Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
вторник, 16 октября 2018
вторник, 16 октября 2018

Эта «сладкая» тюремная жизнь

Кира САПГИР0:24, 16 января 2013ОбществоРаспечатать

О «сладкой» тюремной жизни во Франции ходят прямо-таки золотые легенды на российских уголовных просторах! За решеткой, мол, во Франции заключенным лучше живется, чем иному на свободе: там к их услугам и телевизор, и спортзалы, и кино, и душ, там на завтрак круассаны, а на обед — де, курятина да бананы. Словом, не жизнь, а малина во всех смыслах!

Мечты, мечты, где ваша сладость?! Ведь в реальности плачевное состояние французской пенитенциарной системы давно стало притчей во языцех.

Il circule dans les milieux criminels russes de véritables légendes dorées au sujet de la « douceur » de la vie carcérale en France. Derrière les barreaux, il se dit qu'en France, les prisonniers vivent mieux que n'importe quelle personne en liberté : ils auraient à leur disposition rien de moins qu'une télévision, une salle de sports, un cinéma, une douche. On leur donnerait des croissants au petit déjeuner et du poulet à la banane au déjeuner. En résumé, la prison française serait un véritable paradis terrestre.

Des rêves et encore des rêves, où est la douceur ?! En réalité l'état déplorable du système pénitentiaire français est devenu la fable du quartier.

actu_gds_fleury_merogis_20121220

К.Тобира посещает тюрьму Флери-Мерожис | Ch.Taubira à Fleury-Mérogis. Photo: MJ/DICOM/Caroline Montagné

«Люди редко выходят оттуда несломленными», — слова сказаны именно про французскую тюрьму. Да-да, про ту самую, вожделенную для российских гопников! И произнес эти слова не кто иной, как сам Генеральный контролер мест лишения свободы Жан-Мари Деларю.

Эта должность была создана летом 2002 года по инициативе прежнего президента. Епархия контролера — все места лишения свободы.

Осуществляя с 2008 года планомерные рейды во французские места заключения, нынешний главный смотритель за французскими тюрьмами направляет ежегодные отчеты о положении дел за решеткой. Увы, последний по времени отчет, представленный 12 декабря 2012 г., вновь вскрывает вопиющие факты.

По сравнению с другими европейскими странами французская пенитенциарная система и сегодня одна из самых бесчеловечных.

«Ветхость, жестокость, бедность и унижение достоинства», — этими четырьмя словами Жан-Мари Деларю пригвоздил французскую Фемиду к позорному столбу.

Итак, по пунктам

1. Ветхость

Тот, кто смотрит французские сериалы о комиссаре Наварро, помнит типичную скромную обстановку полицейского участка где-то на окраине мегаполиса: ветхие канцелярские столы, расшатанные стулья, видавшее виды здание, которое ждет — не дождется капремонта... Но в этих фильмах не показано, как люди мучаются в «обезьяннике», то бишь в КПЗ, где, само собой, грязные облупленные стены, ржавые решетки, туалеты, на которые страшно присесть...

Но это ничто в сравнении с самими тюрьмами. В марсельской Бометт, в парижской Санте либо в жуткой тюрьме в Нумеа (Новая Каледония) — поистине ад кромешный! В обветшалых перенаселенных камерах вовсю резвятся полчища тараканов; по всем углам роятся пауки и мокрицы, бегают крысы с кроликов величиной! В камерах невыносимая вонь. Стены сочатся сыростью, двери изъедены ржавчиной, по углам плесень.

И вот результат. На днях, 3 января 2013 г., в городе Кольмаре трое заключенных совершили из тюрьмы дерзкий побег. Ножкой стола они легко пробили в ветхом потолке дыру, выбрались через нее на крышу, спустились во двор и вышли в открытую дверь тюрьмы, как будто не ремонтировавшейся с момента постройки — в XIV веке!

2. Жестокость

— 200 мест — максимум для тюрьмы! — заявляет Деларю. А при этом, согласно данным нынешнего рейда, на 55 000 мест в тюрьмах Франции сейчас приходится свыше 81 000 заключенных. «Сидя по 22 часа в битком набитой камере, люди звереют до того, что туда не осмеливаются сунуться даже тюремные надзиратели...», — говорится в докладе Генерального контролера.

Урки, в том числе и маньяки, издеваются над более слабыми сокамерниками, изуверствуют, обирают по праву сильного. Ночью и в особенности во время прогулок неугодных зверски избивают, калечат, насилуют — все это на глазах у бездействующей охраны. По тюрьме свободно гуляют наркотики, процветают рэкет и черный рынок. И если заключенный не может вовремя расплатиться, ему угрожают «наездом» на близких.

«Современная французская тюрьма ломает человека, рождает в нем монстра», — подытоживает Жан-Мари Деларю.

3. Бедность

Что и говорить, условия заключения во Франции сложно назвать райскими. В 20% мест заключения налицо антисанитария и отсутствие элементарной гигиены. При этом в 2012 году бюджет на поддержание гигиены и санитарии в местах заключения был урезан на 59%.

4. Унижение

В настоящее время идет строительство тюрем на 13 000«посадочных» мест, оснащенных по последнему слову тюремной техники. Однако жизнь в такой обезличенной тюрьме слишком механизирована, полностью бездушна. К тому же, там за малейшую провинность заключенного ждет наказание, порой неадекватное проступку. В этих огромных тюрьмах практикуются изощренные издевательства — в их числе унизительные проверки, которые призваны уничтожать заключенных морально, а то и просто физически. Из-за невыносимых унижений число самоубийств во французских тюрьмах выросло в пять раз, достигнув 20 суицидов на каждые 10000 заключённых (для сравнения, в Греции эта доля составляет четыре на десять тысяч).

Известно, например, что у женщин, попавших в тюрьму Флери-Мерожис под Парижем, отнимают бюстгалтеры, объясняя это «профилактикой суицидов». Там же французсских зэчек обыскивают (гораздо чаще, чем это необходимо), раздевая догола.

«Я думаю, что все эти меры можно назвать одним словом — бесчеловечность», — подытоживает Ж. -М.Деларю. «Наказание — это лишение свободы, а не жизнь в невыносимых условиях!»

В последнее время ситуация во французских тюрьмах вызывает официальное осуждение Советом Европы и Лигой прав человека. Зато население самой Франции, считающей себя родиной тех самых прав человека, ситуация в тюрьмах тревожит мало. Французские обыватели вообще считают: попал в кутузку, значит, за дело и поделом! Тюрьма — это вам не трехзвездочный отель

«Восходящая звезда» французской политики

«Республиканская тюрьма должна походить на саму Республику!» — грозно провозгласила Кристиан Тобира, министр юстиции в правительстве, сформированном Франсуа Олландом.

На французском политическом небосклоне 60-летняя Кристиан Тобира — восходящая звезда.

Тобира — уроженка Французской Гвианы. Она носит на голове традиционные косички и говорит четко и пронзительно.

Ее назначение стало сюрпризом для всего политического класса Франции. Мало кто ожидал увидеть в кресле министра юстиции бывшую сторонницу независимости Французской Гвианы!

С 1992 года Тобира была лидером созданной ей (вместе с мужем) гвианской партии Walwari (Веер). Она выдвинула свою кандидатуру на французских президентских выборах 2002 года. Было сказано, что Тобира тогда оттянула голоса у социалиста Жоспена, в результате чего во второй тур прошел Ле Пен. По всей видимости, социалисты на нее зла не хранят: Тобира все же своя...

Но еще до всего этого, в 2001-м, «железная гвианская леди» заставила заговорить о себе как об авторе закона, приравнивающего колониальное рабство к преступлениям против человечности, взяв при этом за образец холокост.

Сегодня министр юстиции яростно борется за «тюрьму с республиканским лицом». И во имя этого, посетив 8 января марсельскую «Бометт», она лично организовала там «травлю крыс до победного конца».

В настоящее время по настоянию министра юстиции на обновление и ремонт тюрем Санте, Бометт и Флери-Мерожис уже решено выделить из госказны 800 миллионов евро, а в тюрьмах Клермон-Феррана, Орлеана, Шартра, Компьеня и Бовэ проведут ремонт камер на 1082 места. Для прочих французских тюрем бюджет на реконструкцию увеличен на 20%.

Решив покончить с наследием Николя Саркози, Тобира отменила так называемую «минимальную меру наказания» и рассчитывает на снисходительность судей благодаря сокращенияю перенаселения во французских тюрьмах.

У нас и у них...

Возникает какое-то странное ощущение дежавю. Ну да, крысы и тараканы, сырость и вонь, перенаселённость и отсутствие вентиляции, жестокость, убогость, садизм, обветшание... Но разве не такие же условия в российских камерах или СИЗО? В России, как и во Франции, этим, вроде бы, озабочены, пишут и звонят во все колокола, а тюремный воз и ныне там.

Зато недавно СМИ оповестили, что бедняжка Брейвик протестует против «прозябания» в собственном тюремном апартаменте, благоустроенном по последнему слову комфорта!

« Rares sont les personnes qui n'en sortent pas détruits », voilà ce qu'on dit de la prison française. Et il s'agit bien de cette prison, celle là même que les voyous russes encensent ! Et c'est nul autre que Jean-Marie Delarue, Contrôleur Général des lieux de privation de liberté qui s'est exprimé en ces termes.

Cette fonction a été créé à l'été 2002 à l'initiative du précèdent président. Tous les lieux de privation de liberté sont l'apanage du contrôleur. Depuis 2008 sont organisées des descentes dans les lieux de détentions, et l'actuel surveillant général établit un rapport annuel sur la situation dans les prisons. Hélas, le dernier rapport en date, présenté le 12 décembre 2012 révèle à nouveau des faits révoltants.

De plus, le système pénitentiaire français est aujourd'hui un des plus inhumains de tous les pays européens.

« Vétusté, cruauté, pauvreté, violation de la dignité » — ces quatre mots de Jean-Marie Delarue ont cloué la Thémis française au piloris.

Ainsi, point par point:

  • La vétusté

Celui qui a regardé la série française Navarro se souvient du typique et modeste poste de police quelque part en périphérie de la métropole : vieilles tables de bureau, chaises branlantes, bâtiment délabré qui attend en vain une révision... Mais dans ces films on ne montre pas comment les gens souffrent dans leur « cage », je veux dire en détention provisoire, où, il va sans dire, les murs sont sales et décrépis, les barreaux rouillés et où l'on peine à s'asseoir sur les toilettes...

Mais ça n'est rien comparé à ces prisons là. A la prison marseillaise des Baumettes, à la Santé ou encore à la terrible prison de Nouméa (Nouvelle Calédonie) — un véritable enfer ! Dans les cellules délabrées et surpeuplées gambadent des hordes de cafards. Dans les coins de la pièce, araignées, cloportes et rats de la taille d'un lapin pullulent ! Dans les cellules règne une puanteur insoutenable. Les murs suintent, les portes sont rongées par la rouille, les coins sont recouverts de moisissures.

Et voilà le résultat. Il y a quelques jours, le 3 janvier 2013, trois détenus se sont audacieusement évadés de la prison de Colmar. Ils ont facilement percé le plafond à l'aide d'un pied de table, ont atteint le toit, déboulé dans la cour et sont sortis par la porte de la prison, à croire qu'elle n'avait pas été réparée depuis sa construction, au XIVe siècle !

  • La cruauté

« 200 places maximum par prison ! » a déclaré Delarue. A cela s'ajoute les données de la dernière descente : sur les 55.000 places dont disposent les prisons françaises on compte 81.000 détenus. Il est dit dans le rapport du Contrôleur Général qu'« à être assis pendant 22 heures dans une cellule bondée, les personnes deviennent si brutales que même les surveillants n'osent pas y fourrer leur nez ». Les criminels, et y compris les maniaques, intimident les détenus les plus faibles, commettent des atrocités et violentent selon la loi du plus fort. Pendant la nuit et plus particulièrement pendant la promenade les indésirables sont tabassés, mutilés, violés, et ce sous le regard de gardiens inactifs. A l'intérieur de la prison les narcotiques circulent librement et le racket comme le marché noir sont monnaie courante. Et si un détenu ne peut pas s'acquitter de ses dettes, on le menace de «rendre une petite visite » à ses proches.

« La prison française d'aujourd'hui détruit la personne, fait naître en lui un monstre»,  résume Jean-Marie Delarue.

  • La pauvreté

Que dire, si ce n'est qu'il apparaît difficile de qualifier de paradisiaques les conditions de détention en France. Dans 20% des cas les lieux de détention sont insalubres et présentent des manquements aux règles élémentaires d'hygiène. De plus, en 2012 le budget pour le maintien de l'hygiène et de la salubrité dans les lieux de détention a été diminué de 59%.

  • L'humiliation

En ce moment a lieu la construction d'une prison dotée de 13.000 places « assises » qui seront toutes équipées de la dernière technologie carcérale. Cependant, la vie dans une prison aussi impersonnelle sera sans doute trop mécanisée, totalement déshumanisée. Et de plus, la moindre effraction d'un détenu fera l'objet d'une punition, parfois inadaptée à la faute. Dans ces grandes prisons on prendra des mesures élaborées, parmi lesquels des contrôles humiliants, qui sont conçus pour détruire moralement les détenus, et non plus seulement physiquement. A cause des humiliations insupportables le nombre de suicides dans les prisons françaises a été multiplié par cinq, atteignant le nombre de 20 suicides pour 10.000 détenus (en comparaison, ce nombre est de 4 pour 10.000 en Grèce).

On sait, par exemple, que les femmes incarcérées à Fleury-Mérogis au sud de Paris se voient retirer leurs soutiens-gorges afin de lutter contre la « prophylaxie des suicides ». Là-bas on fouille aussi les détenues (beaucoup plus qu'il n'est nécessaire) en les déshabillant entièrement.

« Je pense qu'on peut regrouper toutes ces méthodes sous le même nom : inhumanité », résume J-M. Delarue. « On condamne les gens à une privation de liberté, pas à une vie dans des conditions intolérables! ».

Récemment, la situation dans les prisons françaises a été condamnée par le Conseil de l'Europe et la Ligue des droits de l'Homme. En revanche, la population française elle-même, qui se considère comme la patrie de ses mêmes droits de l'homme, ne s'inquiète que peu de la situation dans les prisons. Les Français pensent généralement ainsi : tu es en prison, tu n'as que ce que tu mérites ! La prison, ce n'est pas un hôtel trois étoiles !

« L'étoile montante de la politique française »

« La prison de la République doit ressembler à la République ! » a sévèrement lancé Christiane Taubira, la garde des Sceaux du gouvernement de François Hollande.

Dans l'horizon de la politique française, la sexagénaire Christiane Taubira est une étoile montante.

Taubira est originaire de la Guyane française. Elle porte les traditionnelles tresses, parle distinctement et d'une voix puissante. Sa nomination a été une surprise pour toute la classe politique française. Peu de gens s'attendaient à voir siéger dans le fauteuil de garde des Sceaux une ancienne partisane de l'indépendance de la Guyane française !

A partir de 1992, Taubira est la leader (avec son mari) du parti Walwari dont elle est la fondatrice. Elle présente sa candidature aux élections présidentielles de 2002. Il a été dit que Taubira aurait grappillé des voix au socialiste Jospin, en conséquence de quoi Le Pen aurait été présent au second tour. Selon toute vraisemblance, les socialistes ne lui en veulent plus : Taubira est toujours là...

Mais encore avant cela, en 2001, la « dame de fer guyanaise » fit parler d'elle comme l'auteur de la loi qui a assimilé l'esclavage colonial aux crimes contre l'humanité, suivant ainsi l'exemple de l'holocauste.

Aujourd'hui la garde des Sceaux lutte avec vigueur pour « une prison à visage républicain ». Et c'est au nom de cela qu'elle a personnellement organisé, après avoir visité la prison marseillaise des « Baumettes », la « chasse aux rats jusqu'à la victoire finale ».

A cette heure et sur les instances de la garde des Sceaux, il a été décidé de consacrer 800 millions d'euros à la rénovation et la réfection des prisons de la Santé, des Baumettes et de Fleury-Mérogis, ainsi qu'à la remise en état de de 1082 cellules des prisons de Clermont-Ferrand, Chartres, Compiègne et Beauvais. Le budget pour la réhabilitation des autres prisons françaises a été augmenté de 20%.

Ayant décidé d'en finir avec l'héritage de Sarkozy, Taubira a annulé la dite « peine plancher » et compte sur l'indulgence des juges afin de réduire la surpopulation dans les prisons françaises.

Chez nous et chez eux...

Il y a là un étrange sentiment de déjà-vu. Mais oui, les rats, les cafards, l'humidité et la puanteur, la surpopulation et l'absence de ventilation, la cruauté, la pauvreté, le sadisme, le délabrement... De telles conditions n'existeraient-elles pas dans les prisons russes ou en cellule de détention préventive ? En Russie comme en France, ces problèmes sont préoccupants, on écrit et on crie sur tous les toits, mais en prison rien n'a changé.

Au même moment, les médias nous annoncent que l'infortuné Breivik proteste contre la « végétation » dans son propre appartement carcéral qui est équipé du dernier cri en matière de confort !

15 комментариев

  1. vassia:

    Не дй Бг попасть в тюрьу вооьще. э.Даже без мышей и тарактанов. В тюремные крысы — тоже люди

  2. М. В.....а.:

    Я провела два года в тюрьме Флери-Мерожис за подделанный чек. Я другой такой тюрьмы не знаю! Они мне,, сан-папье и сан домисиль-фикс, помогли с работой после освобождения. А крысы и мыши там действительно бегали, это правда.

  3. Michel:

    Человек — нелегал и бомж, зато баба.

  4. В. Красин:

    Спасибо за интересную стаью . Все же здесь без суда и слеждствия людей не гноят, как в отечестве.

  5. Michel:

    Уважаемый г-н Красин, и во Франции правды нет и не будет.

  6. Захарова Наталья:

    О самой страшной в Европе французской тюрьме \\\\\\\"Флери-Мерожис\\\\\\\" где я провела 4 месяца по сфабрикованному против меня уголовному делу.Здесь меня держали час под проливным дождем в январе месяце при температуре -10, здесь меня надзирательницы хлестали по лицу, не пускали на прогулку, не вызывали врача, когда были сердечные приступы ,и я часами лежала на бетонном полу без сознания,умышленно затягивали мое отправление в Россию и т.д и т.д.И все это за то, что я хочу жить со своей собственной дочерью, заботиться и воспитывать и любить ее! ...

  7. Alena:

    Простите, «под проливным дождём при температуре минус 10»- это как?..

  8. Ален:

    Очень интересный, кстати, вопрос

  9. Арвид:

    Мой приятель сидел лет 10 назад под следствием месяцев пять и остался очень доволен. Желаю автору того же.

  10. законопослушный автор - Арвиду:

    Арвид, за что ?! КС

  11. Режис Гейро:

    Хорошо, что бывают такие статьи о настоящей французской жизни. Для русских читателей блога, мне кажется, очень интересно. Хотя и нельзя забывать и о русских лагерях. Но Франция — действительно жестокая страна. То же самое в области экономики. Французские предприниматели могут быть очень жадными, положение французской буржуазии со времен Бальзака мало изменилось. Обычные люди находятся между двумя противопоставленными императивами — «хозяева» болбше не дают работы, а мы живем в старом крестьянском обществе, где властвует поклонение труду. Приятнее всего в нашей стране — это, пожалуй, нравственная свобода, Люди, в общем, проявляют большую терпимость друг к другу в области нравов. И еще одно — люди здесь менее «стереотипны», чем в других странах. Хотя и ситуация меняется. Например, тридцать лет назад, обычные русские (советские) молодые люди, в большинстве, за редкими но блестящими исключениями, казались нам, французским молодым людям, одинаковыми конформистами (одинаковые шаблоны, избитые шутки...), а сейчас, как мне кажется, ситуация постепенно меняется, это почти что обратно .

  12. Olga:

    Благодарю г-на Гейро за краткий ликбез, адресованный русским читателям — идиотам « о настоящей французской жизни». Действительно, упоминая Бальзаковскую эпоху, г — н Гейро, в роли провинциального учителя, объясняет необременённому знаниями русскому читателю откуда ноги растут. Спасибо. Не ясно всё же как и где при «нестереотипности» мышления, молодому г-ну Гейро тридцать лет назад, не посчастливилось встретить тех пресловутых : «обычные русские (советские) молодые люди, в большинстве, за редкими но блестящими исключениями, казались нам, французским молодым людям, одинаковыми конформистами (одинаковые шаблоны, избитые шутки...)». Нет, г-н Гейро, Вы были знакомы исключительно с блестящими русскими людьми и нон конформистами. Не забывайте об этом. А тюрьма ? Ну что тюрьма ? Не дом отдыха, в самом деле.

  13. Бам:

    Однако, полезный для идиотов материал! Почему народ думает, что зона на западе лучше? Тюрьма же...

  14. Режис Гейро:

    Дорогая Ольга, тридцать лет назад, я Вас не знал, к сожалению. Я говорил именно про тех молодых «обычных» людей, особенно девушек, которых нам, совсем неопытным молодым людям, было дано встречать, например, в советских университетах. Нон-конформистов я стал встречать попозже. Впрочем, я написал «за редкими но блестящими исключениями». И конечно, Вы всегда были и будете редким и блестящим исключением.

  15. Мария:

    «Обычные люди находятся между двумя противопоставленными императивами», "ситуация постепенно меняется, это почти что обратно . " и проч.

    Да этот парень, «русист» Режис Гейро, вообще не говорит по-русски!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправить сообщение об ошибке
  1. (обязательно)
  2. (корректный e-mail)