Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
пятница, 28 июля 2017
пятница, 28 июля 2017

Кого защищает Макрон

Екатерина ГАДАЛЬ 0:20, 6 февраля 2015ОбществоРаспечатать

 Еще не успели стихнуть голоса нотариусов, покинувших тихие конторки, чтобы выразить свой протест против беспрецедентной реформы регламентированных профессий, отправляющей на улицу, не только нотариусов, но их служащих. Нотариусы недоумевают, зачем отнимать их доходы, и главное, каким образом этот факт способен поднять уровень жизни в стране, если среднестатистический гражданин заходит в кабинет нотариуса крайне редко (брачный договор, покупка недвижимости, наследство)? Совсем не эти расходы тянут его покупательскую способность вниз!

Les voix des notaires ne se sont pas apaisées, lesquels avaient quitté leurs études, pour protester contre la réforme sans précédent des professions réglementées, qui avait mis dans la rue ces derniers, ainsi que leurs employés.
Les notaires ne comprennent pas qu’on les prive de leurs revenus, et, plus important, de quelle manière ce fait est-il en mesure d’augmenter le niveau de vie à l’intérieur du pays, alors même que le français moyen a recours à un cabinet de notaire si rarement (contrat de mariage, achat d’un logement, héritage) ? A elles seules, ces dépenses sont loin d’entraîner la baisse du pouvoir d’achat !

Э.Макрон в Национальной ассамблее | E.Macron à l’Assemblée nationale. Photo: capture d'écran BFMTV

В прессе и социальных сетях началась компания, обвиняющая нотариусов во всех тяжких грехах, в том числе, лоббировании собственных интересов. Они, с точки зрения газет, «лобби, нетронутое со времен Людовика XVIII, чувствующее себя неприкасаемым».

Но аргументы нотариусов не голословны. У них перед глазами итог реформы нотариата, проведенной в 2000-х в соседней Голландии, где после принудительного снижения тарифов количество нотариальных контор резко сократилось, а цены через некоторое время вернулись на дореформенный уровень. Потребитель услуги в проигрыше, он теперь далеко едет, долго ждет своей очереди и получает меньше времени по прежней цене.

Во Франции, по предварительным оценкам, десять тысяч человек, занятых в области нотариата, потеряют работу: закроются мелкие конторы и значительно сократится вспомогательный персонал.

Возникает несколько вопросов: Кого же защищает Макрон (министр финансов Франции – прим.ред)? Кому так мешают тарифы нотариусов? Кто же так часто пользуется услугами нотариата?! Кто эти счастливцы?

На фоне недовольства нотариусов разгорелся новый скандал вокруг «Закона Макрона». На этот раз в набат забило журналистское сообщество, web и печатные издания в одном строю, обнаружив в пресловутом законе раздел «Тайна бизнеса».

Мы давно привыкли к понятию «банковская тайна», чем она принципиально отличается от «тайны бизнеса». Законодатели представляют свою инициативу как средство защиты от бизнес-шпионажа, но что же, на самом деле, скрывается за этим определением?

Представляю его вашему вниманию: «информация, не предназначенная для публичного использования, подлежащая разумной защите, и имеющая экономическую ценность».

Журналистское сообщество считает, что под это определение можно спрятать любую информацию, которую компания, по той или иной причине, не хочет раскрывать общественности, и какой было немало во все времена. И как следствие, прощай жанр «журналистское расследование», становящийся автоматически вне закона, как нарушающий «тайну бизнеса». Даже минимальное раскрытие журналистом плана грядущего сокращения сотрудников на каком-нибудь крупном предприятии, скажем Air France, теперь криминал.

Создается ощущение, что составители этого закона полагают, что во французском бизнесе никогда не было никаких проблем, например с уклонением от налогов и т.п. Они никогда не слышали о скандалах с участием Бернара Тапи, «оплошности» Кервьеля в Сосьете Женераль, случайно найденного счета министра Каюзака ... За историю трех республик, начиная с 1870 года, скандалов было столько, что в Википедии им посвящена отдельная страничка « les affaires politico-financières en France», которая постоянно обновляется.

Под журналистской петицией было собрано множество подписей, и под давлением общественности Эммануэль Макрон обещал убрать раздел «тайны бизнеса» из своего закона.

«Если звезды зажигаются, значит это кому-нибудь нужно!» — писал Владимир Маяковский.

Однажды появившись в законодательстве, понятие «тайна бизнеса» не канет в лету, оно всплывет вскоре в каком-нибудь другом законе. Поверьте, ждать недолго.

Dans la presse et sur les réseaux sociaux s’est élevée une campagne, accusant les notaires de tous les maux, en particulier, de corporatisme. Selon le journal, ce corporatisme, « est préservé depuis Louis XVIII, se sentant intouchable ».
Mais les arguments des notaires ne sont pas infondés. Ils agitent les résultats de la réforme notariale, menée en 2000 dans la Hollande voisine, où après une baisse imposée des tarifs, le nombre d’études notariales a fortement diminué, tandis que les prix ont évolué, rejoignant le niveau d’avant la réforme. Le consommateur du service notarial y perd : il lui faut maintenant se rendre plus loin, attendre longtemps son tour tandis qu’on le reçoit moins de temps pour le même prix.
En France, selon des données provisoires, dix mille personnes, travaillant dans le domaine notarial, perdront leur emploi : de petites études fermeront, le personnel auxiliaire diminuera sensiblement.
Une série de questions se posent : Qui défend donc Macron ? Qui les tarifs notariaux dérangent-ils ? Qui a donc si souvent recours aux services d’un notaire ? Qui sont ces chanceux ?
Sur fond de mécontentement du côté des notaires s’est élevé un nouveau scandale autour de la loi Macron. Cette fois-ci, la communauté journalistique, le web, la presse papier, ont sonné le tocsin à l’unisson, après avoir découvert dans la fameuse loi un paragraphe « secret des affaires ».
Nous sommes depuis longtemps habitués à la notion de « secret bancaire ». En quoi se distingue-t-elle fondamentalement de la notion de « secret des affaires » ? Les législateurs présentent leur initiative comme un moyen de lutte contre l’espionnage dans le milieu des affaires, mais de même que se cache-t-il derrière cette définition.
Je la soumets à votre attention : « une information non publique, qui fait l’objet de mesures de protection raisonnables », « ayant une valeur économique ».
La communauté journalistique considère que derrière une telle définition peut se cacher n’importe quelle information, qu’une compagnie, pour une raison ou pour une autre, ne souhaite pas dévoiler à l’opinion publique, ce qui ne fut pas rare à toutes les époques. Avec comme conséquence la fin du « journalisme d’investigation », devenant automatiquement hors la loi en brisant le « secret des affaires ». La moindre divulgation par un journaliste d’un futur plan de réduction du personnel au sein d’une grande entreprise comme Air France constitue désormais un crime.
On a la sensation que les rédacteurs du projet de loi supposent que le monde des affaires français n’a connu aucun problème, tel que par exemple la fuite fiscale. Ils n’ont jamais entendu parler des scandales impliquant Bernard Tapie, la « gaffe » de Kerviel à la Société Générale, du compte découvert par hasard du ministre Cahuzac …
L’histoire des trois républiques, à dater de 1870, regorge tellement de scandales, qu’une page distincte leurs est consacrée sur Wikipédia, « les affaires politico-financières en France », mise à jour régulièrement.
Une pétition, lancée à l’appel de journalistes, a recueilli beaucoup de signatures et sous la pression de la société civile, Emmanuel Macron a promis de retirer le paragraphe « secret des affaires » de la loi.
« Si les étoiles s’allument, cela veut dire, que quelqu’un en a besoin ! », a écrit Vladimir Maïakovski.
Un beau jour, après qu’elle eut apparu dans la législation, la notion de « secret des affaires » ne sombrera pas dans l’oubli, mais resurgira plutôt dans une autre loi. Croyez-moi, nous n’aurons pas longtemps à attendre.
Теги:

8 комментариев

  1. Арвид:

    Вроде бы фрацузская пословица: «Нет мелких экономий», поэтому если можно сэкономить на нотариусах, особенно в нынешний трудный момент, нужно это сделать. Вообще у среднего класса, которого никакое правительство ни правое не левое опасается трогать, скопилось масса монополий. Например, запредельные цены на зубные протезы, реальная себестоимость которых в несколько раз ниже.

    Мне кажется, что автор исходит скрее из политической позиции: если социалист, значит, надо его ругать. Вообще говоря, это неконструктивная позиция. Если даже социалисты в трудный момент выступают за экономию, против разбазаривания, это можно только приветствовать.

  2. Bear:

    Арвид, с одной стороны, Вы, возможно, правы. Но, с другой, меня очень смущает популистская сторона этой реформы. Французский нотариат – одна из немногих, практически, неподкупных систем именно из-за высоких тарифов и больших доходов нотариусов. Мало какая взятка может сравниться с риском потери столь высоких доходов всей жизни. Дешевый нотариат – база для криминала (вспомните Россию). Нам приходилось иметь дело с нотариатом при покупке жилья. И за свой, очень высокий процент, нотариус нас, действительно, защищал. А вот насчет зубных протезов было бы неплохо выяснить, какой процент навара у изготовителей

  3. C. Komov:

    Спасибо, Екатерина, за статью!

    Все то, о чем в ней говорится правда. И очень многих французов все это уже окончательно «достало». Но ловкачи из Лож и прочие доброжелатели человечества все устроили так, чтоб вместе с чувством бешенства, у граждан республики, строго одновременно появлялось и ощущение бессилья.

    Кстати, интересно, почему некоторые читатели так настойчиво прекраснодушны и терпеливы в отношении проблем Франции? Не потому ли, что признание несостоятельности Франции, как нормального государства и «хорошего» места для жизни, ставит под удар весь их жизненный выбор?

  4. Вадим:

    Между прочим, нотариальную копию документа нотариус заверяет беплатно. А вот отчего за очки и протезы дерут неесественно? Оказывается, содержать глаза и зубы в порядке — приравнивается к косметике, пластической операции, а это панская хвроба!

  5. Арвид:

    Котову.

    Франция в целом — прекарсная страна, по сравнению со множеством прочих. Это следовало бы понять тем, которым так хочется думать, что все наоборот. Не получится: люди «голосуют ногами», то есть прут сюда, а возвращаются на родину достаточно редко.

    Но она «прекрасна» только относительно множества других стран ( тут примерно такая же логика, как у Черчиля во фразе: «несомненно, демократия — самая полохая система, кроме всех прочих»). В действительности и в законодательстве и в практической жизни всех самых лучших стран несчетное количество нелепостей, ошибок, мошенничества и прочее. Над этим просто надо работать, даже по мелочам, потому что таких мелочей миллион и в совокупоности они портят жизнь. Чем и занимается Макрон. Это гораздо полезнее, чем без конца произносить красивые лозунги, как Олланд, или же затеивать бессмысленные мега-проекты вроде «Средиземноморского союза» Саркози, единственная цель которого в том, чтоб Саркози потом не забыла история. Нелепостей законодательных бездна везде. Например в США, строительный инженер в из Нью-Иорка не имеет права работать в соседнем Нью-Джетси под предлгом, что там другие нормы. Медицинская помощь в США очень дорогая, потому что синдикаты врачей сознательно ограничивают число медицинских вузов. Во Франции сделать очки — это начиная от 50 вероятно евро. Себе такие сделал для порядка за 90, но не ношу — сядешь на них, потеряешь. Вместо этого покупаю на блошином рынке вероятно китайские по 7евро за пару и вполне доволен ими. Но ведь надо еще знать, потому что ни в каких оптических магазинах они не продаются, а ведь достаточно бедных людей, которым трудно платить официальные цены.

    Зубные протезы в Венгрии в 3-4 раза дешевле чем во Франции, в последней дороговизну например имлантатов объясняют дороговизной материалов, но ведь в Венгрии вам ставят имплантаты тех же производителей, что и во Франции. Их вообще немного. Вообще для дантистов всякие там пломбы — это черная работа, они ее не любят. ЧТо они любят — это коронки, имплантаты и прочие протезы — вот там они зарабатвают настоящие деньги. Вот бы Макрона на них напустить. Но если вы человек изворотливый, то найдете мастера, который на самом деле эти протезы и делает, а не дантист, и вам тогда это обойдется раза в 2-4 дешевле. Но это незаконно, поэтому расчет только наличными. Средневековый корпоратизм до сих пор сохранился во Франции. Ведь тогда, например, матстер не имел права перекрыть крышу, если он не член кровельной гильдии, а попасть в нее очень непросто. Сейчас вы не можете просто стать таксистом — нужна лицензия, а такистское лобби борется за то, чтоб их не выдавали. В итоге такси в Париже не хватает. Вы не можете открыть аптеку без лицензии, а если по нормам в вашем районе достаточно аптек, то вы ее и не получите никогда. Таким образом устраняется конкуренция, а в аптеке, во-первых, стоите в очереди, пусть недолго, а во-вторых платите завышенные цены, потому что не поедете же в другой конец города, где цены пониже (такое редко, но бывает). Об адвокатах и говорить нечего. Такое обирание населения средним классом процветает.

    Те кто говорят, что вообще система негодная, я полагаю, недостаточно понимают ее работу. Но система несомненно нуждается в огромной доводке и шлифовке.

  6. C. Komov:

    Уважаемый Арвид,

    Я полностью с вами согласен ! Франция действительно замечательная страна по сравнению с огромным большинством других.

    Но видимо, и к сожалению, Макрон и прочие товарищи по тресту шлифуют ее как-то наоборот. Т. е. под видом шлифовки и доводки, делают все так, чтоб дефекты не уменьшались, а увеличивались. НО, при этом надо еще умудриться не пережать гайки и не сорвать резьбу, чтоб люди сидели да в основном помалкивали. Этому сложному ремеслу и учат в ЭНА и других уважаемых заведениях. Для того, чтоб в этом убедиться, будущего ждать не надо. Достаточно оглянуться в совсем недавнее прошлое, и проследить, что и как менялось за последние лет 15. Весело не станет. Но страна хорошая. Худо-бедно выдерживает. Пока-что...

    С. Комов

    (не Котов :-)

  7. Svetlana A.:

    Уважаемого комментатора Арвида статья явно задела за живое )) — судя по длине и страстности комментария.

    Но на многие вещи можно посмотреть и по-другому, или сказать о них другими словами:

    «Средневековый корпоратизм до сих пор сохранился во Франции.»

    Пережиток, не того слово! Но если назвать это «профессиональным сообществом», то сразу зазвучит куда более положительно?

    «Ведь тогда, например, матстер не имел права перекрыть крышу, если он не член кровельной гильдии, а попасть в нее очень непросто»

    Рискну предположить, что принадлежность к гильдии предполагала, как минимум, владение мастерством? Не будет ли лучше, если крышу кроют профессионалы, которые умеют это делать — потому что потеря репутации для них страшнее смерти, ибо означает позорное изгнание из того самого профессионального сообщества, — чем непонятно кто, но дешевый?

    «Сейчас вы не можете просто стать таксистом – нужна лицензия, а такистское лобби борется за то, чтоб их не выдавали. В итоге такси в Париже не хватает.»

    Не берусь судить, насколько такси не хватает и как дела обстоят с другими транспортными средствами. Рискну, однако, предположить, что если такси будет много, то будут пробки и вы все равно в этом такси никуда не поедете...

    «Вы не можете открыть аптеку без лицензии, а если по нормам в вашем районе достаточно аптек, то вы ее и не получите никогда.»

    Не вижу проблемы. Зачем иметь больше аптек чем нужно? Тем более, что возможность ценового сговора никто не исключал... Прибыль-то все хотят получать...

  8. Арвид:

    Ответ КОТОВУ.

    Вообще очень странно, что все говорят о трудностях Европы, но не упоминают о ее преимуществах. Трудности известно из-за чего — из-за глобализации. Не скажу точно, но наверно где-то с 60-х годов началось последовательное уничтожение одна за другой отраслей западноверопейской промышленности в основном азиатскики конкурентами. Сперва японцы вышибли европейскую оптическую промышленность, и дальше пошло-поехало, перечислять очень долго, легче наверно перечислить то, что еще осталось. О недостатках — безработица и т.п. трещат без умолку. Забывают главное: европейцы, особенно нижние классы, пользуются ширпотребом по воистину смехотворным ценам, если бы наши родные европейские рабочие производили эти вещи, то они бы обходились раз в 5 дороже. Ликвидировать перманентную безработицу, что действительно вопиющее безобразие и действительно мучительно для безработных (тех у кого сохранились остатки совести, особенно), можно двумя способами: понизить зарплаты, что запрещают профсоюзы, предпочитая не думать о том, что благодаря почти даровому импорту реальная зарплата катастрофически возросла за эти годы, можно было бы и уступить немного теперь. Но профсоюзы никогда не уступают, только наступают. Другой способ: девальвировать европейские валюты. Но это тоже сложно, в частности потому, что евройпейским банком доверяют и европейскую валюту скупают по всему миру (и не только швейцарскую), что искусственно повышает курс. Так что с Европой ничего худого не происходит на самом деле, а если бы не профсоюзы и пожалуй и банкиры, то вообщы был бы кайф.

    Ответ Светлане.

    Мне не угадать, с какой стороны она меня критикует, справа или слева. Если справа, то тогда это совершенно смешно: правые теоретически всегда за свободный рынок, который всегда работает на пользу потребителю и на повышение эффективности производства. Только что во Франции мы видели потрясающий пример. Сперва рынок сотовых телефонов в сговоре держали три фирмы: France Telecom, SFR и Bouygue, что привело к тому что тарифы стали почти самыми высокими в Европе, потом туда влез Free и сбил цены почти что вдвое.

    ЧТо произошло с ценой авиабилетов из-за свирепой конкуренции — и гворить нечего, это просто сказка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.