Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
четверг, 27 июля 2017
четверг, 27 июля 2017

Жак Сапир призывает к объединению против евро

Екатерина ГАДАЛЬ 0:36, 7 сентября 2015ПолитикаРаспечатать

Жак Сапир, известная фигура среди экономистов альтернативных взглядов, призвал к объединению всех партий и течений, вплоть до Национального Фронта (FN) в борьбе против евро.

Jacques Sapir, personnalité reconnue parmi les économistes proposant des points de vue alternatifs, a appelé tous les partis et courants – y compris le Front National – à s’unir dans la lutte contre l’euro.

Photo: Vladimir Bazan

Суть предложения

Разорвавшейся бомбой стал его призыв к созданию нового объединения «Фронта национального освобождения» («Front de libération nationale»), предполагающего участие самых разнообразных партий и течений. Он считает, что

формула «Фронта национального освобождения» должна применяться, когда существует опасение, что страна находится в процессе порабощения иностранной державой.

Экономист никогда не скрывал своего расположения к «Левому фронту» (Front de gauche), но он считает, что новый союз должен отказаться от раскола на «правых» и «левых», и не игнорировать сближение с Национальным Фронтом (FN).Учёный обращается ко всем патриотам и сторонникам суверенитета страны — надо забыть разногласия, как это было в период создания «Движения Сопротивления».

Жак Сапир, прекрасно осознает возможную реакцию на его призыв объединения с Национальным Фронтом (FN), и потому поясняет, что нельзя игнорировать его нынешнюю популярность. Кроме того, следует разделять поведение некоторых сторонников партии и речи, произносимые с трибун лидерами партии, где уже несколько лет отсутствуют проявления расизма и ксенофобии. С другой стороны, что нельзя отрицать, что в FN считают необходимым делать различия между французами и другими. Но, при этом, например, в США, американец, не родившийся в стране, не имеет права стать президентом и никого такая ситуация не беспокоит.

«Я предполагаю, что в недрах FN может родиться новая партия. Кроме того, невозможно отрицать, что Национальный фронт претерпел изменения за последние годы, и эти преобразования внутри партии не завершены. То, насколько закрепится эта «мутация», станет ли партия меняться в дальнейшем и в каком направлении, всё это и определит формы союза с ней. Ведь даже после создания альянса каждый член сохранит свою прежнюю автономию».

Являясь человеком «левых взглядов», Жак Сапир считает, что надо учитывать позитивный опыт Китая, где формула «Фронт» широко используется, не исключая наличия внутренних разногласий. Объясняя, что Коммунистическая партия Китая вошла в союз с теми, кто был их заклятыми врагами всего 10 лет назад, потому что они хорошо подумали и расставили жизненные приоритеты.
Он добавляет, что невозможно создать «Фронт национального освобождения» только из друзей, напротив, вспомним историю, тому, кто любой ценой старался не испачкать руки, потом их часто отрубали.

Применительно к нынешней ситуации во Франции, продолжает Жак Сапир, логика будущего «Фронта национального освобождения» подразумевает, что вопрос о суверенитете нашей Нации является доминирующим по отношению ко всем другим существующим проблемам. Надо ограничиться только этой проблемой и способами её решения, — продолжает экономист, — остальные вопросы на повестке дня пока не поднимаются».

Почему необходимо выступать против евро?

Жак Сапир объяснил свою негативную позицию относительно единой валюты евро. С его точки зрения, наличие евро – это проблема не экономическая, а глубоко политическая. На сегодняшний день общая валюта в руках Евросоюза – это возможность недемократического управления странами еврозоны. Евро является гарантией господства финансовых институтов над Францией. Например, если страна, не вошедшая в евро, может позволить себе вести независимую политику, то судьба Греции наглядно показывает, чем заканчивается для члена Евросоюза ведение альтернативной политики.

Наличие евро не только блокирует самостоятельную экономическую и социальную политику в странах зоны евро, продолжает экономист, но и оправдывает потерю суверенитета этими странами. Такое положение, наложенное институтами управления Евросоюза на страны еврозоны, проявилось не в период последнего кризиса, а вот осознание произошедшего, реальности данного момента, некое всеобщее «отрезвление» в некоторых странах вызвано именно всеобщим кризисом.

«В такой ситуации создание «Фронта национального освобождения» или «Фронта анти-евро», как его называют другие, к которому мы призываем – продолжил Жак Сапир – является наиважнейшим вопросом дня. В подобных условиях – это способ поиска решения, как трансформировать ситуацию, и обеспечить развитие страны в позитивном ключе», — заключил экономист.

Le fond de la proposition

Son appel à la création de la nouvelle union « Front de libération nationale » a fait l’effet d’une bombe, en supposant la participation de courants et de partis les plus divers. Il estime que

la formule « Front de libération nationale » doit être appliquée lorsque le danger de l’asservissement du pays par une puissance étrangère existe.

L’économiste n’a jamais caché sa position par rapport au Front de gauche, mais il considère que la nouvelle union doit exclure le clivage droite-gauche et ne peut pas ignorer un rapprochement avec le FN. Le savant s’adresse à tous les patriotes et partisans de la souveraineté du pays : il faut oublier les désaccords comme lors de la période de la création du « Mouvement de la Résistance ».
Jacques Sapir a pleinement conscience de la réaction que peut provoquer son appel à s’allier avec le FN, et explique ainsi que sa popularité actuelle ne peut pas être ignorée. Par ailleurs, il est important de dissocier les comportements de certains militants du parti et les discours prononcés par les leaders de celui-ci, où, depuis déjà quelques années, les allusions au racisme et à la xénophobie sont absentes. D’un autre côté, il est indéniable qu’au FN, on différencie les français et les autres. Mais, par exemple aux USA, un américain qui n’est pas né dans le pays ne dispose pas le droit de se présenter aux élections présidentielles ; et cette situation ne dérange personne.

« J’évoque même un possible parti «issu du FN». Le Front National peut continuer à évoluer ou pas, c’est cela qui déterminera une éventuelle alliance. Quand bien même celle-ci existerait, chaque membre conserverait évidemment son autonomie et sa personnalité. »

Etant un « homme de gauche », Jacques Sapir considère qu’il faut prendre en compte l’expérience positive de la Chine, où la formule du « Front » est largement utilisée, sans exclure de possibles divergences internes. Il explique que le Parti Communiste de Chine est entré en alliance avec ceux qui étaient leurs ennemis jurés à peine 10 ans auparavant pour la simple raison qu’ils ont bien réfléchi et défini des priorités vitales. Il ajoute qu’il est impossible de former un « Front de libération nationale » uniquement avec des amis. Au contraire, souvenons-nous de l’histoire : ceux qui voulaient à tout prix ne pas se salir les mains se les faisaient souvent couper.

« Appliquée à la situation actuelle de la France, la logique du futur « Front de libération nationale » suppose que la question de la souveraineté de notre Nation constitue le problème prioritaire. Il faut se limiter à ce problème et aux moyens de le résoudre, continue l’économiste. Les autres questions n’apparaissent pas à l’ordre du jour ».

Pourquoi est-il indispensable d’agir contre l’euro ?
Jacques Sapir a expliqué sa position négative par rapport à la monnaie unique. De son point de vue, l’existence de l’euro n’est pas un problème économique, mais profondément politique. Aujourd’hui, la monnaie commune aux mains de l’Union Européenne représente une possibilité de diriger les Etats membres de façon non-démocratique. L’euro garantit la mainmise des institutions financières sur la France. Par exemple, si un pays hors zone Euro peut se permettre une politique indépendante, le destin de la Grèce rappelle immanquablement comment se termine l’aventure pour un membre de l’UE qui mènerait une politique alternative.

L’existence de l’euro ne bloque pas seulement les politiques économiques et sociales autonomes dans les pays de la zone euro, continue l’économiste, mais il justifie aussi la perte de souveraineté de ces pays. Cette situation, imposée par les institutions européennes de contrôle des Etats membres n’est pas née de la dernière crise, mais la prise de conscience de la réalité à un moment donné, une sorte de « dégrisement », résulte justement de cette crise globale.

« Dans une telle situation, la création du « Front de libération nationale » auquel on appelle, ou « Front anti-euro » comme certains autres le nomment », continue Jacques Sapir, « est la question la plus importante à ce jour. Dans ces conditions, il s’agit d’un moyen de recherche d’une solution pour transformer la situation et assurer le développement positif du pays », conclut l’économiste.

18 комментариев

  1. Владимир Ж.:

    Наконец-то Франция просыпается, и звучат подобные предложения. Выльется ли это во что-нибудь практическое? Поживем-увидим.

  2. Ирина:

    Единое экономическое и политическое пространство на этой планете — пока утопия. Так что давайте разделяться, только достойно. Может, тогда когда-нибудь, удастся и объединиться по уму!

  3. Michael:

    Бороться, сражаться, противостоять по любому поводу, который под руку подвернулся — я как-то полагал, что этим в основном у нас в России народ страдает. Оказывается и во Франции тоже. :-)

    «На сегодняшний день общая валюта в руках Евросоюза – это возможность недемократического управления странами еврозоны. Евро является гарантией господства финансовых институтов над Францией. Например, если страна, не вошедшая в евро, может позволить себе вести независимую политику, то судьба Греции наглядно показывает, чем заканчивается для члена Евросоюза ведение альтернативной политики»

    И это говорит экономист. М-да... :- (

  4. Bear:

    Если Сапир, сотрудник EHESS, которого я знаю почти четверть века как блестящего исследователя, завопил против евро, то это, пожалуй, вопль отчаяния человека, который видит, что экономические основы, на которых когда-то строился Общий рынок, последние два десятилетия были брошены под ноги политике. Европейское сообщество катится в пропасть: санкционная война с Россией, бездарное укладывание под Америку, невозможность содержать всю восточно-европейскую братию, которая по своим экономическим параметрам не должна была еще долго входить в ЕС. Сейчас вал беженцев, из которых основную массу составляют экономические, и с которым не справиться, если оставаться в плену политкорректности и мультикультуризма (чем это отличается от плена марксистских догм, обрушивших СССР?). Кончиться это может тем, что в странах Европы придут к власти крайне правые, которые ее разорвут. Но ведь и левый Сапир к этому призывает – к союзу с крайне правыми! Фантастика.

  5. Владимир Ж.:

    После того, как все узнали, что АНБ много лет прослушивало всех европейских политиков, стоит ли нам сейчас удивляться, что эти политики работают на пользу США, а не Евросоюза? Ведь понятно, что компромата собрано на десятилетия вперед.

  6. Sinclair:

    Face aux dangers qui menacent l'Europe aujourd'hui, le clivage gauche/droite ne veut plus rien dire. Le nouveau clivage qui se construit se situ entre les ultra-libéraux (pro-américain) et les patriotes qui souhaitent un monde multipolaire et la fin des interventions impérialistes. J. Sapir est un homme courageux , espérons que son appel soit entendu.

  7. Bear:

    Sinclair'у. Вы забыли историю, уважаемый. В Германии начала 30-х все были социалистами и представляли рабочие партии, и деление на левых/правых тоже, вроде, не работало. Только одни были национал-социалистами (национал-социалистическая рабочая партия и т.д.), а другие – социал-демократами (и выросшими из них коммунистами). Первые, кстати, были бааааааааальшими патриотами, а вторые – интернационалистами. Вот только последствия забывать не надо. С тех пор мало что изменилось. Но, как известно, история учит тому, что она ничему не учит. И никого.

  8. Michael:

    Экономическая база Общего рынка Европы — это, сколько я понимаю, единое экономическое пространство (нет таможенных барьеров), единая валюта плюс какие-то общие для всех правила взаимодействия. Это было, есть и будет, никуда не денется, так что здесь вряд ли стоит серьезно волноваться.

    Теперь предположим, что исполнилась мечта Сапира, евро отменен, возвращаемся к национальным валютам. Если при этом что-то и изменится, то скорее всего в худшую сторону. Любой понимающий экономист этого не может не осознавать, почему меня и удивляют его слова.

    Что можно сделать, чтобы поменялось в лучшую — честно говоря, не знаю. Потому что для начала надо бы разобраться, что здесь считать лучшим (сравнительно с сегодняшним). Живу я все-таки не в Европе, повседневные реалии европейской жизни представляю плохо, так что это больше вопрос к вам и вашим друзьям.

    А вот когда выясним, условно говоря, «куды бечь», то уже можно прикидывать, как именно «бечь». :-)

    Что же до мультикультурализма, то давно уже удивляюсь почему его пытались и пытаются ввести в Европе именно, как государственную политику, да еще с такой настойчивостью. Вполне себе неплохая идея, но вот именно что «идея».

    В смысле практического ее исполнения и ежу ясно, что работать она будет только в пределах более или менее близких по происхождению культур, да и то не всяких. В странах Северной и Центральной Европы работать скорее всего будет. Добавляем сюда средиземноморскую Европу — уже могут начаться проблемы (пока мелкие), потому что заметно другие человеческие типажи. Добавляем арабские страны — результаты сейчас вполне наглядно наблюдаем. Дальше — тоже вполне очевидно.

    В общем действительно что-то вроде братства всех народов из марксизма-ленинизма. И примерно с тем же выходным результатом. :-)

    Что же касается «правых», «левых», их союзов и тому подобного, то если при этом образуется вполне работающий результат, то почему бы и нет? В коктейли ведь тоже часто смешиваются вроде бы совершенно разные напитки, однако пьют и с удовольствием.

  9. Michael:

    Владимир, очень часто люди могут работать в пользу другой страны (США) не столько по причине шантажа компроматом, сколько потому, что вполне искренне полагают — Штаты конечно не самый приятный союзник, но лучше уж он, чем постоянно висящая угроза от этого непредсказуемого «русского медведя».

    Советский Союз о себе, к сожалению, оставил не самую лучшую память (в смысле военно-политических амбиций). И с этим увы придется еще долго жить.

    В статье еще упоминается Греция, которая пострадала за свою альтернативную политику. На мой взгляд причина ее сегодняшней головной боли не столько в политике, сколько, мягко говоря, в странноватом отношении к финансам и экономике.

    Как-то наткнулся на статью, как раз о причинах ее проблем (http:!//www.kommersant.ru/doc/2674128), так за голову схватился. Если хотя бы половина там описанного соответствует происходившему в стране, то «сумасшедший дом» — это еще очень мягко сказано. :- (

  10. Владимир Ж.:

    Michael, а вам не кажется, что «непредсказуемость» русского медведя — это как раз из разряда тех мифов, которыми вполне удобно прикрывать странные и труднообъяснимые действия?

  11. Bear:

    Более того, Владимир, эта что «непредсказуемость» вполне просчитываема если не всегда на тактическом, то на стратегическом уровне – это точно. Надо просто изучать реальные явления, а не раскачивать вагон, делая вид, что он движется, как в старом анекдоте про Брежнева. Все события на территории бывшего СССР – вполне объяснимые процессы постимперского пространства. Те же самые процессы можно было наблюдать при развале испанской и португальской империй в Латинской Америке в XIX в., в Африке и Азии – в результате распада Османской империи (впрочем, здесь есть отличия, ибо проблемы сознательно закладывались Англией), а также, после войны, колониальных британской и французской империй. Последний, ярчайший пример – распад Югославии. В начале лета у меня была дискуссия с одним из крупных российских политологов, зав. кафедрой политологии. И я с изумлением обнаружил, что постимперские пространства просто не учитываются в политологии. В результате аналитики не в состоянии положить на стол политикам реальные расклады. Как результат: действия на этих пространствах кажутся «непредсказуемыми», «труднообъяснимыми», «странными». А ведь закон-то простой: если при распаде империи за основу государственных границ были взяты имперские административные, не учитывающие реального расселения этносов, то с неизбежностью в будущем начнется их передел, во многих случаях выливающийся в войны. И международные законы этих войн не сдержат. Вот и все.

  12. C. Komov:

    Сапир, конечно прав.

    Но есть один ньюанс. Во французской истории, да и в других странах, подобные объеденения работали как правило, по принципу : все трудное на себя берут левые (т.е. коммунисты и др. верящие в идеалы и т.д.), кладут на алтарь свои силы и жизни, а потом, правые постепенно избавляются от них и, часто крайне недобросовестными методами «сливают» мечтателей. Яркий пример : Сопротивление и роль в нем рабочего движения. А дальше, известно, что с этим движением стало (но стало не само собой а в силу тонких действий «ответственных товарищей» из правых и ультраправых сил). Хотя след в истории Франции и по сей день в нашей повседневной жизни оно оставило огромный (от секюрите сосиаль до системы образования и еще многое многое...)

    Вот и посмотрим, если объединение совершится (а хотелось бы), наступят ли левые силы (я не о евролеваках, а о нормальных, думающих о стране и о будущем, — такие есть, но немного) на те же грабли...

  13. Владимир Ж.:

    Bear, абсолютно согласен! Мне кажется, что подобные рассуждения должны возникать у любого аналитика. И тем страннее обнаруживать, что вроде бы взрослые люди со здравым смыслом и профессиональными заслугами не учитывают это в своем анализе. И тут возникают неприятные мысли: или эти люди не так уж профессиональны, или делается это намеренно.

  14. Michael:

    Владимир, так оно действительно очень часто плохо предсказуемо. И в изрядной степени потому, что многие решения принимаются IMHO не столько на уровне рацио, сколько на уровне эмоций. Причем зачастую эмоций совершенно «детского» уровня :-). Я это достаточно хорошо вижу изнутри, через нашу прессу, ТВ, интервью. И не только принимаются, но еще и подобным же образом исполняются.

    Ну, а у детей вечная проблема, семь пятниц на неделе. :-)

    То, что подобная манера поведения может служить хорошим прикрытием для политических манипуляций — спору нет. Но ведь если бы ничего похожего не было, так и использовать для манипуляций было бы нечего.

    К тому же наша вечная, еще с советских времен манера постоянно везде говорить какие мы великие, могучие и непобедимые. Сколько у нас совершенно непревзойденного оружия, как и где мы его сможем использовать «ежели что» и прочее подобное. Особенно это стало заметно со времен кризиса на Украине — везде просто-таки хлынул поток публикаций на армейские и военно-технические темы.

    Ну, а это спокойствия всем, кто по соседству, отнюдь не добавляет.

    Bear, непредсказуемость конечно в какой-то мере просчитать можно, но в основном на уровне «в общем и в целом». А для повседневных решений обычно требуется уровень «в деталях и подробностях», «здесь и сейчас». Классический пример — Крым.

    То, что хрущевская «перераспредележка» нарушила естественный территориальный расклад России и Украины было ясно и ежу. Но держалось ведь это и вполне приличный срок — почти 25 лет. Причем могло и дальше так же неопределенно сколько держаться. То, что ситуация с Крымом вдруг рванет именно весной 2014 года, а не на много лет раньше или на много лет позже — кто бы это взялся хотя за полгода спрогнозировать. :-)

    То, что политологи не учитывают возможные проблемности постимперских времен — это любопытно, спасибо. Но такое характерно именно для нас или же и для европейских политологов тоже?

  15. Michael:

    Владимир, так специальность «аналитик» отнюдь не говорит о том, что человек сразу стал мастером своего дела — это раз. Аналитик не анализирует все, что ему интересно, а только то, на что приказ от начальства пришел — это два. И три — оценку состояния дел и выводы он может сделать вполне верно, но дальше его данные уходят к этому самому «начальству». И окончательные решения «делать, не делать, как делать» принимает именно оно.

    Ну, а начальство, как известно, разное бывает. :-)

  16. Bear:

    Для Michael. «непредсказуемость ... Классический пример — Крым. ... То, что ситуация с Крымом вдруг рванет именно весной 2014 года... — кто бы это взялся хотя за полгода спрогнозировать». Прогнозировать надо не дату, а ситуацию. Кратко, по пунктам, иначе вылезем за допустимый объем (готов ответить потом на вопросы по любой позиции, раскрыв ее). При анализе крымской ситуации можно было опираться на исходную точку и не менее 5 показателей. Исходная – появление постимперского пространства. Крым – ЕДИНСТВЕННАЯ территория в СССР, административный статус которой не был до конца определен по советским законам (ВС РСФСР не ратифицировал передачу, что было необходимо по конституции). При развале СССР возникла вторая проблема – Севастополь, который не передавался. В результате в переходный период (1991—1992/1994) Крым обзавелся автономным статусом, со своим парламентом, конституцией 1992 года с правом вести международную деятельность и законным президентом. К декабрю 1994 (Будапештский меморандум от 5.12.1994) он был окончательно выдавлен на Украину, которая de facto стала конфедеративным гос-вом на 4 месяца. В марте 1995 в Крым был введен спецназ, арестован законный президент Мешков, отменена конституция, прибыли «поезда дружбы» (автобусы с западенцами, устраивавшими избиения крымчан на улицах). Стало понятно, что как только будет возможно, Крым рванет из Незалежной («низы не хотят»). Признаки таковой возможной ситуации: а) правительство становится бессильно; б) оно становится нелигитимно («верхи не могут»). Второй игрок – Россия, которую вынудили передать Севастополь – основную базу флота; последняя – в аренде. Понятно, что Россия активизируется, как только эта аренда окажется под угрозой, и, уж тем более, когда возникнет опасность (даже гипотетическая) появления на украинских соседних базах – соединений НАТО. Любой западный аналитик, работающий на правительство, желающее сохранить Крым в составе Украины, должен был отслеживать: а) Не возникает ли на Украине знаменитой ситуации, когда «низы не хотят, а верхы не могут»; б) Не вызывают ли действия НАТО и Украины беспокойства России за судьбу крымских баз; в) Не возникает ли новых международных законов и прецендентов, которые могут послужить основой для нежелательных последствий; г) исполняются ли устные и полуформальные договоренности с Россией, нарушение которых снимает и с нее ряд моральных обязательств; в) преодолела ли Россия свое бессилие 90-х годов, не позволявшее ей решительно отстаивать свои интересы. Если наступает момент, когда оказывается нарушен даже лишь пункт «а», можно прогнозировать возможное отпадение Крыма. Результаты – в следующем тексте.

    Итак: 22.2.2014 оказывается свергнут президент Янукович (мерзавец и вор, но президент законный), и к власти в результате переворота приходит нелегитимное и бессильное правительство. Происходят еще три события: 1) через день отменяется с таким трудом принятый закон о языке и вводится лишь ихняя мова, как единственный государственный; 2) по телевидению и в интернете западенцы радостно обещают Крыму поезда дружбы, если те пикнут; 3) унижен честно работавший и пострадавший «Беркут» (часть его из Крыма), которому явно на Украине не жить, а это вооруженные и обученные люди не робкого десятка, которые спешно возвращаются в Севастополь. К этому времени в целом: Украина ставит своей целью вступление в НАТО и возникает угроза их появления со временем в Крыму; Европа создает прецедент Косово (который, замечу, со временем разрушит если не саму Европу, то Италию, Испанию, Францию, В/британию, Бельгию и ряд других стран); устные договоренности о нерасширении НАТО на восток официально объявляются ничтожными; Россия доказывает свою эффективность и оперативность в 2008 г. в истории с Южной Осетией и Абхазией; у России в Крыму корпус в 25 тыс. человек в рамках договора. Чтобы Крым оказался неожиданностью в этой ситуации для аналитика, он должен проглядеть ВСЕ ЭТИ СОБЫТИЯ. Дайте ему характеристику сами. А ведь аналитиков-то много – и в США, и в Германии, и в др. странах. Это что, профессиональная массовая импотенция?

  17. Bear:

    Два текста случайно склеились вместе. Надеюсь, что модератор не испугается объема. Постимперское пространство, о котором идет речь – это подмостки, на которых разворачивается политический спектакль. Политология, что российская, что западная, изучают драматургию спектакля, но не желяют ничего знать о подмостках, о выбитых досках, ямах, наваленном хламе, считая, что если актер (президент, скажем) споткнулся, то это – сценарий, а не железяка, попавшая под ноги и остававшаяся здесь со спектакля позапрошлого века. И т.д.

  18. Passer:

    Bear, спасибо за блестящий «разбор полетов»!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.