Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
четверг, 18 января 2018
четверг, 18 января 2018

Жажда власти — ломка Саркози

Евгений ЗАГРЕБНОВ 0:33, 15 июля 2013ПолитикаРаспечатать


Карачи, Беттанкур, Бернар Тапи... Список громких дел, в которых оказался замешан бывший французский президент довольно широк. И вот последний скандал: Конституционный совет Франции отклонил счета, представленные партией UMP (Союз за народное движение) за предвыборную компанию Саркози 2012 года на основании того, что они превышают допустимый законом потолок в 23 миллиона евро.


Karachi, Bettencourt Tapie ... La liste des noms des affaires à scandales, dans lesquelles l'ancien président français s'est retrouvé impliqué s'élargit. La dernière grande affaire en liste : le Conseil constitutionnel qui a rejeté la demande de remboursement des comptes de la dernière campagne de Nicolas Sarkozy, car le total des dépenses dépasse le plafond autorisé de 23 millions d'euros.


159

Елисейский дворец | Le Palais de l'Elysée


В каждом из этих процессов бывший президент отчаянно отбивается, окруженный целой гильдией адвокатов, настаивая на своей невиновности. Каждый раз он говорит о заговоре против него и о том, что ему мешают вернуться в политику.


И хотя у каждого из этих процессов финал менее громкий, чем начало, можно считать, что ущерб имиджу Саркози уже нанесен: деньги его погубили. «Причем как деньги богатых (Беттанкур) и нуворишей (Тапи), так и государственные деньги (Конституционный совет)», — пишет в своем блоге редактор газеты Le Monde Франсуаза Фрессоз (Françoise Fressoz).


Саркози никогда не скрывал, что любит жить в роскоши. Из всех президентов Франции он единственный, кто афишировал свое богатство и связи. Причем начал он это делать прямо на вечеринке после победы на выборах в 2007 году.


Однако одно дело — деньги, нажитые непосильным трудом, или семейное наследство, а другое — взятые в банке кредиты, по которым однажды придется платить. Конституционный совет, в котором все бывшие главы Франции имеют пожизненное право на членство, отказал UMP в компенсации 47,5% расходов на президентскую кампанию, повесив, таким образом, на бывшего президента и его партию долг почти в 11 миллионов евро.


Нет сомнений, что это расследование было инициировано членами социалистической партии, и в знак протеста против этого решения Саркози покинул Конституционный совет, членом которого являлся до сих пор. Впрочем, это никак не повлияло на ситуацию. UMP настолько пребывала в уверенности правоты Саркози, что включила эти 11 миллионов евро в свой бюджет, несмотря на то, что еще в декабре 2012 года Национальная комиссия по финансированию предвыборных кампаний и политической деятельности (CNCCFP) говорила об излишней расточительности бывшего президента в ходе предвыборной кампании.


Политика «как наркотик»

Находясь на грани банкротства, UMP планировала поначалу решить финансовую проблему своими силами. Так, председателю партии Жану-Франсуа Копе (Jean-François Copé) в прошлые выходные удалось собрать более 2 миллионов евро пожертвований. Но Николя Саркози все-таки решил приехать на заседание партийного штаба UMP, «чтобы помочь разрулить ситуацию». Однако СМИ, также как и соратники Саркози усмотрели в этом появлении бывшего президента в штаб-квартире UMP его желание вернуться политику.


Издание Le Point пошло еще дальше, назвав политику «наркотиком для Саркози».

«Иглу надо вынимать постепенно», — цитирует Le Point высказывание Саркози в январе 2012 года в ходе визита во Французскую Гвиану. Если он проиграет выборы в мае, то навсегда покинет политику, утверждали в его окружении. Однако после того, как Саркози снял с себя полномочия президента, его близкие стали описывать политика, как «льва в клетке», жаждущего реванша в 2017 году.


Сама партия UMP далеко не едина в этот критический для нее момент. В минувший четверг, на митинге в городе Ля Гранд-Мотт (La Grande Motte), бывший кандидат в председатели партии Франсуа Фийон (François Fillon) заявил перед собравшимися: « UMP не должна замирать в ожидании ниспосланного нам человека!». Этот выпад в сторону Саркози и намек на участие Фийона в выборах в 2017 году разделил руководство партии на три клана: тех, кто его поддерживает, тех, кто не поддерживает, и тех, кто, как и Фийон, хочет участвовать в выборах.

Comme dans chacune de ses affaires, l'ancien chef d'Etat se défend énergiquement, entouré d'une horde d'avocats, clamant à chaque fois son innocence. Chaque fois il parle du complot contre lui, préparé par les concurrents pour le discréditer.


Et même si le début de chaque procès est plus bruyant que sa finale, le préjudice causé à l'image de Sarkozy est fait : l'argent l'a perdu. « L'argent des riches (Bettencourt), l'argent des nouveaux riches (Tapie) et l'argent de la politique (Conseil constitutionnel) », résume dans son blog l'éditorialiste du Monde Françoise Fressoz.

Sarkozy n'a jamais caché son amour pour le luxe. De tous les présidents de France, il fut le seul qui en a fait l'étalage, et montré ses relations très haut placées. Et cela a commencé dès le soir de son élection en 2007.


Mais l'argent qu'on a gagné en travaillant, ou les fonds issus de la fortune familiale, c'est une chose. Il en est tout autrement, lorsque l'argent est obtenu grâce aux prêts bancaires, car va falloir les rembourser. Le Conseil constitutionnel, dans lequel ont le droit de siéger tous les anciens chefs d'Etat français, a rejeté la demande de l'UMP de rembourser les 47,5% des frais de la campagne présidentielle de 2012, soit presque 11 millions d'euros, forçant ainsi l'ancien président et son parti à rembourser à leurs créanciers par leurs propres moyens.

Cela ne fait aucun doute que cette investigation a été réalisée à la demande du Parti socialiste, et en signe de protestation contre cette décision Sarkozy, furieux, a quitté le Conseil constitutionnel. Toutefois cela n'a aucunement amélioré la situation. Persuadée que Sarkozy aura gain de cause, l'UMP a déjà inclus les 11 millions dans son budget. Cette décision a été prise en dépit de la conclusion faite par la Commission nationale sur le financement des campagnes électorales et des activités politiques (CNCCFP) en décembre 2012, que les dépenses de Sarkozy pendant cette campagne étaient exorbitantes.


« Drogué à la politique »

Se trouvant au bord de la faillite, l'UMP avait prévu de récolter l'argent manquant grâce à ses membres. Ainsi, le président du parti Jean-François Copé a pu récolter plus de 2 millions d'euros le week-end dernier. Mais Nicolas Sarkozy a décidé de « venir en aide », et s'est rendu au siège de l'UMP pour participer à une réunion du parti. Une décision qui n'a rien d'anodin selon les médias et les camarades de Sarkozy, qui l'ont interprétée comme une volonté de « revenir dans la vie politique ».


Le magazine Le Point est allé même plus loin en qualifiant la politique de « drogue dure » pour Sarkozy. 
« L'aiguille, il faut savoir la retirer progressivement », cite le magazine le discours de Nicolas Sarkozy lors d'un déplacement en Guyane en janvier 2012. S'il perd aux élections en mai, il quittera la politique, assurait-il ses partisans. Mais depuis son départ de l'Elysée, ses amis le décrivent comme « un lion en cage » désirant de prendre sa revanche en 2017.


Quant à l'UMP, le parti est actuellement plus désuni que jamais. Jeudi dernier, le perdant aux primaires, François Fillon, a lancé lors d'un meeting à La Grande-Motte devant une foule de partisans : « L'UMP ne peut vivre congelée, dans l'attente d'un homme providentiel ! » Cette pique envers Sarkozy et l'allusion de Fillon à son intention de participer aux élections en 2017, a partagé la direction du parti en trois clans: ceux qui soutiennent Fillon, ceux qui ne le soutiennent pas et ceux qui, comme Fillon, envisagent de se présenter aux élections.


17 комментариев

  1. Michel:

    Не исключено, что от всех этих «громких дел» останется один пшик. Юстицию есть за что критиковать не только в России.

  2. Bear:

    Превратиться-то в пшик могут (хотя уровень проблем французской и российской юстиций все-таки разный: первую можно, и нужно критиковать, а вторая не является юстицией в общепризнанном смысле этого слова: ее критиковать бессмысленно, ее надо кардинально менять с почти полной заменой судейского состава и открытием уголовных дел на достаточно большое число судей), но вот если UMP действительно выдвинет на следующих выборах Саркози в кандидаты, они заведут страну в тупик: слишком много бывших сторонников Саркози проголосовали с горя за Олланда, сейчас поняли, что зашли в тупик, но вновь за Саркози голосовать не будут. В результате окажется фантастически низка явка на последний тур с непредсказуемым результатом.

  3. Svoyak:

    По словам уважаемого Биара, все-таки получается, что в России не столько юстиция плоха, сколько люди, в ней занятые.

    Чем же таким они плохи, равно как и поголовно ВСЕ ныне охаиваемые чиновники? Тем, что не принимают удобных кому-то решений? И чем же они отличаются от тех, кем Биар хотел бы их заменить? Они что, с Марса прилетели?

    А если эти чиновники – плоть от плоти народа и назначались теми, кого сам народ избирал, то получается, и народ плох (предсказуем ответ, что и выборы плохи)?И его бы стоило «почти полностью заменить» или, по-крайней мере, по-большевистски переформатировать? Не этот ли народ сейчас принято именовать быдлом? И не поэтому ли теперь главным грехом все громче именуют популизм, т.е. народность? Наравне с фашизмом?

    А мне всегда казалось, что только во Франции сами французы часто говорят, что страна-то хороша, да народ – дрянь. Оказывается и для России – похоже. Одна болезнь.

    А что касается судов, то в адрес французской, итальянской или даже американской юстиции тоже столько ругани поднимается с разных сторон баррикад, когда, например, затрагиваются такие личности, как Строс-Кан, Полански или, на худой конец, Саркози и Берлускони. Там что, тоже всякий раз срочно юстицию «менять с почти полной заменой судейского состава»?

  4. Арвид:

    Svoyak не вполне правильно понимает слово «популизм». Под популизмом подразумевается безотвественое политикантство, когда в погоне за голосами бросаются популярные и привлекательные, но на практике неосуществимые и тем самым вредные лозунги, типа удвоить СМИГ (минимальную зарплату), запретить импорт товаров, конкурирующих с французскими и т.п.

    Никто не собирается идеализировать ни западную судебную систему, ни западную публику: одни итальянцы чего стоят, упорно переизбирающие погрязшего в скандалах Берлюскони, некоего комика в лице главы государства. Но есть статистические данные о сравнительно высокой коррупции в РФ и это естественно относится и к судейскому персоналу.

  5. Bear:

    Дорогой Арвид,

    Для судейского корпуса России дело не только и даже не столько в коррпуции (хотя, думаю, что она достаточно высока), сколько в полной управляемости этого корпуса путем «телефонного права» и тщательно выстроенной «вертикалью власти». Из органа юстиции российский суд превратился в один из карательных органов, в орган подавления при полной зависимости самих судей от произвола вышестоящих над ними. И действует судейский корпус не просто в жесткой манере в рамках законов, но в нарушение этих законов и при полном их пренебрежении, ублажая вышестоящих. А это – уголовное преступление. Именно поэтому я и написал, что значительная часть представителей российского судейского корпуса с юридической точки в нормальной системе имела бы все основания оказаться фигурантами уголовных дел по таким статьям, как «служебный подлог», «использование служебного положения», например, для нарушения прав граждан и т.п., (не считая коррупционных позиций). И я бы очень хотел, чтобы это когда-нибудь начало бы осуществляться – это бы значило, что и Россия начала очищаться от той властной мрази, что налипла на нее уже в нынешнем тысячелетии.

    Ну, а что касается филиппики г-на Svoyak'a в отношении моего текста, то вспоминается старый анекдот: «Мама, он меня собакой назвал»: уровень реакции на информацию тот же.

  6. Michel:

    В России принят закон для защиты детей, но там можно безнаказанно обвинять Путина в «гомофобии». Так что господин Бэр не совсем прав и тут даже самый лучший одесский анекдот ему не поможет.

  7. Bear:

    Дорогой Мичел, Вы опять, как всегда, многое путаете: это во Франции ныне можно кого-то обвинить в гомофобии, а в России можно только сделать комплимент. Но кое в чем Вы, действительно, правы: Вы можете быть уверены в полной своей безнаказанности, если делаете Путину комплименты. В добрый путь. И да поможет Вам одесский юмор (правда, он сейчас, в основном, в столь нелюбимом Вами Израиле)

  8. Michel:

    Господину Бэру 1. Никогда не поздно избавиться от комплекса превосходства 2. В России воспрещаются гонения против гомосексуалистов покуда ориентация остается в частной сфере 3. В защите нуждается не Израиль, а Сирия.

  9. Bear:

    Мичел, Мичел,

    а где я сказал, что в России разрешаются «гонения против гомосексуалистов»? Я лишь сказал про комплимент – не путайте юридическую и этическую оценку в рамках культурной системы (мимоходом корректировка русского языка: «гонения» бывают «на», а сочетание «гонения против кого-то» равносиосильно двойному отрицанию). «В защите нуждается не Израиль, а Сирия»: как в большинстве случаев, мы с Вами расходимся во мнении, хотя бы частично, ибо я считаю, что в защите нуждаются и израиль, и Сирия (не исключаю, что под словом «Сирия» мы с Вами подразумеваем разные силы в ней). Но, впрочем, я об этом не говорил, а Вы Вашей фразой лишь подтвердили мою гипотезу о Вашем глубинном антиизраилизме

  10. Michel:

    Уважаемый госродин Бэр, Вы всё таки не посмели меня обвинить в ещё более тяжком грехе — и то хорошо! Зато забыли предмет спора — российская юстиция, Настаиваюю: сплошное попустительство.

  11. Bear:

    Дорогой Мичел,

    «Вы всё таки не посмели меня обвинить в ещё более тяжком грехе — и то хорошо!» — я очень точно выражаю свои мысли, и у меня нет на данный момент оснований подозревать Вас в приверженности к классическим формам данного греха («и то хорошо», что Вы считаете это грехом). Хотя любопытно, что о нем вспомнили и заговорили Вы сами, а не я. А вот с Вашего антиизраелизма (соврменной, «политкорректной» формы старых грехов) и моей реакции на него как раз и начались несколько лет назад наши с Вами дискуссии.

    Насчет попустительства в российской юстиции спорить не буду – согласен, как согласен с Арвидом о наличии в ней коррупции, но также вижу и превращение органов юстиции в карательный орган. Другими словами, понятие «право» из нее исчезло (я не беру гражданское право) – законы во время судебных заседаний подтасовываются, практически, открыто, и им без тени смущения придается обратная сила – совершенно недопустимое действие. Но далее реформируется и сама система законов. Вы никогда не задумывались над тем, что реформа этой системы, медленно эволюционизировавшая с уходом Ельцина и ускорившаяся до безумия с осени 2011 благодаря тому, что законодателем стал нелегитимный «взбесившийся принтер», позволяет сейчас ЛЮБОГО российского человека наказать как уголовника (а, значит, и никаких политических дел против любых оппозиционеров – только уголовные и административные) и лишает возможности попасть на государственные и выборные посты уже даже не десятки, а многие сотни тысяч активных людей (от имеющих счета и недвижимость за рубежом до просто занимающихся бизнесом, от тех, кто когда-то проштрафился, хотя и погасил свою судимость, до имеющих двойное гражданство)? Каждая из этих позиций вроде бы имеет основание, но собранные вместе, они позволяют подняться наверх лишь абсолютно послушным высшей власти и зависящим от нее. И это все – основания для действий российской юстиции. Это – преступная система.

  12. Olga:

    Многоуважаемый Bear ,

    Статьи в «Русском очевидце» как правило не читаю, а читаю, исключительно, Ваши комментарии, которые нахожу содержательнее, глубже, остроумнее, тоньше самих статей. Спасибо Вам за это и за восхитительный русский язык — раритет ныне !

  13. Bear:

    Для Olga.

    Chère madame, спасибо на добром слове. Хотя язык комментариев – полу-устный, полу-письменный, в спешке. Читаешь потом собственный текст – хочется поправить, да уже поздно. Удачи Вам

  14. Michel:

    Пользуясь тем, что Ольга принципиально не прочтёт мой отзыв, негалантно отмечу фанатизм любителей политкорректного словоблудия.

  15. Bear:

    Мичел, ну что ж Вы так застеснялись и спрятались за «непрочтение»? Я понимаю, что для природного француза отсутствие галантности – большой грех. Но мы же все люди и понимаем с сочуствием: ну, не дал Господь... Хотя, конечно нехорошо: девушку – в фанатизме обвинили, медведя – в «политкорректном словоблудии». А это всего лишь литературный русский язык (просто я покинул Россию давно, когда он там еще был распространен). Вы же опираетесь на новояз, и потому чуствуете себя не в своей тарелке.

  16. Сара Банда:

    Дорогая Ольга, у вас, как у того рабочего, который в годы травли Пастернака сказал, кажется что-то такое: «Я Пастернака не читал и читать не хочу, но осуждаю!»

    Как Вы можете сравнивать комментарии со статьями, если вы их не читаете?

  17. Olga:

    Michel,

    Прочитала о моём фанатизме, но глупо это, его нет конечно. Мне, действительно, интересно читать комментарии Bear и я приветствую прекрасный язык , на котором они написаны. Ну, что ж, грешна ! да и Вы, судя по последней полемике, не без греха вроде ?

    А вот про рабочего, не читавшего Пастернака, решительно ничего не знаю. Но этот факт своим грехом не считаю...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправить сообщение об ошибке
  1. (обязательно)
  2. (корректный e-mail)