Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
четверг, 29 октября 2020
четверг, 29 октября 2020

Хроникер исчезающего зарубежья

Елена Якунина10:55, 30 июля 2020Вы — очевидецРаспечатать

Русскому художнику Николаю Дронникову 2 августа исполняется 90 лет.

Июль 2020 Фото: Анна Дронникова

Почти пятьдесят лет Николай Егорович живет не в России. На родине своей супруги Аньес — во Франции. И все эти годы последовательно пишет летопись русского зарубежья. Карандашом, кистью, иногда резцом.

Четыре этажа его дома под Парижем увешаны картинами, рисунками, мимолетными набросками, портретами тех, кто вошел в историю, как цвет русской культуры: Ростропович, Рихтер, Солженицын, Высоцкий, как диссиденты — Синявский, Даниэль, Гинзбург. Он их писал и рисовал не в застывшей позе в специально оборудованном интерьере. Спонтанность, движение, порыв – именно моментальное движение интересовало художника. Всегда.

Июль 2020 Фото: Анна Дронникова

Кажется, это было  два-три года назад. Николаю Егоровичу исполнилось 80, и «Русский очевидец» отправился к нему в Иври-сюр- Сен, ближайший пригород Парижа, всего в одной остановке метро от столичной окружной дороги.

И вот уже Дронникову — 90! За десять промелькнувших лет случилось у художника два самых грустных, какие только бывают, события. Потеря сына и жены серьезно надломили его. Но не сломали.

В этом «Русский очевидец» убедился, позвонив Николаю Егоровичу в преддверии его юбилея.

Как чувствуете себя, как настроение накануне такой большой даты? Времена сейчас не самые обнадеживающие.

— У меня двор, я выхожу на воздух, так что кровать стелить еще рано (смеется). Хожу обедать к внукам и к Анне, их матери, они на этом же участке живут. Они меня кормят. Чувствую себя в 90 лет, слава богу. Сейчас самое главное выжить.

Июль 2020 Фото: Анна Дронникова

Я художник, вся моя жизнь прошла на природе. Я – реалист, пейзажист. Писал этюды. Жаль, что теперь без Москвы, там хорошо было писать, красивые пейзажи были в мое время – старые избы, золотые купола. А тут все серое.

Продолжаю работать, иногда портрет сделаю. Чуть притормозил, конечно – четыре этажа полны, складывать некуда. Ну и потом сейчас не выхожу за ограду, пейзажи писать негде.

Вам пора музей открывать. У вас же целое поместье русского зарубежья

Да, на лестнице в три этажа портреты развешаны. Ни в одной галерее так не повесишь. Я и в музеи много отдал: Высоцкого, Галича, Окуджаву.

Целый музей Геннадия Айги* в Чебоксары подарил, 60 работ: масло, рисунки. Я и книги печатал, одного Айги, наверное, штук сорок напечатал. Я много кого печатал. Я и Марии Синявской (Мария Розанова – прим. ред.) предложил свою типографию сделать, у Максимова ведь много не напечатать было.

А свою типографию потом отдал в Дом русского зарубежья им. Солженицына в Москве.

Июль 2020 Фото: Анна Дронникова

Зарубежья того, что было двадцать лет назад, уже нет. Ко мне приходят люди, которые никого не знают, спрашивают, глядя на портреты: «Кто это»?

На последнем дне рождения Оскара Рабина я его много рисовал. У меня рисунков только Солженицына, Синявского, Рабина — на альбом каждого! Фотография – это мертвое. А рисунок – живое. Кто-то выступает, читает стихи, рисует. Это же выражение. У меня учительница была еще в доме пионеров, так она все время мне говорила: «Ты движение передавай, движение».

У меня действительно музей, такого нигде не увидишь.

Скульптурой по дереву еще занимаетесь?

Я начинал как скульптор. Но раньше лес пилили и тебе чурбачок дадут, а теперь не дадут. Из чего делать-то? У меня есть мелкие заготовки, но они не круглые, только на дрова.

  Во дворе дома, 2019 г. Фото: Татьяна Барышева

Справлять день рождения будете, гостей пригласите?

Постараюсь избежать. А то выпьешь лишнего, а уже нельзя. А как не выпить. А сердце не выдержит. Я ведь и войну пережил, дежурил на крыше, траншеи рыл.

Трудно удержаться, чтобы не спросить, в чем секрет долголетия?

Я пять лет служил в армии в Красноярске. В холодной воде купался каждый день. Закалился. И портреты там научился делать. Всю роту перерисовал. Но я глупость сделал: сжег все, когда переезжал в Париж. Не знал, как провозить. Приехал только с сыном под мышкой.

Июль 2020 Фото: Анна Дронникова

Я когда был в армии, думал, что хуже нет. Меня с 4 курса училища взяли (Московское художественное училище 1905 года – прим.ред). В апреле, уже и тему дали, вождя: Ленина или Сталина на выбор. Я обрадовался, что в армию ушел, чтобы избежать такой работы.

Но сейчас утомительно. Измотают все эти ограничения, и радоваться не будешь, трудная оказалась штука. Ни карандаш пойти купить, ни на пейзаж съездить. Я ведь все уголки Франции объездил, в машине по существу у меня была мастерская, а жена за шофера.

 

Дорогой Николай Егорович, поздравляем Вас с наступающей замечательной датой! Многая лета!

И много-много новых портретов, пейзажей и зарисовок, молодежи на память, в ученье и в урок!

 

*Геннадий Айги — чувашский, русский поэт, переводчик.

 

Еще о Николае Дронникове в «Русском очевидце»

Летописец Нестор

Для чего я в Париже

Я приехал во Францию за красотой

 

4 комментария

  1. Tot:

    Сломали, но не окончательно))

    Сомнительный комплимент, Лена))

    Можно и обидеться.

  2. Ирина Кривова:

    Лена, спасибо за интервью с Н.Дронниковым. очень мы его любим. Дай Бог ему здоровья и долгих лет творения.

  3. От редакции | La rédaction:

    Tot, в тексте не совсем так, как вы написали в комментарии — «Потеря сына и жены серьезно надломили его. Но не сломали».

    Но, если действительо, режет ухо, конечно, исправлю.

  4. От редакции | La rédaction:

    Ирина Кривова, спасибо за отзыв и пожелания! Николай — честный художник и трудяга.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Отправить сообщение об ошибке
  1. (обязательно)
  2. (корректный e-mail)