Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
суббота, 25 ноября 2017
суббота, 25 ноября 2017

50 лет сексуальной революции

Екатерина Гадаль0:25, 17 октября 2017ОбществоРаспечатать

1967-й год, первым бэби-бумерам едва исполнилось 20 лет. До знакового мая 1968 года ещё целый год, но движение в умах уже началось, речи становятся свободнее, а желания осознаннее.

Image pixabay.com

Ветер перемен из-за океана

Сладкие бэби-бумеры защищены благополучием «Славного тридцатилетия», наиболее благоприятного периода для среднего класса Европы. Их родители радуются улучшениям своей жизни, покупают дома, квартиры, дачи, спокойно оставляют работу, если что-то их не устраивает — никакого риска остаться без неё при минимальном уровне безработицы и, невиданной, ранее социальной защищенности трудящихся.

Если нет нужды думать о хлебе насущном, то головы могут переключиться на иное, более приятное, так подумав о другом, молодежь осознала, что её не устраивают нравы и уклады «общества запретов», где естественные желания подавляются на корню из-за всё подавляющего сексуального табу. Между тем, за океаном бушует «Лето любви», сотня тысяч молодых людей устремилась в Сан-Франциско — испытать радость «свободной любви», и, несмотря на осуждение пуританской Америкой, феномен «хиппи» останется в истории как первая попытка бросить вызов сексуальным нравам того времени.

 

Институты прошлого трещат по швам

Консервативная французская молодежь начинает потихонечку глумиться над институтом брака вообще и традиционной ролью союза мужчины и женщины, в частности. Прогрессивные идеи в области секса начинают проникать в молодое общество, оно больше не приемлет «сексуальную нормальность» их отцов, моральные устои католической церкви для них уже не имеют прежней силы.

Свобода — двое соединяются не для продолжения рода, а для получения удовольствия, однако, «освобождение» имеет определённые нюансы в угоду сильному полу. Дамы более подвержены догматам церкви, они настороженно относятся к вопросам отношений полов, захваченные врасплох новой модой «свободной любви», они зачастую становятся жертвами насилия.

«Массовая культура улавливает потаенные желания потребителя», — считает Бибиа Павард, специалист в области истории пола и феминизма, «кинематограф и реклама демонстрируют как пример для подражания образы самых красивых женщин, с каждым разом картинки все откровеннее, и даже сексуальнее».

Во Франции бесспорной иконой стиля становится смелая и эпатажная Бриджит Бардо, равных ей нет, ведь за плечами актрисы культовый фильм «Бог создал женщину» Роже Вадима, режиссёра, создавшего одномоментно миф из маленького, никому неизвестного порта Сен Тропе.

 

Главная провокация года от Сержа Генсбура

Главный сексуальный скандал разразился в декабре 1967 года. Его главными действующими лицами стали Бриджит Бардо и Серж Генсбур, уже скандально известный своей задорной песенкой «Леденцы» (Sucettes), исполненной 18-ти летней Франс Галль. Где поется об Анни, обожающей сосать анисовые леденцы. Публика быстро поняла «недетский» смысл гензбуровского текста, разразился огромный скандал. «Я не понимала двусмысленности слов, уверяю вас, а когда поняла – было уже поздно, песню прекрасно принимали, но я чувствовала себя ужасно, эта песенка изменила отношение ко мне молодых людей, на самом деле все это меня унизило», — с горечью вспоминает певица в интервью почти 50 лет спустя.

У Сержа Генсбура роман с Бриджит Бардо, и она попросила его сочинить «самую красивую песню о любви, какую только можно себе представить». Темпераментному Генсбуру понадобилась всего одна ночь, чтобы написать дуэт «Я тебя люблю … я тебя тоже нет» («Je t’aime … moi non plus»). Название песни пришло в голову автору, когда он услышал шутку Сальвадора Дали: «Пикассо – испанец, я тоже. Пикассо – гений, я тоже. Пикассо – коммунист, я тоже нет».

Музыку записали в Лондоне, голоса на студии Barclay в Париже, эта запись прозвучала всего один раз в дневном эфире Europe 1, но этого было достаточно, чтобы разразился огромный скандал. Пресса писала: «Вздохи и жаркие крики Бардо создают впечатление, что мы подслушиваем, как пара занимается любовью». Генсбур охотно распускал по Парижу слухи о том, что в студии они действительно занимались любовью: «Без вывертов этот мир был бы безнадежно скучен», — считал этот известный мастер эпатажа, культовый провокатор.

Но Бриджит Бардо запретила исполнение песни, её отношения с Генсбуром, продлившиеся всего несколько месяцев, закончились, она вернулась к своему тогдашнему мужу, немецкому миллионеру Гунтеру Саксу, грозившему подать в суд на неё и её любовника за ущерб его репутации: другие были времена, другие были нравы.

И выпускать в свет песню, заканчивающуюся стонами и имитацией оргазма, было слишком смело даже для иконы сексуальности. И у нее ещё оставались табу…

«Я тебя люблю … я тебя тоже нет» стала широко известна аудитории только в 1969 году в исполнении Джейн Биркин, и получила пальму первенства как самая продаваемая песня Европы. Только в первую неделю было продано более миллиона экземпляров…

 

Сексуальная революция под вопросом

И 50 лет спустя ученые мужи продолжают спорить, можем ли мы говорить о «сексуальной революции» 1967 года?

«Некоторые исследователи предпочитают термин «сексуальное освобождение», полагая, что нельзя говорить о «сексуальной революции» потому что, пока мы не присутствуем при полном исчезновении социальных норм сексуальности. Речи становятся свободными, но в них не говорится об освобождении женщины», — настаивает Бибиа Павард.

 

По теме:

Серж Генсбур: гигант «малого жанра»

2 комментария

  1. Жанна:

    очень приятно почитать про дела давно минувших дней, а то дела нынешних как-то сильно надоели)...

  2. Irene:

    50 лет! Отличный повод отметить то, в чем не принимал участия)) и отвлечься от повальной оптимизации и сокращений на работе! И хотя я за свободу, но не за разнузданность)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправить сообщение об ошибке
  1. (обязательно)
  2. (корректный e-mail)