Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
среда, 21 ноября 2018
среда, 21 ноября 2018

Горько-сладкая свобода изгнания

Анастасия АБРАМОВА-Корбино 0:37, 20 марта 2013ОбществоРаспечатать


Во французском языке есть такое слово exil. Русский эквивалент «изгнания» в полной мере отражает только один смысл, одну грань перевода, то есть принудительный отъезд. Вторая же — эмиграция по собственной воле — остается в тени, смысл этот не передан до конца, либо частично утрачен.

Il y existe en langue française le mot exil. Son équivalent russe « izgnanie » ne revêt qu'une seule acception, à savoir le départ forcé. La deuxième signification — celle de l'émigration volontaire — reste dans l'ombre, sa signification n'étant pas retranscrite jusqu'au bout ou perdant partiellement son sens initial.


gare-saint-lazare-m9202-2

Photo: Vladimir Bazan


Концепта самоизгнания, выраженного одним словом, как такового в русском языке не существует, за исключением, пожалуй, эмиграции, но она также имеет скорее лишь один оттенок — перемещения, а не состояния и условий, как в случае с изгнанием.

В свете событий, происходящих с нашей страной и людьми в ней, хочется упомянуть еще так называемую «внутреннюю эмиграцию» как состояние ухода внутрь себя. В данном случае, от чего эмигрирует человек? От не устраивающего политического режима? Или от самого себя?

***

На свадьбе в Париже было много тостов. Здесь это называется discours, то есть «речь». Без поднятых/разбитых бокалов, естественно. А также без пьянок, драк и прочей свадебной атрибутики. Был один тост от друзей, идея которого заключалась в придумывании по первым буквам алфавита слов, которые, по их мнению, подходят нашей франко-русской паре. Называли и верность, и любовь, и дружбу, а вот на букву «е» нам досталось étranger, то есть «иностранец», чужой. Много было сказано о том, что мы все в какой-то мере иностранцы по отношению ко второй половине. Каждой паре, независимо от национальной принадлежности, предстоит узнавать друг друга, подделывать под себя. Либо привыкать, стирать, либо культивировать различия.

Но истинный смысл от меня не ускользнул. По сути, я навсегда останусь иностранкой, даже после сведенного на ноль акцента, вытертой из паспорта девичьей фамилии и приобретенным французским шиком с помощью всех тряпок, купленных в «Галери Лафайет». Потому что иностранец — это не временное явление, а диагноз или состояние души. Поэтому и на меня всегда будут смотреть как на экзотический вид в зоопарке, с опаской и непреодолимым любопытством поглощая каждое слово, с плохо прикрытым удовольствием улавливая акцент.

Был еще тост от родителей, где красным курсивом проходило слово séparation — как отделение, отрыв от корней. В моем гороскопе есть змееносец, то есть тот, кто переступает через свою карму, кто сжигает за собой мосты, но постоянно восстает из пепла, самовозрождаясь.

Замечательный венгерский писатель Шандор Мараи, покончивший жизнь самоубийством в эмиграции в Калифорнии, антифашист, антикоммунист и антитоталитарист, долгое время находившийся под запретом у себя на родине, романы которого до сих пор не переведены на русский язык, очень хорошо пишет в «Чудо Сан-Дженнаро» об изгнании.

Его персонаж, пересекая Европу, углубляясь все дальше на запад, становится апатридом, человеком без гражданства. В своем бегстве он поэтапно сбрасывает с себя признаки какой-либо национальной принадлежности — начиная со стертых родных акцентов над именем в международном паспорте и заканчивая растворением личности на неопределенной границе мировых морей и континентов.

Французский философ Жан-Люк Нанси в своем эссе «L'Intrus», не переведенном на русский язык, говорит, что иностранцем можно быть по отношению к самому себе, например, когда больному вживляют новый орган, и он чувствует, что является чужим самому себе. Вот эта чуждость проявляется еще и тогда, когда человек, лишившись либо отказавшись от своей первой личности, начинает строить вторую, постепенно вживляясь в нее, с чистого листа.

И действительно, любой эмигрант, скорее всего, сталкивается с этим явлением, которое очень часто начинает проявляться в бытовых деталях, например, в поиске работы, в результате которого он чаще всего занимается делом, которое, будучи у себя на родине, даже не мог для себя помыслить. А еще язык, чужой, который даже при совершенном владении создает непреодолимую дистанцию между иностранцем и окружающим миром. Подлинное глубинное понимание кажется недостижимым, заменяется суррогатом искусственно созданного какого-то межъязыкового диалекта.

Создается дистанция и по отношению к самому себе, так как происходит формирование совершенной новой и незнакомой личности, говорящей на чужом языке и жертвенно отказывающейся заниматься тем, для чего она, собственно, была предназначена. То есть такой разрыв со своей внутренней первичной идентификацией. Это серьезные жертвы, на которые нужно решиться либо нет. Но они не единственные, что является недешевой ценой видимой свободы.

Индивидуальная история вписывается в общий контекст, отражает настрой эпохи. Так моя личная история вписывается в общий отрыв от корней, их утерю, утрату и невозрождение традиций. Одним из ключей успеха Европы является, на мой взгляд, гармоничное слияние прошлого и современности, такая способность сохранить то, что было создано раньше, модернизировав его, не проходя через полное разрушение.

Современную Россию характеризует сосуществование двух экстремальных противоположностей — тех, кто застрял в дореволюционной — на выбор — советской России. Как мой отец, с гордостью показывающий мне часы своего отца, которые так и идут по советскому времени, чтущий царя-батюшку. И другие — те, кто прошел по головам, стерев из памяти и из прошлого опыт предков. Память во мне была уже стерта до меня и за меня. Подсознательное внутреннее несогласие с этим актом ведет к добровольному изгнанию, в котором, таким образом, есть что-то одновременно от свободы, но и принуждения.

Я вместе с моим поколением нахожусь в пьяной левитации от невесомости, подвешенности и кундеровской «невыносимой легкости» перемещения из пространств и реальностей с горько-сладким привкусом свободы изгнания из бывшего раньше моим мира и из меня самой. И внедрение в какую-то новую, чужую оболочку, в которой я пока только учусь жить.

Le concept d'« auto-exil » en un seul mot n'existe pas tel quel en russe, à l'exception peut-être du terme « émigration », mais celui-ci implique certainement la notion de déplacement, mais pas d'état ou de condition comme c'est le cas pour le terme « exil ».

A la lumière des événements qui se déroulent dans notre pays, j'ai aussi envie de mentionner ce qu'on appelle « l'émigration intérieure », en ceci qu'elle constitue une forme d'exil au sein d'un même pays.

Beaucoup de toasts ont été porté au cours de mon mariage à Paris. On appelle ça un « discours ». Sans verre jeté par dessus l'épaule, cela va de soit. Sans beuverie ni bagarre et autres attributs du mariage non plus. Un toast a été porté par les amis, l'idée, qui selon eux convenaient tout à fait à notre couple franco-russe, étant alors de suivre l'ordre alphabétique. Ils ont donc cité l'amour et l'amitié, le dévouement, et lorsqu'est venue la lettre « e », c'est le mot « étranger » qui a été cité. On a dit beaucoup de choses au sujet du fait que chacun est un étranger pour l'autre. Tous les couples, indépendamment de l'appartenance nationale apprennent à se connaître, à connaître les particularités de chacun, à se façonner ou à s'habituer, à effacer ou à cultiver les différences.

Mais le véritable sens de ce mot ne m'a pas échappé. Dans le fond, je suis et je resterai toujours une étrangère à leurs yeux, même après avoir fait disparaître mon accent, effacé mon nom de jeune fille sur le passeport et adopté le chic français via l'achat de quelques habits aux Galeries Lafayette. Car lorsqu'on est étranger, on le demeure, ça n'est pas temporaire : c'est un diagnostique, un état de fait. C'est la raison pour laquelle on me regardera toujours comme on regarde une bête exotique au zoo, avec une certaine précaution et une irrésistible curiosité, suspendu à chacun de mes mots avec un plaisir à peine dissimulé.

Un autre toast à été porté par les parents, durant lequel est apparu le terme de « séparation », en lettres rouges italique, dans le sens du détachement d'avec ses racines. Dans mon horoscope il y a le Serpentaire (ou Ophiucus), c'est-à-dire celui qui transcende son karma, qui brûle les ponts derrière lui, mais qui renaît de ses cendres, qui s'auto-régénère.

Le remarquable écrivain hongrois Sándor Márai, antifasciste, anticommuniste et antitotalitaire, longtemps interdit de cité dans son pays et qui a mis fin à ses jours en exil en Californie — et dont les romans ne sont toujours pas traduits en russe — parle très bien de l'exil dans « Le miracle de San Gennaro ».

Son protagoniste, visitant l'Europe et s'enfonçant toujours plus vers l'Ouest, devient un apatride, un homme sans citoyenneté. Dans sa fuite il se débarrasse progressivement des marques d'une quelconque appartenance nationale, en commençant par effacer les accents que son nom porte sur le passeport et en terminant par la dissolution de son individualité dans l'indéfinissable frontière qui sépare les mers des continents.

Le philosophe français Jean-Luc Nancy écrit dans son essai « L'Intrus », qui n'est pas traduit en russe, qu'on peut-être étranger à soi-même, comme lorsque qu'un malade se voit greffer un nouvel organe : il sent qu'il est étranger à lui-même. Cette « extranéité » se manifeste également lorsque quelqu'un, après avoir perdu ou abandonné son identité originelle, commence à s'en construire une nouvelle qui se s'écrit progressivement sur une page blanche.

Et de fait tout émigrant se heurte à ce phénomène, qui bien souvent commence à apparaître dans les petits détails de la vie quotidienne, par exemple lorsqu'on est à la recherche d'un emploi et qu'on se retrouve par la suite à faire des choses qu'on n'aurait jamais pu ne serait-ce qu'envisager dans son pays natal. Il en va de même avec la langue : la langue étrangère, même lorsqu'elle est parfaitement maîtrisée, installe une distance insurmontable entre l'émigrant et le monde environnant, la compréhension véritable et profonde semble inaccessible, et est remplacée par un succédané artificiel, une espèce de dialecte inter-lingual.

Il y a également une distance qui s'installe au sein d'un même individu, car on assiste à la formation d'une toute nouvelle personne, laquelle parle une langue étrangère et se détourne de son essence originelle. Il s'agit d'une facture de son identité. Il est ici question de sacrifices. Mais ceux-ci ne suffisent pas à s'offrir une apparente liberté.

L'histoire individuelle s'inscrit dans un contexte général et est le reflet d'une époque. Ainsi ma propre histoire s'inscrit dans le contexte général d'un déracinement, de la perte des repères et des usages du pays d'origine. Une des clés de la réussite de l'Europe est à mon avis la fusion harmonieuse du passé et du présent, cette capacité à conserver ce qui existait tout en le transformant afin de l'intégrer au monde d'aujourd'hui.

L'existence de deux éléments de contraste est caractéristique de la Russie contemporaine : il y a d'un côté ceux qui sont restés embourbés soit dans la Russie pré-révolutionnaire soit dans la Russie soviétique, comme mon père, qui brandit avec fierté la montre de mon grand-père toujours à l'heure soviétique. De l'autre, ceux qui ont décidé d'oublier les expériences passées de leurs aïeux. Pour ma part j'ai fait table rase du passé. Le refus inconscient d'une telle disposition m'a conduit à un exil volontaire qui relève à la fois de la liberté et de la contrainte.

Comme tous ceux de ma génération, je me trouve dans un état de flottement, comme en apesanteur, telle « l'insoutenable légèreté » de Kundera, entre le réel et l'irréel avec un arrière goût doux-amer de liberté et d'exil, loin de mon pays natal et comme étrangère à moi-même. Je suis projetée dans un environnement nouveau et étranger au sein duquel je commence seulement à m'intégrer.

Теги:

39 комментариев

  1. Анна:

    Спасибо, очень точно и хорошо написано

  2. В.А.:

    Хорошая концовка. Все остальное мы проходили. Нет «мяса» — каких-то примеров, советов, забавных, парадоксальных случаев в качкестве иллюстрации... Ликбез для некурящих.

  3. Netot:

    Какой блестящий, глубокий текст! Впервые на этом ресурсе.

    Расскажите, пожалуйста, об авторе.

  4. Автор:

    Автор смущается )) Давайте я лучше что-нибудь еще напишу. Какие темы вас интересуют? И спасибо за высокую оценку !

  5. Michel:

    Автору следует реагировать не на комплименты, а на зубодробительную критику В.А.

  6. Bear:

    Мичел, «зубодробительной» критика В.А. является лишь для Вас (если надо, дам адрес прекрасного стоматолога в Париже для ликвидации последствий). В действительности это лишь недовольное ворчание человека, не нашедшего в тексте развлеканцев («забавных случаев») или «советов», которые помогли бы ему самому выбраться из той дырки, в которой он, скорее всего (если судить по его замечанию) сидит. А перед Вами художественно-философский текст. Это просто другой жанр, Мичел. Вы, как филолог, должны были среагировать первым на несоответствеие «зубодробительной критики» жанру произведения, в результате чего критика превращается в пук. И – мой респект автору.

  7. Арвид:

    Хоть раз Michel родил нечно разумное. Félicitations!

  8. Sveta:

    Дорогие сочитатели Мишель и В.А. Немножко непонятны ваши зубодробительные страсти по статье. Наверно, за «мясом» да и ягодками надо все же обращаться в другие издания. Здесь же не Крокодил с Кукрыниксами. У тех, конечно, было потактильнее.

    А написано совсем непусто, и не без души и слога, спасибо автору. Да и смело. И может не так и худо, что для некурящих? Так что не зловредничайте.

  9. Автор:

    Michel, Б.А., а что здесь можно еще сказать? У каждого есть свое мнение, свое прочтение. Кто-то что-то уже проходил, а кто-то только в процессе. Цель статьи — более или менее абстрактное размышление/ эссе. Примеры имеются, но нужно ли их больше в данном формате ?..

  10. Alena:

    Любопытно наблюдать за постоянными читателями:читателя Арвида раздражают авторы, умеющие писать. Из чего вывод: сам читатель Арвид — незадействованный писатель. Комитет поддержки молодых авторов особого интереса не представляет. А вот о читателе Bear складывается впечатление, что премиальные ему начисляют исключительно за противоречия, неважно кому, неважно в чём,особенное удовольствие противоречить читателю Мишелю, или безапелляционности читателя В.А. (который, кстати, абсолютно прав). Здесь читатель Bear готов поступиться собственным художественным вкусом (а вкус есть) и похвалить посредственность, видимо из тех же соображений, что и читатель Арвид...Пишите, юноши, пишите сами! Но и попиарить молодёжь, путём комментариев и перебранок тоже неплохо!

  11. Bear:

    «Пишите, юноши, пишите...»

    Эх, madame…. Вашими бы устами... Я, конечно, понимаю, что Обер однажды провозгласил: «Мне не 80 лет, а 4 раза по 20». Мне – несколько меньше. Но все же приятно, что тебя кто-то считает за юношу. И возможно сие чудо лишь при виртуальном общении. «Не помню где, не помню что, но – шарман...»

    А про посредственность – это Вы зря. Автору удалось отразить настроение и философско-психологические вопросы, которые встают перед эмигрантом. Даже если не совсем согласен. Я редко кого-то хвалю. Ибо если текст хороший – то это норма. Чего ж его хвалить-то. Но в данном случае просто напали не по делу. К тому же скопом, два мужика (потом третий присоединился) на бедную женщину :)

  12. Alena:

    «По делу», уважаемый Bear, здесь высказался один лишь Мишель (увы!). Текст юношеский, несколько надрывный, не в меру романтичный и тем засахаренный, с лишней философствующей цитатой, выдающей уровень старательной студентки, курса 2го старого журфака МГУ.По едкому, но меткому замечанию В.А. -ликбез неофита.Так что, Мишель был прав, посоветовав реагировать на пoлезные ремарки, вместо откровенно дружеского сахарина. Другое дело, я считаю, хорошо, что редакция позволяет молодёжи набивать руку, вместе с шишками от проницательных читателей. Всем всегда есть чему поучиться. Главное, чтоб без злости. Но сахарить юных авторов-последнее дело. И Вы это знаете. А самому что-либо интересное предложить к печати Вам бы следовало.

  13. Автор:

    Alena, и не студентка, и не журфак, и не МГУ, и не 2ой курс. И чем же вам так не угодили «молодые авторы», что вы о них упоминаете раза 4. или может быть задел мой пассаж про советскую Россию :)

  14. Alena-Автору:

    И не «задел», и не «пассаж» и даже не «про советскую Россию». И «молодые авторы», конечно, ни при чём. Жаль, что Вы не прислушались к советам В.А. и Мишеля, а предпочли сахарин.Для человека пишущего, показатель возможной эволюции или застоя в мелком довольстве.

  15. Bear:

    Alena: « Текст несколько надрывный, не в меру романтичный ». Так и я о том же, madame. Достаточно молодая женщина, пройдя какой-то свой кусок эмигрантского пути, выразила то, что чуствовала. И сделала попытку это осмыслить. Если бы критика касалась того же жанра, в котором написан текст, может быть я ее даже и поддержал бы. Но критика-то из другой оперы. Это все равно, что критиковать нашу с Вами дискуссию за то, что в ней отсутствует стихотворный размер, которого в ней не должно быть. Если Вам мои слова кажутся преувеличением, то отнюдь, ибо жанр размышления критикуется за то, что в нем отсутствует набор фактов и советов, которых в нем не должно быть.

    Ну, а то, что Вы так активно вмешались, говорит о том, что текст-то Вас задел. Может быть, вызвал какие-то неприятные ассоциации. Вы явно с ним не согласны, но несогласны – активно. А, значит, задел...

    Что же касается Вашего пожелания: «А самому что-либо интересное предложить к печати Вам бы следовало.», то благодарю Вас на добром слове. И я иногда предлагаю свои работы к печати. Иногда их даже берут. И одна-две книги в год выходят. А на сайте я просто развлекаюсь с приятными людьми

  16. Alena-Bear:

    Dear Bear, увы, текст «задел» только наивностью самокопания, эдаким номбрилизмом неофита. В дискуссию, конечно, ввязалась зря, зарекаюсь на будущее. Однако, отрадно отметить, насколько не бестолково восприимчивы, но тонко и критично умны некоторые читатели! Это вдохновляет. Не всем и не везде можно излиться псевдо-философским самолюбованием, не получив бодрящей прохладой по разгорячённым мозгам.

  17. Bear:

    « ...наивностью самокопания, эдаким номбрилизмом неофита». Alena, ну так это иначе называется свежестью впечатлений. У меня она по поводу Франции давно прошла (лет 20 назад может, что-либо подобное написал бы). Где Вы живете – я просто не знаю. А у этой девочки – они непосредственные, еще не забытые. Этим и интересны. Они – квинтэссенция чьего-то частного и отдельного опыта. У каждого он свой. И когда человек пытается его выразить словами и зафиксировать в письменном тексте – это только поддерживать надо. Это – свидетельство.

  18. Sveta:

    Забавно, что мы с Биаром отреагировали почти одними и теми же словами. Но я писала свой тогда, когда его отзыва еще не было видно. Хотя вижу теперь, что высказался он раньше (правда, тоже ночью).

    Два слова автору: не слушайте брюзжанья и не останавливайтесь — пишите. У вас есть живая мысль и живое чувство. Вы этим немножко выделились. А все, что не совсем по ранжиру, всегда раздражает любителей ходить в затылок.

    Их смешная поучительность и всезнайство подтверждают жизненный закон: тот, кто учит, КАК надо писать, никогда не знает, ЧТО писать, и пишет сам весьма блекло. А буркнуть невразумительно только для того, чтобы получить повод переложить пульт ТВ в другую руку – это запросто.

    Не так-то просто решиться вынести надуманное на суд. Вы решились. Браво.

    А читатель под ником Alena позволяет себе уж и вовсе бестактности. И не меньшую, чем у В.А., безапелляционность.

    И главное, хоть бы слово по содержанию статьи – так нет, известный метод: поговорим-ка о неблаговидной личности автора. Масса грехов: и молода-то она, и старательна, и философична. Экий ужас – поди и нецензурно писать не умеет. Не-е-е, это не журналистика.

    И как-то уж очень качает: сначала говорит, что Арвид вроде признал умение писать, а потом сразу – посредственность. Уж что-нибудь одно бы.

    У Alena вообще что-то все подряд юноши – и автор, и Арвид, и Биар. Откуда она (будем считать, что Alena – жен. рода, ед. числа) это берет? Или уж так непоправимо дряхла, что все вокруг априори уже птенцы? Неизящно, и маловероятно.

    Ну а насчет комитета поддержки и дружеского сахарина – это перл! Опять Alena с апломбом порасклеила ярлыки. А не приходит в голову заподозрить, что кому-то, действительно, понравилось эссе? Вовсе не по дружбе и при полном незнакомстве? Что у кого-то мозги и глаза немножко другие? Тоталитаризм какой-то.

  19. Автор:

    Рада, что текст не оставил равнодушным. Bear, спасибо за поддержку. Согласна, что если текст вызывает такую бурю эмоций (хоть и негативных), то значит, он работает ;)

  20. Alena-Bear:

    Как жаль, что не могу с Вами согласиться! Для подобного «свидетельства» требуется совсем другой формат,а именно — личный дневник. На уровне даже самой скромной публикации это следует делать значительно лучше. Вот это, собственно, и хотели (кто тактично, кто менее) выразить В.А., Мишель и Арвид. К сожалению, автор с юношеским размахом проигнорировала полезное, зацепив критику. Что только в ущерб профессионализму.

  21. Tanya:

    есть целая категория русской эмиграции, которая многих раздражает — жёны. Женщины, которые вышли замуж за иностранцев и уехали. Они всё время ноют и всё не так Я понимаю почему, девушки .

    Эта статья просто очередное нытьё одинокой девушки ,соскучившейся по маме с папой. Её можно понять.

  22. В.А.:

    В назаении есть слово «изгнание». А автор просто вышла замуж за француза. Так у вас, значит, фиктивный брак?! Понаехали ! Pauvre France!

  23. Автор:

    «К сожалению, автор с юношеским размахом проигнорировала полезное, зацепив критику.» Полезную критику я воспринимаю, Alena, я не воспринимаю ТАКУЮ критику. Это уже не критика, а нечто иное, чему я не буду здесь давать название по разным причинам, в том числе, чтобы не подпитывать очевидное удовольствие от процесса. Ваши старания бесполезны, так как я не принимаю это на свой счет, а скорее на счет каких-то ваших внутренних личных проблем. У меня уже давно выработался иммунитет на подобные атаки :) всего вам доброго и приятного чтения :)

  24. Bear:

    «В названии есть слово «изгнание». А автор просто вышла замуж за француза. Так у вас, значит, фиктивный брак?! »

    B.А., Вы прекрасно знаете, что Вы передергиваете, ибо, если Вы искренни, то возникают вопросы интеллектуального характера. Женщины, вышедшие замуж за французов (а я знавал и мужчин, женившихся на француженках), это, действительно, определенная группа мигрантов/эмигрантов. Для них брак – часто единственный способ вырваться из страны, которая внутренне их всех давно изгнала и которой они просто не нужны. Поэтому, и «изгнание» — оно внутренне, и оно же вызывает тоску. Это не просто плач по папе с мамой, оставшихся сзади и благословивших на бросок своего ребенка в надежде, что у него жизнь будет счастливее, чем у них. Это плач по несостоявшейся жизни там, где ты родился. Что касается «фиктивности» брака, то его процент здесь не более, чем в случае любого «удачного» (в материальном или стэндинговом плане) замужества у себя на родине. Любопытно было бы иметь сравнительную статистику разводов в таких группах. И покажите мне невесту (жениха), которая бы не хотела, чтобы ее будущий муж (жена) был состоятельным человеком при прочих равных условиях? Кстати, как правило, группа женщих, вышедших замуж за иностранцев, держится в строне от других эмигрантов. И вот перед Вами человек, который не просто пытается войти в культурное российское эмигрантское поле (насколько оно существует), но и позволяет заглянуть внутрь психологии этой закрытой от других группы. А в результате Вы и К° на нее навалились, вместо того, чтобы поддержать.

    «Понаехали ! Pauvre France!»

    А здесь Вы уже хамите, милейший. И, даже если Вы потомок эмигрантов в третьем поколении, то «Понаехали ! Pauvre France!» — это о Вас. Не так давно была со мной здесь дискуссия по поводу недавно ушедшего из жизни очень яркого человека, но хама по натуре. Говорю со знанием ситуации, ибо имел случай узнать, как он на ровном месте нахамил женщине. В таких случаях, если я нахожусь на месте происшествия, я хлещу хама перчаткой по щекам. Дальше – его действия. В отношении Вас, милейший, я могу это сделать только виртуально. Считайте, что сделал, за ХАМСТВО ПО ОТНОШЕНИЮ К ЖЕНЩИНЕ.

  25. В.А.:

    Изгнание это когда тебя выгоняют, а если муж для золушки не муж, а средство средство передвижения, тогда марьяж липовый. Не нравится, к пусть едет к себе, если здесь не нравится. А сидит небось.

  26. Анна:

    Господа, давайте определимся с терминологией. Не стоит путать критику и хамство. Когда от литературных достоинств/ недостатков текста переходят к обсуждению личности автора, к тому же еще и развешивая ярлыки, то к критике это не имеет ровно никакого отношения. Я, честно говоря, не ожидала такого поворота обсуждения. Мне было бы интереснее узнать, одинок ли автор в таком видении своей эмигрантской судьбы или многие проходят через это ощущение одиночества и некой отторженности. Ведь тема «чужого человека», она, по сути, вечная. А «мяса» и «примеров из жизни» у каждого эмигранта и так полно (мне кажется, кривят душой те, кто утверждает, что они сразу и безоговорочно влились в новую для них среду, особенно если переехали уже взрослыми, сформировавшимися людьми). А мы тут выясняем, по любви или из-за документов автор вышла замуж, будто это в принципе касается кого-то из здесь присутствующих.

    К тому же автор и комментаторы находятся в заведомо неравном положении. В силу своей роли автор должен находиться как бы над схваткой, благодарно и сдержанно принимать и критику, и похвалу. То есть ответы в стиле «сам дурак» ему категорически запрещены. Не то чтобы в противном случае он не преминул ими воспользоваться, но все же, мне кажется, нужно понимать это заведомое неравенство позиций и уменьшить количество желчи в комментариях.

    От себя могу добавить, что текст мне понравился не только потому, что он хорошо написан, но и потому, что мысли автора в чем-то совпадают с моими собственными размышлениями, а эффект узнавания всегда располагает. Если уж переходить на личность автора, то она мне кажется яркой хотя бы потому, что вызвала такое количество споров и диаметрально противоположных мнений. Серые люди даже нарочно не привлекают к себе столько внимания, сколько яркие личности приковывают к себе невольно.

    Анастасия, вы уж теперь меня не подведите. Жду новых текстов и, возможно, новых жарких споров

  27. Автор:

    Bear, благодарю за рыцарское и уважительное отношение к женщине — редкость в наши дни, по всей видимости и к сожалению...

  28. Bear:

    « Изгнание это когда тебя выгоняют, »

    Уважаемый, я не сомневаюсь, что русский язык является для Вас родным вне зависимости от того, уехали ли Вы сами, фиктивно женившись, или уехали Ваши предки, отправившись в вынужденное изгнание, но обучали Вас этому языку явно плохо, ибо Вам оказалось неизвестно понятие «добровольное изгнание», хорошо известное в русской литературе. Оно полностью находится вне границ, очерченных Вами, и, наоборот, ситуация, описываемая автором, полностью укладывается в границы этого понятия, хотя и не исчерпывает его. «Добровольное изгнание» — это просто уход в эмиграцию человека, который не может существовать в той атмосфере, которую он покидает (кто задохнется, кого забьют, кто не может защитить своих близких, кто боится за детей, кто не может работать по профессии). Но тоска остается, ибо этот человек привязан к своим корням. В этом принципиальное отличие «добровольного изгнания» от экономической миграции/эмиграции, при которой человеку хорошо везде, где ему платят деньги. Предмет нашего спора явно не тот, ибо экономические мигранты не оставляют текстов, проникнутых болью.

    «а если муж для золушки не муж,»

    ??? Неужели со свечкой стояли?

    А если серьезно, то у Вас опять проблемы с языком: фиктивный брак, на котором Вы настаиваете, по определению не предусматривает брачных отношений. Все остальное, в т.ч. и передвижение по планете, не делает брак фиктивным. Поэтому, либо учите язык, либо не возводите на человека напраслину.

  29. Tanya:

    Bear — цитирую вас-"но обучали Вас этому языку явно плохо".

    Я очень часто слышу подобные заявления в свой адрес и хотя в этот раз это относится не ко мне, всё же хотелось бы заметить — вот русское хамство at it's best!!

  30. Alena:

    Да, дорогой Bear, пожалуй, Вы перестарались. НИ статья, ни «яркая личность автора», ни даже показавшиеся Вам столь оскорбительными замечания не стоят такого пыла, чтобы подливать масла в уже остывшую дискуссию.

  31. Bear:

    Madame, это лишь констатация уровня знания, подтвержденная двумя конкретными примерами непонимания русского языка. Согласитесь, что если человека обучали хорошо, а он предмет, не смотря на это, знает плохо, то придется сделать вывод об уровне его умственных способностей. В этой ситуации выбор оказывается невелик, и признание, что это учителя были плохими, является наиболее щадящим решением, ибо может допускать и гениальность ученика, но, просто, не судьба, как говорят. Вот и считайте, где хамство. А от фактов, в т.ч. и знания языка, увы, никуда не убежишь...

  32. Tanya:

    дорогой Bear, Вот как себя чувствовать не в изгнании, когда даже свои тебе не дают слова сказать на родном языке в кои то веки!

    Я вчера получила лингвистическое удовольствие от общения с друзьями родителей, которые говорят на чистом русском интеллигенции 1907о-х и не успела я выразить им свою радость по этому поводу, как меня тут же поставили на место за мой акцент ...645

  33. Bear:

    Дорогая Tanya, боюсь, что Ваши милые «друзья родителей, которые говорят на чистом русском интеллигенции 1907о-х», действительно, Вам нахамили, и к интеллигенции имеют отношение слабое – так, подкрасились. Акцент в принципе не может служить объектом для замечаний, как тембр голоса или длина носа, впрочем, как и знание языка, если это светская или дружеская беседа. Единственное исключение – профессиональный спор или, вообще дискуссия, где язык играет определенную роль. Вот если бы Вы стали доказывать, что Ваш легкий (и, замечу, неизбежный для человека, выросшего в иной языковой среде) акцент должен являться нормой для всего русскоязычного населения, то к Вам могли бы и вопросы возникнуть. Другой вариант: когда в споре оппонент не только строит аргументацию на своем незнании языка и его лексических ньюансов, но и упорно настаивает на своей позиции, несмотря на приведенные ему аргументы. И вот здесь Вы имеете полное право высказать свое мнение об уровне его познаний. Но, опять-таки, не оскорбляя. Это как раз тот случай, с которым имел дело я (а то, что я выбрал самый мягкий вариант оценки, надеюсь, что доказал). Ну, а что касается Ваших родительских друзей, то они просто невежи, если судить по тому, что Вы описали

  34. Tanya:

    Bear -Современный разговорный русский на меня производит дикое впечатление. Это форменное убожество. А круг людей, говорящих на нормальном культурном русском, невероятно сузился. Поэтому я получила колоссальное лингвистическое удовольствие от друзей моих родителей , потому что они продолжают говорить на языке интеллигенции 1970-х. Услышать теперь этот язык очень сложно. Включи русский телевизор, и польется словесное убожество. Тот волапюк, на котором говорит верхушка власти и телевидение, он передается низам в качестве нормы, и массы обыдляются еще сильнее. Этот язык тянет за собой хамство, этику подворотни. Может быть это и правильно когда делают замечания хотя всё таки некое хамство в этих замечаниях есть!

  35. Б.А.:

    «Внетренний изгнанник\» это шизофреник. А у адвоката золушки словоблудие. Наше почтение ура-пенсионеру!

  36. Bear:

    Для Б.А. Ну, что ж, дорогой, тогда шизофрениками являлась половина советской интеллигенции 70-х — 80-х гг., которая жила во внутренней эмиграции, не имея возможности уехать во внешнюю. Впрочем, им диагноз ставили другой: «вялотекущая шизофрения». Вы же, похоже, абсолютно здоровы и просты как палка. Ну, а то, что за ее границами – просто не существует. Не знаю, где Вы нашли пенсионеров, но ура защитнику прямомыслия! (почтение, к сожалению, не вызывает).

  37. Вероника:

    Да уж... Нет более разобщённой нации, чем «русские в изгнании». После прочтения некоторых комментариев желание влиться в «эмиграционное поле» пропало напрочь.

  38. Bear:

    Вероника, Вы абсолютно правы: «русские» эмигранты 4-й волны (формально началась в конце 1991, когда западные государства начали отменять для них статус беженцев; реально – в конце 80-х) – одна из немногих эмиграционных групп в мире, которые не создают «землячеств». Исключение составляет Израиль и такие центры, как Нью-Йорк, где концентрация эмигрантов из экс-СССР зашкаливает. А если объединения имеются, как в Германии, то, во-первых, не по русской, а по еврейской линии (принимающие общины), и, во-вторых, они довольно насильственны. Этот феномен зафиксирован в «эмигрантике».

  39. Арвид:

    Раз уж пошла такая полемика, я перечитал статью, и она вызвала у меня вновь прежнее раздражение. У автора есть определенный литературный талант, но она, с моей точки зрения использует его «нечестно». У автора есть несомненная потребность в анализе действительности и возможно также и способность к анализу. Но в последнем у меня уверенности нет, потому что вот что происходит и в чем «нечестность». Тема сама по себе очень интересная и читателю хотелось бы почерпнуть из статьи что-то конкретное: выводы или информацию. Но ничего извлечь невозможно, потому что каждый вывод, каждый постулат облекается автором обязательно в красивую форму и из-за этого теряет почти всякий смысл, зато сохраняет определенную красоту. Некоторым как раз это и нравится, такая красивая поэтизированная полубессмыслица.

    Автор вроде бы жалуется, что иммигрант навсегда останется чужеземцем в стране изгнания, и это верно, но в одном она преуспела. Именно такая словесная красивость видимо опьяняет французов. Пример — французская социология, например, наиболее известный из современных свежепокойный Бурдье. Человек немалого ума, но старательно зашифровывающий свои мысли в головоломные красивые фразы, и от этой эквилибристики французы пьянеют. У русских и тем более у прагматичных англо-саксов такого не наблюдается, вообще говоря. Так что добро пожаловать во Францию, госпожа

    АБРАМОВА-Корбино!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправить сообщение об ошибке
  1. (обязательно)
  2. (корректный e-mail)