Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
пятница, 21 сентября 2018
пятница, 21 сентября 2018

Гигантская оранжерея у Елисейских полей

Огулбиби МАРИАС 0:05, 9 июня 2013ОбществоРаспечатать


Как это у Грибоедова: «А всё Кузнецкий мост и вечные французы!..» Кузнецкий мост тут совсем ни при чем, а вот французы, это да! Каждый раз, когда прихожу на новую выставку в Париже, связанную с дизайном, с современным творчеством, вспоминаю эту фразу и восклицаю в душе: «Ай да французы! Сколько выдумки, сколько фантазии!» Наверное, у французов это в генах — что бы ни взялись творить, всё у них получается с таким изумительным вкусом, с таким изяществом, оригинально и восхитительно.

Зайдя в последний день с утра на выставку «Садовое искусство», которая шла в Гран-Пале всего четыре дня, я не могла выйти оттуда до самого закрытия и еще сожалела, что не все успела посмотреть.

A chaque fois que je viens à une nouvelle exposition à Paris concernant le design ou l'art moderne, je ne peux m'empêcher d'avoir cette phrase en tête "Ah ces français ! Tellement d'inventions, tellement de fantaisies ! ". A croire qu'ils ont tous ça dans les veines. Tout ici est fait avec raffinement, élégance et originalité.

En visitant l'exposition «Art du jardin» au matin du dernier jour, exposition qui se tenait au Grand Palais pendant 4 jours, je n'ai pas pu la quitter avant la fermeture et même alors, en regrettant de ne pas avoir eu le temps de tous voir.


1


Монументальный павильон знаменитого Большого дворца, возведенного в 1900 году к Универсальной выставке, с гигантской купольной крышей из стекла будто бы изначально предназначался для того, чтобы в нем разводили сады, огороды, леса и джунгли. Самая большая оранжерея в Европе, не переставали повторять организаторы и пресса. 50 крупнейших европейских фирм — специалистов по выращиванию деревьев, цветов, фруктов и овощей; десятки дизайнеров — пейзажистов, декораторов, художников, керамистов, фотографов, чье творчество связано с флорой, постарались на славу. Один стенд лучше другого будто соревновались по красоте. Но разве можно сравнивать, что красивее — роза или рододендрон, сирень или необычные «колокольчики», фуксии, клен или пальма?

Le monumental pavillon du Grand Palais a été construit en 1900 à l'occasion de l'exposition universelle, et le toit en verre en forme de coupole donne l'impression que depuis le début, le bâtiment avait été pensé pour abriter des jardins, des petites forêts ou encore des jungles.

« Le plus grand jardin couvert d'Europe » répétaient sans cesse la presse et les organisateurs. L'avis prouvé par tous ces experts venus apporter leur collaboration. Des spécialistes en culture des arbres, des fleurs, des fruits et des légumes, ainsi qu'une dizaine de professionnels en design, des paysagistes, des décorateurs, des artistes, des photographes, tous rivalisant entre eux par l'intelligence et la beauté de leur création.


6


Над выставкой работал большой коллектив специалистов, мастеров, так сказать, ботанических дел и наук, но особо надо выделить автора концепта выставки — известного пейзажиста, урбаниста, этноботаника Thierry Huau, которого окрестили оркестром природы. Именно он разработал сценографию выставки, которая была создана по плану огромного парка, разделенного на специальные участки для кленов, хвойных лесов, для экзотических деревьев, для розария и других цветочных «клумб», отдельное место для стендов дизайнеров. Был даже большущий зеленый газон — зона отдыха и пикников, которую назвали «Nationale 7». Это мифическая автодорога послевоенного времени, отвозившая веселых школьников на каникулы и счастливых отпускников из Парижа в Ментон, на юг, к морю.


Bien qu'un grand nombre de spécialistes et d'experts en science et en botanique aient travaillé sur l'exposition, il faut néanmoins parler de l'homme qui a eu l'idée de ce projet, le célèbre paysagiste, urbaniste et ethnobotaniste Thierry Huau. Qui a travaillé sur l'agencement de l'exposition, il a du adapter son plan au bâtiment qui accueillait et il a séparé l'exposition et les plantes en différentes parties, une pour les érables, une pour les conifères, une autre encore pour les arbres exotiques et ainsi de suite. Une aire de pique-nique a même été mise en place pour les visiteurs qui s'appelait «National 7» du nom d'une ancienne route allant jusque dans le sud de la France jusqu'à la mer.



Здесь на зеленых лужайках разместили свою продукцию декораторы, изготовители барбекью, продавцы напитков и мороженого в стиле ретро. Самую большую лужайку заняла знаменитая фирма, король огорода «Truffaut». Руководствуясь темой «Отдых в деревне 1950-60-х годов», фирма воссоздала дух счастливой безмятежной поры — огромный курятник с живыми курами, петухами и цыплятами, старенький «Ситроен», металлические лейки и кувшины, покрытые патиной времени, старый холодильник, потрясающие вертикальные панно с огромными кочанами капусты, со всевозможными видами зеленого салата. Блестящие баклажаны, помидоры, кабачки, красный перец аппетитно росли на грядках и в больших горшках.


Sur une pelouse où étaient de part et d'autres disposées les productions d'un décorateur, il était possible de faire des barbecues, il y avait également des vendeurs de boissons et de glaces. Et sur la plus vaste des pelouses se trouvait un enclos de la marque «Truffaut» basé sur le thème des «vacances à la campagne durant les années 1956-60». L'enclos nous rappelle cette époque paisible et sereine avec un poulailler où gambadent poules, coqs, et poussins. On peut y voir également des vieux modèles de Citroën mis en exposition, des arrosoirs et des carafes d'époque pour la décoration, un vieux frigidaire, un très grand nombre de variétés de salade, d'asperge, de tomate, ou encore de poivron rouge poussant dans de grands pots.



Французские воспеватели красоты

Если больше века назад Клод Моне мучился и изводил себя оттого, что ему не удается точно передать ощущение красоты природы, таинственную атмосферу вечернего сада, прелесть сирени, ирисов и лилий, блики на воде, игру и переливы солнечного света, то сегодня, налюбовавшись красотами на живописных полотнах мастеров в темных и тесных музейных залах, мы зачарованно глядим на живые цветы, вдыхаем их чудные ароматы, будто впервые открываем книгу матушки-природы. Водоем, расположенный на время выставки в Гран-Пале, притягивал с первого взгляда и долго не отпускал от себя.

S'il y a plus d'un siècle Claude Monet s'exaspérait et s'acharnait en vain à retransmettre dans ses tableaux cette beauté de la nature, cette atmosphère, le charme des lilas, des iris et des lis, ainsi que les taches de lumière sur l'eau, il faut reconnaître que cette exposition nous en donne un aperçu des plus impressionnants. La nature se révèle à nous et parviendrait presque à nous faire oublier l'endroit où nous nous trouvons, c'est à dire dans le centre d'une mégalopole à seulement deux pas des Champs-Elysées qui sont si bruyantes et agitées.



От него исходил дух умиротворения и таинственности. При взгляде на фонтанчики, плавающие лотосы и водяные лилии, которые обдавались влагой из причудливых распылителей, можно было забыть, что находишься в сердце огромного мегаполиса, в двух шагах от шумных и суетливых Елисейских полей. Оказалось, что фирма «Latour-Marliac», доставившая сюда всю эту красоту из региона Лот и Гарон (Lot-et-Garonne), специализируется на выращивании кувшинок, лилий и лотосов с 1875 года, и именно эта компания представляла свои чудные водяные растения во время универсальной выставки 1889 года в Париже.


Quant à la société «Latour-Marliac», elle a fait venir ses propres merveilles du Lot-et-Garonne. Elle est spécialisée dans la culture des nénuphars, des lis et des lotus depuis 1875, cette compagnie avait déjà pris part à l'exposition universelle de Paris en 1889, et ainsi que l'affirment ses représentants, Claude Monet lui même serait tombé sous le charme de ces plantes.



И, как утверждают её представители, Клод Моне тогда впервые увидел и был очарован этим необычным пейзажем, после чего он и создал свой знаменитый японский сад в Живерни. Так, кувшинки и лилии заняли все его воображение, и он наблюдал за ними в разных ракурсах и при разном освещении и писал их на своих холстах, то отчаиваясь, то удовлетворяясь и радуясь.


De là lui serait venue l'idée de créer un jardin japonais à Giverny. Sa passion pour les nénuphars et les lis lui prenait tout son temps qu'il passa à observer et admirer son jardin sous différents éclairages et tentait ardemment de les redessiner sur ces toiles.



«Цветы, после женщин, — самые дивные, божественные существа на земле», — написал в книге «Little dictionnary of fashion» знаменитый кутюрье Кристиан Диор, автор направления «New look», создавший подлинную оду женщине-цветку. Дом моды «Кристиан Диор» внес свою лепту в организацию выставки, как и подобает дому с мировой славой, с неописуемой элегантностью и блеском. На огромной стене был воспроизведен фасад виллы в Гранвилле (Granville, en Normandie), где прошло детство Кристиана Диора и где родилось его особое пристрастие к цветам и особенно к розам, которое сопровождало его всю жизнь и помогало при создании нарядов для коллекций от кутюр и прет-а-порте. У подножия «мифической виллы» Диора простиралась чудесная зеленая полянка с огромными инициалами кутюрье из великолепных роз. А в стороне — огромный белый виртуальный альбом, на котором проецировались снимки из архивов Дома моды «СD», которые еще раз напоминали о пристрастии мастера к миру цветов.

«Les fleurs sont après les femmes, les plus divines créatures sur terre» comme l'a écrit le célèbre couturier Christian Dior dans son livre «little dictionnary of fashion». Pour l'exposition, les organisateurs ont été jusqu'à reproduire la façade de la maison de Christian Dior qui se trouve à Granville, en Normandie où il a passé son enfance et où se sont développées ses affinités pour les couleurs et pour les fleurs, en particulier les roses.

Юрта из «терра инкогнита» и родственная душа




Любуясь деревянным домиком, разными видами кленов, многовековыми оливковыми деревьями, соснами, завезенными в этот своеобразный «парник» с могучими корнями, обернутыми в огромные мешки или сетки с землей, мой взгляд привлекло нечто странное, до боли знакомое и родное — густая зелень тоненьких березок прятала купол серой войлочной юрты с красным казахским орнаментом. Я поспешно обошла кругом юрту и нашла вход, к которому беспрестанно подходили посетители, и, потоптавшись перед дверью, они робко, наклонив головы, входили внутрь. Удивление не сходило с их лиц. «Вот это и есть настоящая юрта?» — спрашивали они женщину, которая сама впервые находилась в войлочном обиталище степных кочевников, как она призналась потом мне. Она просто помогала супругу — ботанику, сотруднику Conservatoire des collections végétales spécialisées (CCVS) (хранилище специализированных коллекций растений — прим.ред.) и направила меня к Малгожате Туар (Malgorjata Thouard) — советнику CCVS по связям с Казахстаном, которая мне растолковала, каким образом попала казахская юрта в этот гигантский «парник» садового искусства Европы. Дело в том, что это плоды сотрудничества ботаников Казахстана и Франции. CCVS и институт ботаники и фитоинтродукции Казахстана подписали недавно соглашение о том, что будущей осенью из Казахстана будут переданы коллекции малоизвестных в Европе растений и деревьев в центр садоводства Франции — Терра Ботаника в городе Анжере (Angers), где их будут изучать и пытаться адаптировать к новым условиям. Доказано, что Казахстан является родиной многих сортов яблок и абрикосов и что прадедушка многих тюльпанов произрастал много тысяч лет назад также на территории Казахстана. По дорогам Великого Шелкового пути семена и луковицы цветов перевозились в другие страны. Говорят, когда-то за одну луковицу тюльпана давали шесть белых коней и карету в придачу, и что именно из-за тюльпанов произошел первый крах на фондовой бирже в XVII веке...

Пока я прогуливалась и разглядывала выставку, повсюду слышалась прекрасная музыка. Как хорошо подобрали диски под эту цветочную атмосферу, думала я, слушая произведения Шуберта, Моцарта, Шопена, Дебюсси.

Каково же было мое удивление, когда среди дубовой «рощи» я заметила настоящий рояль и пианистку со светлыми глазами в черном платье.

Alors que j'admirais la maisonnette en bois de «terra botanica» et cette immensité de verdure composée de différentes espèces d'érables, de sapins, ou de divers arbres en pot, mon regard fut attiré par quelque chose d'étrange. En effet des bouleaux cachaient la coupole d'une yourte grise ayant sur elle des ornements rouges typiques du Kazakhstan. Je me suis dépêché de contourner la yourte et de trouver l'entrée devant laquelle les visiteurs commençaient à s'entasser avant de timidement baisser la tête pour entrer. Laissant voir leur surprise, ils demandaient alors à une femme présente sur place s'il s'agissait bien d'une véritable yourte des steppes. La femme en question m'avouera plus tard que c'est la première fois qu'elle-même se trouvait dans ce genre d'habitation et qu'elle était là pour aider son mari qui travaille avec le conservatoire des collections végétales spécialisées (CCVS). Cette yourte est en fait le fruit de la collaboration de botanistes kazakhs et français.

Le CCVS à signé un accord avec l'institut des botanistes du Kazakhstan pour qu'à l'automne prochain soit transféré une collection d'arbres peu connus en Europe, depuis le Kazakhstan jusqu'à Anger dans les bâtiments de Terra Botanica où ils seront étudiés et où les scientifiques tenteront de les adapter à un nouveau climat. Il a été prouvé que le Kazakhstan est le pays d'origine d'un grand nombre d'espèces de pommiers et d'abricotiers, et que l'arrière-grand-père de plusieurs variétés de tulipes vivait aussi sur le territoire du Kazakhstan il y a environ mille ans.

Tout au long de ma promenade dans l'exposition, il était possible d'entendre de la musique : Schubert, Mozart, Chopin, Debussy et quelle ne fut pas ma surprise lorsque j'aperçu entre les bosquets une pianiste aux yeux lumineux habillée d'une grande robe noire.



Мы посмотрели друг на друга и... заговорили по-русски. Наринэ Симонян больше 20 лет живет во Франции, выступает с концертами как пианистка и органистка. «Напишите, пожалуйста, имя моей учительницы — это была великая французская органистка Мари-Клер Алан, таких больше нет», — грустно добавила притихшая Наринэ, вдруг встряхнула головой, и аккорды «Экспромта» Шуберта понеслись, как звуки девятого вала под своды стеклянного залитого солнцем купола Гран-Пале.

Может, и сбудутся слова русского классика: «Красота спасет мир». Дирижер оркестра природы и все создатели выставки «Садовое искусство», по крайней мере, верят в это. А вы?

Фото автора

Nous nous sommes regardées et... avons commencé à parler en russe. Nariné Simonian vivait en France depuis plus de 20 ans et faisait régulièrement des concerts comme pianiste ou organiste. «Ecrivez s'il vous plait le nom de mon professeur Marie-Claire Allain, on n'en fait plus des comme elle». Puis elle se remit à jouer un morceau de Shubert. Cette nature omniprésente et les organisateurs de l'exposition «l'art du jardin» par le travail qu'ils ont fourni, semble croire cet écrivain russe «la beauté sauvera le monde». Qu'en est-il pour vous ?

Photos de l'auteur

4 комментария

  1. алмасбек:

    Замечательная статья. Потрясло, что и казахская юрта нашла свое применение и принесла пользу этой выставке красоты.

  2. Klara:

    Kakaya interesnaya info po vystavke c krasivymi fotografiyami. Spasibo avtoru!

  3. Svetlana:

    Классно написано ! Как будто сам побывала в Гран-Пале !!!

  4. Dina A.:

    Верила и верю, что красота спасет мир. Как бы и мне хотелось вместе с автором статьи пройтись по всем тропинкам и тропкам изумительной выставки, полюбоваться кувшинками и лилиями, зайти в юрту- жилище предков, которое спасало народ и от холода и зноя. Рада за парижан, ведь это так легко прикоснуться к красоте- просто придти в Гран-Пале! Замечательные фотографии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправить сообщение об ошибке
  1. (обязательно)
  2. (корректный e-mail)