администрациях тюрем. 250 новых мест откроется в министерстве обороны, 80 – в министерстве финансов, примерно столько же – в таможенных службах. На покупку нового оборудования и вооружений будет дополнительно выделено 425 миллионов евро, однако учитывая расходы на содержание персонала, эта сумма может достигнуть 735 миллионов евро.

По поводу первостепенных задач, стоящих перед правительством, Мануэль Вальс сказал следующее:

«Мы будем преследовать три цели. Во-первых, это национальная и территориальная ремобилизация всех сил Республики по примеру реакции французов 11 января. Новый представитель правительства расскажет через несколько дней о направлениях и деталях межминистерского плана борьбы против расизма и антисемитизма. Вторая цель – информирование граждан о республиканских ценностях. Наконец, это поддержка инициатив культурных коллективов и представителей искусства, которые борются за толерантность, а также выступают против ненависти, расизма и антисемитизма».

Образование

Должное внимание необходимо уделить образованию. В ходе выступления в Национальном собрании премьер-министр подчеркнул, что светское государство, которым является Французская Республика, невозможно представить без школы. По мнению главы правительства, профилактические меры против терроризма крайне важно проводить на этапе воспитания и школьного образования. Поэтому вполне симптоматично, что на следующий же день после общенациональной минуты молчания министр образования Франции Нажат Валло-Белькасем встретилась с профсоюзами учителей и главами городских и региональных отделов образования, а все последующие дни проводила совещания и консультации.

Культурные ценности и французский «меседж» миру

Что касается культурных ценностей и ориентиров, то для французов, по мнению Мануэля Вальса, они бесспорны и неизменны и опираются на важнейшие идеи республики: «Я – Шарли. Эти слова объединили всех французов, многих французов, которые вышли на улицы. Это было спонтанным криком свободы, и не только французов, но и криком повсюду в мире. Но «Я – Шарли» не единственное послание, с которым обращается Франция к миру. Не надо сводить Францию, всех нас к одному только посланию. Франция выступает за свободу выражения повсюду, но она отстаивает и другие дорогие нам ценности: мир, уважение к убеждениям, уважение к проявлениям религиозного культа (это тоже принцип светскости), диалог религий. Поскольку я занимал пост мэра г. Эври 11 лет, я знаю, чего нужно требовать, чтобы обеспечить диалог религий – это уважение, знание друг друга для лучшего взаимопонимания и для того, чтобы избежать смешения разнородных понятий».

Таковы официальная позиция должностных лиц и политика правящей власти. Любопытно проанализировать, что думают об антикризисных мерах представители оппозиции.

Марин Ле Пен

Какой план действий в сложившейся ситуации предлагает лидер «Нацфронта»? Как известно, госпожа Ле Пен, не приглашённая в Париж для участия в Республиканском марше и явно раздосадованная этим обстоятельством, провела свой собственный марш в провинции, который, правда, не оказался настолько широкомасштабным (около тысячи активистов). Тем не менее, глава крайне правых по-прежнему рвётся в бой. «Рецепт счастья», который она предлагает, заключается в принятии жёстких и бескомпромиссных решений: выведении Франции из Шенгенской зоны, в пересмотре на законодательном уровне понятия «национальность», отказе от принципа приобретения гражданства по факту рождения на территории Франции, легитимизации смертной казни.

Николя Саркози

Экс-президент Франции, который совсем недавно был приглашён Франсуа Олландом к совместному обсуждению антитеррористической активности, также полон идей.

«Определенное число террористов-сторонников джихада решили вести войну против нашей цивилизации, образа жизни и мысли, – заявил политик в эфире телеканала «Франс-2». «Мы должны соотнести наш ответ с установленным диагнозом. Все крайне серьезно, и боюсь, что эта угроза сохранится надолго». По мнению Саркози, в складывающейся обстановке властям республики «нельзя терять время», необходимо осуществить проаннонсированные действия по ужесточению мер безопасности как можно скорее: «Нам некогда ждать обещанных бюджетных процедур, набора дополнительных сотрудников. У меня простое предложение – нужно прямо сейчас восстановить сверхурочные рабочие часы в полиции и службах разведки, тем самым усилив систему без потери времени».

Также глава Союза за народное единство призвал начать серьёзный диалог с мусульманской общиной. «Очевидным образом встал вопрос ислама и светского государства. Последние 15 лет разговоры велись вокруг того, что республика готова сделать для ислама. Сегодня, на мой взгляд, единственный вопрос заключается в том, что сам ислам готов сделать, чтобы интегрироваться в республику…Мы хотим видеть французский ислам, а не ислам во Франции”, – заключил Саркози.

Если подытожить сказанное, станет очевидно, что представители французского эстеблишмента призывают французов не впадать в депрессию, а заняться своими повседневными делами и обязанностями. Возвращаться всегда тяжело — после потерь, после шока, после событий, которые выбиваются из обычного течения жизни. Однако, как заявил Франсуа Олланд во время своего ежегодного визита в промышленный город Тюль на юго-западе страны, «жизнь продолжается»: «Сейчас идёт пора распродаж, время покупок. Ничто не должно измениться", — полагает глава государства.

Ajouter à cela les humeurs anti-françaises qui se sont emparées des Etats islamiques un peu partout dans le monde, et le tableau des grands troubles est complet. Des manifestations contre les caricatures du prophète Mahomet ont eu lieu dans toute une série de pays d’Afrique et du Proche-Orient. Les événements en France ont suscité des violences en Algérie, au Pakistan, au Niger et en Jordanie. Dans d’autres pays tels que le Soudan, le Sénégal, le Mali, la Mauritanie et la Somalie se sont déroulées de nombreuses marches pacifiques. A Niamey, capitale du Niger, et dans d’autres villes de la région, des affrontements sont survenus entre la police et une foule en furie qui, munie de cocktails Molotov, a saccagé des magasins dans des quartiers chrétiens, brûlé des drapeaux tricolores, ravagé les églises et les instituts européens (c’est ainsi que l’Institut culturel français de Zinder a été incendié). A Alger, des milliers de manifestants sont sortis dans les rues sous le slogan « Je ne suis pas Charlie, je suis Mohammed ». A Karachi au Pakistan 200 activistes du parti politique Jamaat-e-islami ont tenté de s’en prendre au Consulat français. La police a dû recourir à du gaz lacrymogène et à des canons à eau contre les agresseurs, et donner des tirs de sommation en l’air.
Consécutivement, certains acteurs politiques ont modifié leur discours. Ainsi, si une semaine auparavant beaucoup d’entre eux exprimaient leur compassion et leur solidarité au peuple français, à présent ils sont davantage sur la réserve, si ce n’est détachés, à l’exemple du président sénégalais Macky Sall qui a déclaré : « La liberté de la presse ne doit pas conduire à des provocations insensées et sans limites ».
Pire c’est, mieux c’est
Cependant, le chef de l’Etat français ne se rallie pas à de telles thèses : « La liberté d’expression ne se négocie pas. Nous devons continuer à vivre comme nous le voulons ». Tel est le message principal de François Hollande auquel, selon les sondages, adhère un nombre accru de Français. S’il y a encore un mois l’actuel chef de l’Etat était considéré comme le plus impopulaire des présidents de la Cinquième République, l’attitude des Français à son égard s’est considérablement améliorée à la suite des actes terroristes. D’après une étude réalisée par l’Institut français d’opinion publique (IFOP), 40% des Français soutiennent François Hollande. Le bond de 21 points réalisé sur l’échelle de popularité est sans précédents, bien que l’on puisse tout de même trouver des analogies historiques. En 1991, François Mitterrand avait connu une situation similaire lorsque, pendant la guerre du Golfe Persique dans laquelle la France s’était engagée avec l’ONU, sa cote de popularité avait remonté de 19% dans les sondages.
Le Premier ministre Manuel Valls jouit également aujourd’hui du soutien de la société française. Sa popularité a grimpé de 17 points et à présent, 61% des Français se disent prêts à lui accorder leur confiance.
Le Président et le Premier ministre sauront-ils conserver leur position ? La question demeure ouverte. On sait toutefois que les autorités françaises préparent tout un système de mesures pour sortir le pays de sa crise émotionnelle et économique, et essaient de trouver des moyens de régler les conflits interculturels au sein du pays.
Se garder du terrorisme
Il s’agit du premier point du programme pour sortir le pays de la situation difficile dans laquelle il s’est retrouvé plongé après le 7 janvier. Tout juste deux semaines plus tard, le 21 janvier, le Premier ministre Manuel Valls s’est exprimé à ce sujet en prenant appui sur le bilan de la réunion du Conseil des Ministres. Il a exposé les directions principales qui seront à prendre dans la lutte contre le terrorisme, a proposé d’entamer une « discussion entre partis » sur la nécessité de déchoir de leurs droits civiques les terroristes condamnés, et a énoncé une grande quantité de chiffres.
Pour lutter contre le terrorisme, 2680 postes supplémentaires seront créés dans les différents ministères et services dans les trois années à venir ; en outre, 1400 d’entre eux concerneront le ministère de l’Intérieur. 1110 nouveaux emplois seront directement alloués aux services de la sécurité intérieure. 950 postes sont prévus pour le ministère de la Justice, le travail avec les jeunes et les administrations pénitentiaires. 250 postes seront ouverts au ministère de la Défense, 80 au ministère des Finances et environ autant dans les services douaniers. 425 millions d’euros supplémentaires seront consacrés à l’achat de nouveaux équipements et armements, mais si l’on prend en compte les dépenses pour l’entretien du personnel, cette somme pourrait atteindre 735 millions d’euros.
En ce qui concerne les tâches de première importance qu’il a énoncées au gouvernement, Manuel Valls a déclaré :
« Nous allons poursuivre trois objectifs. Premièrement, la remobilisation territoriale et nationale de toutes les forces de la République à l’exemple de la réaction des Français le 11 janvier dernier. Le nouveau chef du gouvernement exposera dans quelques jours les grandes lignes et les détails du plan interministériel de la lutte contre le racisme et l’antisémitisme. Deuxième objectif : informer les citoyens des valeurs républicaines. Enfin, le troisième et dernier objectif consiste à soutenir les initiatives des collectivités culturelles et des représentants des milieux artistiques qui se battent pour la tolérance et s’engagent également contre la haine, le racisme et l’antisémitisme ».
L’éducation
Il est indispensable d’accorder une attention voulue à l’éducation. Lors de son intervention à l’Assemblée nationale, le Premier ministre a affirmé que l’Etat laïque que constitue la République française ne saurait se concevoir sans système scolaire. Manuel Valls estime qu’il est d’une importance capitale que les mesures préventives prises contre le terrorisme soient appliquées à l’éducation et à l’enseignement scolaire. C’est pour cela qu’il est tout à fait symptomatique que le lendemain même de la minute nationale de silence, la ministre de l’Education Najat Vallaud-Belkacem ait rencontré les syndicats des enseignants et les responsables des directions régionales et municipales de l’Education nationale, et ait les jours suivants mené des réunions et des consultations.
Les valeurs culturelles et le « message » de paix français
D’après Manuel Valls, les valeurs et les repères culturels sont, aux yeux des Français, incontestables et inaliénables, et reposent sur les idées fondamentales de la République. « Je suis Charlie. Ces mots ont réuni tous les Français ; beaucoup d’entre eux sont sortis dans les rues. C’était un cri spontané de liberté, et pas seulement de la France, mais aussi de partout dans le monde. Toutefois, « Je suis Charlie » n’est pas le seul message de la France au monde. Il ne faut pas réduire la France, ce que nous sommes, à un seul message. La France porte la liberté d’expression partout, mais elle défend aussi d’autres valeurs qui nous sont chères : la paix, le respect des convictions, le dialogue entre les religions (c’est aussi cela, la laïcité). Dans la mesure où j’ai été maire d’Evry pendant onze ans, je sais ce qu’il faut exiger pour que le dialogue entre les religions s’amorce : le respect, la connaissance de l’autre pour une meilleure compréhension mutuelle et pour éviter les amalgames d’idées hétérogènes ».
Voici donc en quoi consistent la position officielle des personnalités en fonction et la politique du pouvoir en place. Il serait curieux d’analyser ce que pensent les représentants de l’opposition des mesures anti-crise.
Marine Le Pen        
Quel plan d’action la présidente du « Front national » propose-t-elle face à la situation actuelle ?
Comme chacun sait, madame Le Pen, qui n’a pas été invitée à participer à la Marche républicaine à Paris et visiblement vexée, a mené sa propre marche en province, qui, il est vrai, ne s’est pas révélée si importante (environ un millier de manifestants). Néanmoins, la chef de l’extrême-droite aspire comme toujours au combat. « La recette du bonheur » qu’elle propose s’inscrit dans l’adoption de solutions brutales et qui excluent tout compromis : la sortie de l’espace Schengen, la révision au niveau législatif de la notion de « nationalité », le refus du principe d’obtention de la citoyenneté par la naissance sur le sol français et la légalisation de la peine de mort.
Nicolas Sarkozy
L’ancien président français, qui a récemment été invité par François Hollande à la délibération collective sur l’activité anti-terroriste, est tout aussi plein d’idées.
« Un certain nombre de terroristes djihadistes a décidé de mener une guerre contre notre civilisation, notre mode de vie, notre façon de penser, a déclaré Nicolas Sarkozy sur France 2. Il nous faut calibrer les réponses sur le diagnostic que nous faisons. Tout est extrêmement sérieux, et je crains que cette menace continue pendant longtemps». Selon Nicolas Sarkozy, les autorités républicaines ne « doivent pas perdre de temps » devant la conjoncture actuelle ; il faut mettre en œuvre des actions de durcissement des mesures de sécurité le plus vite possible : « Nous n’avons pas le temps d’attendre les procédures budgétaires promises, de recruter des fonctionnaires supplémentaires. Je fais une proposition simple (…) vous pouvez renforcer notre dispositif sans perdre de temps, en décidant immédiatement de rétablir les heures supplémentaires dans la police et dans les services de renseignement ».
Le président de l’UMP a appelé à entamer un dialogue sérieux avec la communauté musulmane. « De toute évidence, la question de l’islam et de l’Etat laïque s’est posée. Au cours des 15 dernières années, les discussions ont tourné autour de ce que la République était prête à faire pour l’islam. A mon sens, la seule question qui se pose aujourd’hui, c’est : qu’est prêt à faire l’islam pour s’intégrer dans la République ? Nous voulons un islam de France, et pas un islam en France », a-t-il conclu.
Si l’on fait le bilan de ce qui a été dit, il devient évident que les représentants de l’establishment français demandent à leurs citoyens de ne pas se laisser aller, de s’occuper de leurs affaires et de leurs obligations de tous les jours. Le réveil est toujours difficile après la perte, après le choc, après les événements qui sortent du cours habituel de la vie. Pourtant, comme l’a déclaré François Hollande lors de sa visite annuelle dans la ville industrielle de Tulle au sud-ouest de la France, « la vie continue » : « Maintenant c’est le temps des soldes, le temps des achats. Rien ne doit changer », estime le chef de l’Etat.

 

30 комментариев

  1. Борис:

    Прямо очень хочется, чтобы когда-нибудь все спокойно жили вместе

  2. Michel:

    Верно то, что нельзя реагировать насилием, но если мой большой друг доктор Газбарри выразится нецензурно о моей маме, он за это получит! Это нормально. Нельзя провоцировать, нельзя оскорблять веру других людей, нельзя высмеивать веру. (Папа Франциск)

  3. Круг:

    Время прописных истин

  4. Bear:

    Мичел, Вы, действительно, не понимаете разницы между высмеиванием и нецензурной бранью, или только прикидываетесь, скажем так, чайником? Вы только что смешали (думаю, что сознательно) два различных понятия: смех и оскорбление. Оскорбление потому и оскорбление, что наносится всерьез. Смех же – это игровая форма поведения, и уже в силу этого может получать ответ только в игровой форме. Любая тоталитарная (в т.ч. и религиозная) идеология боится игровой формы действия и пытается ее запретить, для чего сознательно меняет ее статус: переводит в ранг реального действия. Что Вы и сделали в Вашем комментарии, в надежде, что этой подмены никто не заметит.

  5. Michel:

    Уважаемый Бэр, разуйте глазки, это цитата Папы римского.

  6. Bear:

    Однако Вы ее повторили без комментариев – т.е. Вы с ней согласны. А Папа римский как раз представитель одной из форм религиозной идеологии (вряд ли Вы с этим, Мичел, будете спорить), и для него недопустим смех (т.е. игровое поведение) в отношении религии. Из чувства самосохранения он будет защищать любую из канонических конфессий от смеха. Его фраза, подменяющая понятие смеха понятием оскорбления, получила широкое распространение в России если не сегодня, то вчера/позавчера, ибо за полчаса до того, как я увидел Ваш пост (и сразу ответил), я ее слышал от своего знакомого в телефонном разговоре с Ростовом.

  7. Валентина:

    На мой взгляд смех вполне может быть оскорблением. Высмеивание, касающееся религии — опасная и не безобидная вещь. Существуют табуированные для иронии и смеха темы и если люди этого не поймут, то конфликтов не избежать. Не смешно...Уже не смешно...

  8. Алексей:

    Нельзя «играть» с идеями, тем более, идеями массовыми — теми, что управляют массами людей. Так же, как, упростив пример, не стоит играть с жезлом регулировщика на оживленном перекрестке.

  9. Bear:

    Перефразируя известное выражение XVIII века, можно сказать, что если бы комментария Валентины не было, его бы следовало выдумать. Это голос в чистом виде выражает мнение религиозного мира. И этот мир хочет ограничить светскому миру возможности смеха. Запрещает ли что-либо светский мир религиозному? Только то, что выходит за границы уголовного кодекса: убийства (даже неверных: «Убивать нельзя» – «А если ради веры?» — «Ну, это святое дело»), калеченье людей (в т.ч. и освященное традицией, как женское обрезание), пытки. Ну, так уголовный кодекс одинаков для всех. И более ничего, даже если светским людям некоторые религиозные обряды и некоторые религиозные догмы кажутся верхом маразма и оскорблением здравого смысла, а, значит, и их самих, светских людей. Но ведь никто же об этом не говорит и не изображает из себя оскорбленных. А запрещает ли что-либо религиозный мир светскому? Да, пытается. Читайте о «табуированных для иронии и смеха темах». Причем пытается табуировать эти темы всеми методами, вплоть до крайних уголовных: расстрел за смех! Вдумайтесь. Т.е., хочет заставить светский мир жить по своим законам. Миллион мусульманских демонстрантов в Чечне хочет запретить французским художникам рисовать карикатуры. Это ли не бред? Что на выходе? СТРАХ. И страх поможет ужиться? Страх приведет к активным антиклерикальным движениям, костяком которых окажутся нынешние неофашистские. В Германии в Лейпциге и Дрездене уже прошли столкновения между антифашистами и антиисламистами. То же будет во Франции. Обращая внимание на сообщения о многочисленных поджогах и актах вандализма против мечетей, прокатившихся по Франции после 7 января. И это только начало. В чем выход? Только в признании каждого мира – всех религиозных и светского – существовать по своим законам в той мере, в которой они не противоречат законам государства, и не диктовать другому своих. И этому сосуществованию должны обучать религиозные законоучители. А то, что многие из них понимают сию истину, говорит открытое письмо днепропетровской еврейской общины: http:!//www.jewish.ru/news/cis/2015/01/news994327537.php. Готов подписаться под каждым их словом. Приведу несколько фраз, чтобы было понятно: «мы с огромным уважением относимся к религии, и нас уж никак нельзя отнести к поклонникам стиля или форм выражения Charlie Hebdo. Но Шутить и смеяться можно (и нужно) над всем. Единственной формой воздействия на неподобающие шутки может быть презрительная констатация «неостроумно!» Журналисты Charlie Hebdo стали мучениками и героями, павшими за нашу свободу – думать, иронизировать, смеяться и жить с улыбкой Да примет Вс-вышний души всех веселых и ироничных журналистов Charlie Hebdo, даже если они не верили в Него».

  10. Nikto:

    Bear, а карикатуры на газовые камеры тоже можно было бы oхарактеризовать как «неостроумные» или как ?..

  11. Bear:

    Да, конечно. Хотя на тему газовых камер я никогда ни одной карикатуры не видел (а у меня порядочная коллекция антисемитских нацистских карикатур; среди них есть и остроумные, хотя очень много просто тупых). И не уверен, что они есть, ибо этот факт в Германии тщательно скрывался. А вот анекдоты на тему газовых камер и Холокоста существуют. Они есть у меня в коллекции. Причем они, в основном, еврейские – способность смеяться надо всем, даже над собственными страданиями, помогла этому народу выжить.

  12. Nikto:

    Мне известно, что те, которые выжили не только не смеялись, а даже говорить разучились. Карикатур нет и быть не может, глупо продолжать дискуссию на тему, которая априори табу и Вы это прекрасно понимаете.

  13. Алексей:

    Bear, вы демагог и фарисей. Это не оскорбление — констатация факта. Мусульманский мир НИКОМУ и НИЧЕГО не запрещает вне своих границ. И не стОит в них вторгаться с миссионерским зудом просветителя.

  14. Bear:

    Алексею. По всей видимости, милейший, Вы считаете Францию страной, входящей в границы мусульманского мира, ибо именно в этой стране мусульмане попытались путем массового убийства запретить карикатуры? «Привет от Жирика», это называется: последний еще лет 20 назад поздравил Париж как столицу мусульманского мира. Фарисеем я никак не являюсь, ибо не отношусь к почитателям Талмуда (наследником фарисеев является раббанитский иудаизм, как саддукеев – караимы), и демагогией никогда не занимался: я не политик, а исследователь.

    Nikto. А Вы никогда не слышали, уважаемый, о шоке эсесовцев, которые открывали товарные вагоны с евреями, прибывшими на уничтожение, и видели танцующих и веселящихся хасидов – ибо Г-дь так велел, в этот день радоваться? Ведь Вы мне задали вопрос, думая меня утопить, и вдруг оказалось, что сами провалились в дачное очко. Я обдумывал Ваш вопрос, и сейчас могу предложить серию из двух карикатур на предмет газовых камер. Правда, карикатур еврейских, как и я сам, а не антисемитских. Вы уж извините за табу, уважаемый... Je suis Charly. И это для меня не пустой звук.

  15. Nikto:

    Bear, в одной из книг о Холокосте говорится о клоуне еврее, которому даровали жизнь за то, что он будет смешить колонны людей, идущих в газовые камеры. В одной из таких колонн были его жена и дочь. Он смеялся, смешил и ... сошёл с ума. Можно было бы сделать зарисовку, а из неё и карикатуру...можно ???

  16. Nikto:

    Bear, ну что за сказки Вы рассказываете наивному читателю Русского очевидца ??? Какие могли быть танцы в тех вагонах : где там было растанцеваться ??? А если кто и танцевал, то потому что сошёл с ума. Кроме того, НИКТО в тех вагонах не знал КУДА и НА ЧТО их везут.

    Зачем мне Вас «топить» или «проваливаться в дачное очко» когда намного проще и гуманнее с презрением сказать Вам : это неостроумно !

  17. Алексей:

    Милейший Bear, мне глубочайше плевать на ваше иудейство-еврейство-семитство , равно как и ваше отношение к оному. И фарисейство ваше — в ханжеском лицемерии, безотносительно древних сект. Демагог же вы — как раз в том, что перевели тему в буквальность и, говоря по-русски, \"...(снято модератором) до запятой\", опять-таки политика тут ни при чем. Козыряя же принадлежностью к \"богоизбранным\" — не забывайте, что иудейской братии во Франции живет столько же, сколько и буддистов — тысяч по 600-650, в то время как мусульман — вдесятеро больше. И это не они рисуют карикатуры на Христа. К слову, христианство изначальное также не поощряло изображения Бога, в отличие от язычества — до Возрождения больше тысячи лет прошло. И как я уже писал — дикари-мусульмане до оскорбления христианского Бога так и не додумались.

  18. Bear:

    Вы просто не знаете истории Холокоста, Nikto. В 1942-43 при уничтожениях гетто люди прекрано знали куда их везут. Сейчас довольно много воспоминаний издается. Ну, например, из последних (в 2013 г. вышла) Маши Рольникайте: «Я должна рассказать ... : хроника Вильнюсского гетто». Они хорошо знали, куда едут, когда поезда отправлялись в Понары. А из Варшавы – в Треблинку. Если не из научной, то хотя бы из художественной литературы Вы это должны были бы знать: «Уходят из Варшавы поезда,/ И скоро наш черед, как ни крути...». Мне немного пришлось заниматься этим вопросом, правда, не как исследователю, а как публикатору: долго не смог бы, нервы не выдерживают. А танцы хасидов даже в поэзию вошли. Помните: «Ну а можно и как в Майданеке — / Взявшись за руки и по пеплу...". Так что никто Вам сказок не рассказывает. Просто почитайте – от мемуаров выживших до истории и теории смеха. И Вы поймете, что было все. И что шанс выжить был больше у тех, кто был в состоянии шутить даже над собственной смертью. Наличию этой способности и Вам желаю, презрительный Вы, мой.

  19. Nikto:

    Bear, не презрительный, а презирающий. Нюанс. Также как Charlie и Charlot . Всё поддаётся нюансированию, главное, не перейти тончайшей границы, свободомыслящий Вы, мой.

  20. Алексей:

    Над СОБСТВЕННОЙ смертью. Не над чужой. Требуя от кого-то «Смейся! Смейся!» — добьешься смерти себе , если он силен, ненависти, если он равен, или сумасшествия, если он слабее. Танцы на пепле своих детей — да, я помню эту метафору — это истерика, а вовсе не смех во спасение и помощь. Из истерики можно выйти, а можно и — нет. ВЫ, «публицист» — считаете ЭТО нормой, которую можно советовать людям? Если это и норма — то для Апокалипсиса, не меньше. В лагерях ОН и был, вы хотите его сейчас в мир? Или ваша задача — приблизить? И с этой целью именно ВЫ расшатываете доски нашего общего «ковчега»?

  21. Nikto:

    Алексей, мне думается, что Bear просто развлекается на страницах етого издания, провоцируя острые эмоциональные реакции, льстящие его эго. Не стоит воспринимать его писания дословно, а , скорее, как карикатуру. По крайней мере, именно, к этому он и призывает.

  22. Bear:

    Nikto. Я очень точно пишу (хотя могут быть опечатки), и если я дал одно прилагательное, то Вы можете подпрыгивать хоть до потолка – оно именно такое, а не то, которое Вам бы хотелось (ньюансы Вы чувствуете, но... не перебраться). Уже хорошо, что Вы научились реагировать на уровне «остроумно – неостроумно». Что касается «Charlie» (но никак не Вашей фантазии с Charlot), то здесь – проблема с программой Русоча: когда приходится писать отдельно и наклеивать текст в окошко, то после этого программа почему-то не учитывает внесенные исправления при регистации текста. Я исправил опечатку, но она не была учтена.

  23. Nikto:

    Bear, это, видимо, Вы научили меня реагировать на уровне «остроумно-неостроумно» ? А Вам бы тоже не мешало подтянуться в этой области, не принимая собственные вирши за абсолютные аксиомы и постулаты. Autodérision — хорошая штука !

  24. Bear:

    Алексею. Вы пишете: «...мне глубочайше плевать...». Если это так, то что ж Вы из шкурки-то выпрыгиваете настолько, что Вам цензурных слов не хватает, и модератор вынужден делать обрезание тексту? А дальше-то просто винегрет из бреда с обрывками надерганных фактов. Начиная с того, что фарисеи у Вас — «древняя секта». Это просто философско-этическое направление в иудаизме, занявшее господствующее положение после разрушения Храма. Очень гуманистической направленности. Именно они впервые сформулировали положение «Не делай другому того, что не хочешь, чтобы делали тебе» (ныне известно как категорический императив Канта). Во Франции, действительно, живет около 600 тыс. евреев, но это — «практикующие евреи», т.е. иудеи. А таких как я – светских людей, признающих свою связь с еврейством, но не вычленяемых французской статистикой – еще несколько миллионов.

    Ну, а далее Вы совсем лапочка, проговорились: «...тысяч по 600-650, в то время как мусульман – вдесятеро больше». Сравниваем с Вашим предыдущим письмом: «Мусульманский мир НИКОМУ и НИЧЕГО не запрещает вне своих границ». Сравниваем с действиями во Франции этого мира: путем террора запретить публикацию карикатур. Вывод: Вы искренне считаете, что это запрещение находится внутри границ мусульманского мира, ибо число иммигрантов вполне для этого достаточно. Привет от Жирика!, — как я уже писал. Вот только французы с Вами вряд ли согласятся. Ну, а во втором письме просто истерика: «...В лагерях ОН и был, ВЫ ХОТИТЕ ЕГО СЕЙЧАС В МИР?..» и т.д. Это Ваша реакция на нашу дискуссию с Nikto по поводу Холокоста и газовых камер? К врачу, дорогой, к врачу. И да успокоит он Вас, как в известном советском анекдоте про седуксен.

  25. Bear:

    Nikto. Вы умнее, чем кажетесь на первый взгляд. Да и обучаетесь быстро. Mon chapeau. Следующий шаг: научитесь смеяться сами. Даже, когда у Вас серьезное лицо :)

  26. Алексей:

    \"Презрительным\" может быть взгляд, тон, выражение лица, плевок в оное лицо, короче, всякие действия с эмоциональной окраской. К человеку ЭТОТ эпитет НЕ применяется. Не знающий подобного (или не считающий следить за смыслом своих посланий;)) — не имеет права говорить про себя \"точно пишу\". А если захотелось постебаться в духе Антон Палыча — у вас не получилось. Даже \"неостроумно\". Просто неграмотно. Но вы продолжайте упражняться, господин \"публикатор\". Или, вернее — ИСпражняться.

  27. Bear:

    Ну вот, видите, как вы оба подпрыгиваете. Значит, точно написал :)

    Засим прекращаю: финита ля комедия.

  28. Nikto:

    Ладно, Bear, sans rancune , а всё же рекомендую прочесть «Adam Ben Kelev» Yoram Kaniuk , а потом вернёмся к карикатурам, если пожелаете.

  29. Суржик:

    Вспомнился поучительный анекдот эпохи погромов

    Еврея во время погрома распяли на дверях его лавчонки. Но вот наконец погромщики ушли.

    К нему подбегают:

    "Хаим, ван наверное очень больно?!

    «Нет, что вы. Только когда я смеюсь!»

  30. vestoglasov:

    Смех или улыбка в условиях отчаянного положения, ободряло обречённых и примиряло злобствующих. Верно. Остороумное и доброе слово возвышает ум и вострит сердце. Верно. Достоинство личности — ценимое о оберегаемо обладателем его. Оберегаемое каждым становится всеобщим. Верно. Пренебрегающие сеют вредное, которое прорастает и плодоносит сорное — злобу. Верно. Кто из полемизирующих сеятель доброго?.......Верно! Оттого и наказуем, потому,что подвергаешь опасности не себя, а неповинных, по своему удовольствию от блудомыслия и скалозубия, но не имеющему то, что имеют дети — стыд!

    *** Всем нам в скором времени предстоит коррекция взаимоотношений в межличностных, социальных, межконфессиональных. Доброму железу быть испытанным молотом и огнем, прежде чем стать добрым резцом всякому дереву, камню, металлу в руке Мастера. Всех благ и здоровья работникам этой газеты, французским друзьям и благоразумным полемистам и, даже, отъявленному эгоисту защищающему злое.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправить сообщение об ошибке
  1. (обязательно)
  2. (корректный e-mail)