Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
четверг, 23 ноября 2017
четверг, 23 ноября 2017

Дедовщина II

Кристина Мартэн 0:50, 28 октября 2015ОбществоРаспечатать

Военное дело
Наличие дедовщины – это армейская традиция, французская армия в этом плане не является исключением. Подростки, мечтающие поступить в одну из Высших военных школ, проходят обучение на двухгодичных подготовительных отделениях при военных лицеях.

Affaires militaires

Le bizutage est une tradition de l’armée et l’armée française ne semble pas vouloir le supprimer de ces plans. Les adolescents qui rêvent d’aller dans l’une de ces écoles militaires doivent passer par deux ans de classes préparatoires dans un lycée militaire.

Photo: Vladimir Bazan

Военный лицей. Вид изнутри

Давайте заглянем внутрь с помощью Седрика Полена, работавшего там наставником, и написавшего эссе «Военный лицей в начале нового века, внедрение дисциплины». У военных лицеев плохая репутация, поэтому сейчас проводится пиар-кампания по созданию положительного имиджа, это эссе – её часть.

Лицей – военное учебное заведение, где наличие забора является реальностью — учащийся не может выйти, когда ему захочется, а только в среду вечером на часок и в субботу после уроков. Но в 22 часа воскресенья, все должны быть на местах! Реальная жизнь начинается!
Военный лицей отделен от мира, чтобы лучше изолировать учащихся внутри, помещения строго разделены по возрасту, полу и классам (у каждого свой коридор). Жизнь протекает по принципу: «Разделение и закрытость влияют на поведение детей, назначение всех пространств интерната продумано, организовано и упорядочено. Общение учеников разных классов в принципе невозможно».

Каждому индивидууму – своё место, каждому месту – свой индивидуум.

Система наблюдения (слежки)

«Для наблюдения нужен персонал, но сначала нужно заполнить день и его хронометрировать, жесткий распорядок дня, разбитый зачастую на десяти-пятнадцатиминутные интервалы, не оставляющий ни секунды на свободные мысли, даже на сон выделяются считанные часы. Выполнение домашних заданий проходит в классах под присмотром взрослого и поздно вечером в спальне обязательно с открытой дверью. Наставники присутствуют везде и в любое время, по норме предполагается один наставник — на один коридор, что значит один на 20-30 учащихся. Когда на подготовительные отделения начали принимать девочек, в коридорах была установлена система видеонаблюдения. Кроме того, недавно на верхнюю одежду учащихся пришили светящиеся полоски, позволяющие легко обнаружить тех, кто не хочет быть замеченным в запрещенных для посещения частях парка.

Для полковника, начальника лицея, цель — «установить необходимые коммуникации, прервав другие, чтобы иметь возможность в любое время контролировать поведение каждого, его поощрить или наказать по принципу «Дисциплина организует пространство»».

Каждый ученик в лицее просканирован с ног до головы на соответствие модели «послушное тело», наставник – эксперт по медицине, парикмахерскому и портновскому делу, хореографии в одном лице. Ребенок копирует внешний вид и поведение, представляемые ему людьми, которым он доверяет и от которых он зависит полностью.

Спорт. Полковник Миллер, руководивший одним из лицеев, заявил в интервью: «Спорт – это единственная дисциплина, где мы не следуем программе Национального образования, его у нас в четыре раза больше нормы».
Оценочная система. Подобная система наблюдения и жесткая дисциплина позволяют проводить оценку каждого индивидуума (его тела и его окружения) по 12-тибальной шкале (A+; A; A-; B+; B; B- и т д). Такие аспекты, как качество бритья, стрижка, чистота обуви и тому подобное, проверяются постоянно, другие — время от времени – чистота в комнате несколько раз в неделю, чистота белья раз в неделю, исправность мебели перед каникулами.
Реакция учащихся. «Эта система наблюдения, группового и индивидуального, насаждаемая дисциплина тела и духа, не вызывает протестов или возмущений, а чаще ворчания или преходящее недовольство. Напротив, можно сказать, что эта техника воспитания работает хорошо».

Информация к размышлению

Армия не любит выносить сор из избы, поэтому форумы, посвященные этим учебным заведениям, подвергаются жесткой модерации, но, несмотря на это, то тут, то там проявляются печальные свидетельства, происходящего за их стенами.

«Мечтал об армии с детства, и в 18 лет хотел идти служить как солдат, но родители меня уговорили пойти на подготовительное отделение. Тяжелая моральная атмосфера, постоянные проявления «традиций» настолько отвратили меня от армии, что я отказался от своей мечты, и через год покинул учебное заведение…», — пишет молодой человек на одном из форумов.

«Вы должны быть уверены, что хотите поступать именно туда», — пишет другой форумчанин, «там очень тяжело не только физически, но и морально, да и шефы (классные наставники, от французского «sergent-chef» (старший сержант) – примечание РО) не всегда приятны. Один пример, вас могут разбудить среди ночи для проверки знаний, если ваш ответ плох — звучит команда «всплеск» (plouf), и вы должны прыгнуть в бак с ледяной водой».

Душераздирающая история, ставшая известной благодаря публикации в «Armée media». Первогодок подготовительного отделения при одном из военных лицеев не осуждал особо армейские традиции, он хотел стать военным. Юноша мучается сейчас и будет страдать всю жизнь от последствий травмы позвоночника. И всё потому, что его заставляли отжиматься с одноклассником на спине. Он безропотно терпел издевательства три месяца. Затем, не выдержав давления, решил сам свести счеты с одним из своих мучителей. Результат – пять дней в больнице — сломаны нос и ребро, кровь в моче. Дирекция учебного заведения, не пошевелившая пальцем, чтобы защитить новичка, не замедлила отреагировать.
Оба участника драки наказаны недельным исключением из лицея с формулировкой: «ущерб репутации заведения».
По возвращении кошмар возобновился. Среди ночи несчастный был вновь тяжело ранен, подростка ударили палкой по лбу. Продолжение истории: дежурного капитана осенила гениальная идея — запретить пострадавшему идти домой на выходные. Родители, встревоженные отсутствием их мальчика, направились в лицей, и, узнав о случившемся, забрали оттуда своего сына навсегда.

Другая история. Шарлота Фика мечтала служить в армии как «дедушка», для поступления в Высшую военную Школу девушка отучилась три года на подготовительных отделениях при двух военных лицеях, и затем прошла по конкурсу своей мечты, но, не выдержав морального давления, ушла оттуда, так и не получив диплома.
Шарлота Фика решила «вынести сор из избы» и написала книгу воспоминаний, вышедшую в свет в Бельгии. Французским издателям рукопись показалась неинтересной. Официальной реакции на книгу – нет, вероятно, потому, что её практически невозможно достать.
Посвященные люди с форумов возмущены — издатель многое смягчил в книге, но непосвященных она всё равно шокирует.

Вот как девушка описывает будни дедовщины: «Мальчишек принуждали ежедневно выполнять физические упражнения до изнеможения, от чего у одного из моих одноклассников началась гангрена ноги. (для обозначения подобной «физкультуры» имеется сленговое слово «ravalantes» — аналога в русском языке нет — прим. РО).

В свою очередь, девочки каждый вечер наблюдали один и тот же спектакль, в комнату вваливались девочки-деды, вываливали всё из шкафов на пол под предлогом, что вещи не были сложены правильно — по формату А4. Это время по распорядку дня отводилось на выполнение домашних заданий»

Послесловие
«Эти ребята уязвимы потому, что оторваны от семьи, они отдают себя на моральное и даже физическое унижение, дискриминацию под предлогом следования «традициям», и это происходит без всякого контроля взрослых.
Мой опыт работы в военном лицее заставляет меня осудить существующий «заговор молчания» в команде наставников и учителей. Хорошо защищенные внутренним регламентом, запрещающим «традиции», они не в праве игнорировать то, что происходит на самом деле за стенами интернатов» — пишет Николя Бара в «Armée media».

Может быть, господин Бара ошибается, и наставникам нелегко уследить за всем, что происходит в интернате? Или всё-таки нет?

Lycées militaires : vue de l’intérieur

Regardons ceux-ci de plus près grâce à l’aide de Cédric Paulin, travaillant là-bas comme surveillant et ayant écrit l’essai Un Lycée Militaire à l’aube du XXIe siècle :
l’incorporation de la discipline. Les lycées militaires ont mauvaise réputation, c’est pourquoi une campagne de relations publiques est aujourd’hui en cours pour la création d’une image de marque. Cet essai est sa partie.

Le lycée est un établissement d’études militaires où le cloisonnement est une réalité : l’élève ne peut sortir. Il peut seulement sortir une heure le vendredi soir et le samedi après ses cours. Mais le dimanche, à 22 heures, ils doivent tous être revenus ! La vraie vie reprend !

Le lycée militaire est isolé du monde et pour mieux isoler les élèves à l’intérieur, les locaux sont rigoureusement séparés par âge, par sexe et par année d’études (à chacun son couloir). La vie coule selon un principe : « La répartition et l’isolement influencent la conduite des enfants, tous les lieux de vie de l’internat sont examinés, organisés et réglementés. Toute relation entre élèves de différentes classes est en principe impossible ».

Chaque individu a sa place et chaque place a son individu.

Système de surveillance (filature). « Pour la surveillance, il y a besoin de personnel, mais d’abord, il faut remplir les journées et les chronométrer, c’est une routine quotidienne difficile, fréquemment interrompu par 10 à 15 minutes d’intervalle, ne leur laissant pas une seconde pour penser, même leur sommeil est interrompu de quelques heures. Les devoirs à la maison sont surveillés par les adultes jusqu’à tard le soir dans la chambre dont la porte est ouverte. Les surveillants sont présents partout et à toute heure, et les normes veulent qu’il y ait un surveillant par couloir – cela revient à un surveillant pour 20 à 30 élèves. Quand il y a des filles dans les classes préparatoires, elles sont surveillées par le système de vidéosurveillance dans les couloirs. Qui plus est, on a récemment cousu sur les vêtements des élèves des bandes réfléchissantes, permettant de détecter plus facilement ceux qui veulent braver les interdits en allant s’isoler dans certaines parties du parc.

Pour le colonel, le supérieur du lycée, le but est de « définir le besoin de communication, d’interrompre les autres pour être en mesure, à toute heure, de contrôler le comportement de chacun, de l’encourager ou de le punir pour le principe de « la discipline organise l’espace ».

Chaque élève du lycée est exploré de la tête aux pieds selon le modèle type du « corps docile » ; le surveillant est un expert en médecine, en coiffure et en couture, de la danse en une seule personne. L’enfant copie l’apparence et le comportement des gens en qui il a confiance et dont il dépend entièrement.

Le sport. Le colonel Millier, dirigeant l’un de ces lycées, a déclaré sur internet : « Le sport est la seule discipline où nous ne suivons pas le programme de l’éducation Nationale car il y a chez nous quatre fois plus de normes ».
Système d’évaluation : Un tel système de contrôle et les dures disciplines permettent d’évaluer chaque individu (son corps et son développement) sur un barème de 12 (A+; A; A-; B+; B; B- и т д). Ces aspects, comme la qualité du rasage, la propreté des chaussures et d’autres, sont vérifiés régulièrement et, quelque fois par semaine, la propreté des chambres est contrôlée, la propreté du linge plusieurs fois par semaine et le bon état du mobilier avant les vacances.

La réaction des élèves : « Ce système de surveillance de groupe ou individuel, cultive la discipline du corps et de l’esprit, ils ne protestent pas ou ne s’indignent pas mais leur mécontentement passe par un bougonnement. En face, on peut dire que cette technique d’éducation marche très bien. »
Information sur la réflexion.

L’armée aime laver son linge sale en famille, c’est pourquoi les forums consacrés à ces établissements d’étude sont soumis à de sévères modérations, mais malgré cela, ici et là, se manifestent de tristes témoignages de ce qui se passe entre ces murs. « Je rêve d’entrée dans l’armée depuis mon enfance et à 18 ans, je voulais servir comme soldat mais mes parents m’ont persuadé d’aller dans une classe préparatoire. La lourde atmosphère morale est une manifestation permanente de la « tradition » qui m’écarte à un tel point de l’armée que je me suis éloigné de ce rêve et après un an, j’ai abandonné mes études… », écrit un jeune sur l’un de ces forums.

« Vous devez être sûr que vous voulez y entrer », écrit un autre internaute, « là-bas, ce n’est pas seulement difficile physiquement mais c’est aussi difficile moralement et les surveillants ne sont pas toujours agréables. Par exemple, on peut vous réveiller pendant la nuit pour contrôler vos connaissances et si vous répondez mal, il sonne le commandement et « plouf » vous devez sauter dans un bac d’eau glacée ».

L’histoire déchirante est devenue connue grâce aux publications de « Armée média ». L’un des premières années de la section de l’un de ces lycées militaires n’ a pas désapprouvé les traditions de l’armée, il voulait y être pour aller faire la guerre. Cet adolescent a souffert et souffrira toute sa vie des conséquences d’un traumatisme à la colonne vertébrale. Et tout ça parce qu’on l’a force à faire des pompes avec un camarade de classe sur le dos. Il a été soumis et a enduré des moqueries pendant trois mois. Ensuite, n’ayant plus supporté la pression, il a décidé de se venger lui-même de l’un de ses bourreaux. Résultat : cinq jours à l’hôpital, le nez et les côtes cassés, du sang dans l’urine. Le directeur de l’établissement, n’ayant pas levé le petit doigt pour protéger le nouveau, n’a pas tardé à réagir.
Les deux élèves à avoir participé à la bagarre ont été expulsés une semaine pour « atteinte à la réputation de l’établissement ».
De retour, le cauchemar a recommencé. Au milieu de la nuit, il a de nouveau été grièvement blessé, frappé à coups de bâton sur le front. La suite de l’histoire : l’officier de service a eu l’idée ingénieuse d’interdire à la victime de rentrer chez lui pour le week-end. Les parents, inquiets pour leur fils, ont été au lycée et, lorsqu’ils ont appris ce qui s’était passé, ils l’ont définitivement enlevé de là.
Une autre histoire. Charlotte Fica rêvait de servir dans l’armée comme « grand-père », pour l’admission dans la Grande école militaire, la jeune fille a étudié trois ans dans des classes préparatoires dans deux lycées militaires puis elle est allée au concours de ses rêves mais n’ayant pas supporté la pression morale, elle est partie de là-bas et n’a donc pas reçu son diplôme.

Charlotte Fica a décidé de ne pas « laver son linge sale en famille » et a écrit un livre de souvenirs, paru en Belgique. Les éditeurs français ont trouvé le manuscrit inintéressant. Il n’y a aucune réaction officielle à propos de ce livre parce qu’il est pratiquement impossible de mettre la main dessus.
Les internautes du forum sont révoltés, l’éditeur a beaucoup atténué la réalité dans le livre mais il choque toujours autant les personnes.

Voilà comment la jeune femme décrit les bizutages quotidiens : « Chaque jour, les garçons étaient forcés à faire des exercices physiques épuisants jusqu’à ce qu’un de mes camarades de classe contracte une gangrène à la jambe. (Pour désigner un tel « exercice physique », on utilise le mot « ravalantes » — il n’existe aucune traduction de ce mot en russe).

A leur tour, tous les soirs, les filles ont vu le même spectacle dans les chambres, les aînés faisaient irruption et mettaient tout ce qui était dans les armoires par terre sous prétexte que ce n’était pas rangé correctement. Cela arrivait durant les heures d’étude ».

Postface
« Ces enfants sont vulnérables parce qu’ils sont arrachés à leur famille, ils cèdent moralement et même physiquement à l’humiliation et à la discrimination sous prétexte que c’est la « tradition » et cela sans aucun contrôle des adultes.

Mon expérience de travail au sein d’un lycée militaire me force à désapprouver l’existence de la « conspiration du silence » dans l’équipe des surveillants et des professeurs. Défendant bien le règlement intérieur interdisant la « tradition », ils n’ont pas le droit d’ignorer ce qui se passe réellement entre les murs de ces internats », écrit Nicolas Bara dans « Armée média ».
Peut-être Monsieur Bara se trompe-t-il et qu’il est difficile pour les surveillants de savoir tout ce qui se passe dans les internats ? Ou peut-être pas ?

8 комментариев

  1. Владимир:

    С особым интересом прочитал эту статью, потому что сам — очень давний выпускник СВУ. Потрясен приведенными фактами. У самого от «кадетки» остались воспоминания не самые лучшие, но такого тотального контроля и садистского воспитания даже представить себе не мог, хотя у нас и увольнения-то были не каждый выходной...

  2. Victor Glouchkov-Виктор Глушков:

    В Армии подавление личности и авторитета военнослужащих является традиционно-"нормальным" явлением. Иначе, каким образом он может исполнить приказ военноначальника нерассуждая? Является ли подобная практика оправданной в случае военных действий?

    По своему опыту в СА, знаю что дедовщина это реальная и специально созданная система, яко бы, для воспитания и закаливания ребят. Но как правило, она их калечит и воспитывает ненависть. Мы в своё время служили 2 года. Помню, как мой армейский друг через год получил отпуск на две недели и конечно, поехал к себе домой. По возвращению в полк, он рассказывал что первое что он сделал на гражданке, это избил до полусмерти офицера, который попался ему на пути. «Отомстил им за всё что натерпелся», говорил он. В моей повести «Спящий агент» есть глава «Слава Советской Армии», где я описываю все «прелести» этой славы. (Магазин Глоб, книга «Спящий агент», изд-во художественная литература, Москва, 2011)

  3. Сергей Ш.:

    Всегда в любой армии мира будут такие вещи! Хотите — называйте их традициями. Хотите — дедовщиной. Пока есть армии — это будет!

  4. Irene:

    Я возмущена тем, что происходит в военных заведениях, и невыносимо, что это было, есть и будет. Поражает позиция, которая состоит в том, что это мол, норма, традиция... Ничего подобного! Любое унижение — не норма! В этом нет ничего человеческого, в этом — отголосок какого-то животного поведения, дикости и отвратительного воспитания (возможно, и некие проблемы с работой мозга — в прямом смысле слова). Да, я не мужчина, и мне это не понять. Но и мужчине не понять, что это такое — ждать малыша, слышать сердцем, как он растет, родить его, воспитать, вырастить, пройдя бессонные ночи и массу других опасений за его здоровье и взросление. И вот после какой-то мерзавец посмеет прививать ему «традиции»??? Типа воспитываем боевой дух??? И ради чьих-то интриг и личных амбиций эти дети потом пойдут умирать? Вы вообще думали об этом? Зачем это, кому это нужно? Ну, точно не его родителям, если они люди адекватные... Я думаю, если бы мужчины могли рожать, войн бы не было! Извините за эмоциональность.

  5. Bear:

    К вопросу о традициях и дедовщине. Мой сын закончил Политехническую школу. Подготовительные классы проходил в Лицее Сен-Луи. Там была традиция: лучшего ученика по полугодию купать в бассейне фонтана перед Сорбонной, благо рядом. Все бы ничего. Но полугодие заканчивалось в декабре. И купание происходило тогда же. Собпротивление не помогало – барахтуещегося «ботаника», получившего лучшие оценки, несли в фонтан на руках. Мой сын отказался идти сам, сказав, что если хотят – пущай несут. Его с триумфом пронесли на руках по бульвару Сен-Мишель и бросили в бассейн. Перед этим он отбросил в сторону большую сумку. Вылезя из бассейна, он достал из сумки полотенце. Полностью разделся. Насухо вытерся и переоделся в сухой комплект белья, который достал из той же сумки. И все это под аплодисменты окружающих. Но когда он достал из сумки фляжку с коньяком и осушил половину, чтобы не простудиться, а остатки пустил по кругу, аплодисменты перешли в овацию. Более к нему никогда и никто не приставал. Безусловно, «дедовщина» и подобные традиции сушествуют. Но их применение в значительной степени зависит от личности того, кого хотят унизить. Достойное поведение, с одной стороны, и/или опасность получить по морде от того, кого хочешь унизить даже (даже если последний рискует быть избитым), остановят если не всех, то очень многих. Отсюда вывод: господа, воспитывайте своих сыновей мужиками, способными заставить себя уважать. Для этого отнюдь не обязательно иметь бицепцы Шварцнегера, но дать по роже вместо отжимания от пола с сокурсником на спине – обязательно. Пусть потом побьют. Однако второй раз не предложат.

  6. Michel:

    Сына Бэра не унизишь !

  7. GR:

    Явно попытка с негодными средствами.

  8. C. Komov:

    Мда... Сурово, конечно. Но в СССР все знали, что армия не сахар. А здесь почему все молчат? Видно не сочетается как-то общество потребления с защитой отечества.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправить сообщение об ошибке
  1. (обязательно)
  2. (корректный e-mail)