Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
среда, 22 ноября 2017
среда, 22 ноября 2017

Многоцветный портрет Франции – IV

Огулбиби АМАННИЯЗОВА 0:52, 13 сентября 2015ОбществоРаспечатать

Продолжение. Начало в номерах за 6,14 и 21 июля 2015 г.

Когда в начале лета я приступала к серии статей о многонациональном составе Франции, я и не подозревала, как скоро тема миграции и мигрантов станет настолько острой, больной, тупиковой. И мне вспомнился давний случай.

Suite. [le début dans les numéros du 6, 14 et 21 juillet 2015]

Au début de l’été, quand j’ai commencé une série d’article sur un élément multinational de la France, je ne m’attendais pas à ce que le sujet de la migration et des migrants devienne si piquant, délicat et sans issue. Et cela m’a rappelée un ancien événement :

Photo : Огулбиби АМАННИЯЗОВА

Это был вечер 31 декабря. Мы с дочкой, тогда она еще не превышала и метра, вышли из магазина. Моя малышка весело подпрыгивала по дороге в предвкушении встречи Нового года, в мечтах о подарках. Вдруг я заметила одного горемыку с протянутой рукой. Я остановилась и бросила ему несколько монеток. Дочь моя затихла, перестала прыгать, прижалась ко мне и зашептала: «А зачем ты ему дала деньги?» «Ну, понимаешь, — сконфуженно начала объяснять я, — вот мы сейчас придем в наш дом, там тепло, светло. Сядем за стол, будем ждать Деда Мороза. А у этого человека нет даже крыши над головой, никто не принесет ему подарки...». «Мам, а давай возьмем его к нам домой, — с энтузиазмом предложила мне дочь. – У нас же есть место. Всем хватит...»

Признаюсь, я не знала тогда, что ответить ребенку. Как не знаю сейчас и не могу переварить и осмыслить этот хаос, воцарившийся на нашей планете. Как говорить о человечности, давать уроки гуманности, а на деле не быть готовым распахнуть двери терпящему бедствие чужаку? Смотрю российское телевидение, а там Жириновский злорадствует: «Хорошо, что мы не в Евросоюзе, а то пришлось бы нам брать беженцев...». Открываю французскую газету, а там Марин Ле Пен улыбается, обольщаясь надеждой заработать очки на кризисе с мигрантами. Страны, которые недавно радовались, что их включили в ЕС, не разделяют точку зрения своих собратьев по Союзу. Но вот слышу шум на улицах и площадях Парижа, это рядовые французы выходят на митинги, скандируют о помощи беженцам, организовывают ассоциации для реального приема потерпевшим бедствие.

И я снова обращаюсь к истории Франции. Разумеется, она неоднородна и неоднозначна. Человек с давних времен сохранил в генах боязнь и неприятие чужого, непохожего на него, говорящего на другом языке. Особенно этот страх проявляется в трудные моменты, во время экономического кризиса. И Франция помнит, как в конце 19 века на угольных шахтах французские рабочие преследовали итальянцев, которые, как им казалось, отнимали их места, как сложно приходилось иностранцам в кризисные 1930-е и 1970-е г.г. Или примеры совсем близкие из нашей памяти, когда разъяренные фермеры останавливали на дорогах грузовики из Испании и сбрасывали на землю ящики с фруктами и овощами – конкурентами их продукции. То же самое проделывали бретонские рыбаки, уничтожая улов иностранных траулеров.

Но сегодня я хотела вспомнить другие случаи из истории Франции. Как я уже писала, в 20-м веке Франция принимала, пожалуй, больше других государств иммигрантов. Все конфликты на планете гулким эхом отзывались на этой земле. Именно сюда в поисках спасения направились тысячи армян из Турции в 1915 г.

Октябрьская революция и гражданская война выгнала российских сынов и дочерей, часть из которых осела в Париже и в его пригородах. В 1931 году 72 тыс. бывших граждан Российской империи получили паспорт Нансена – паспорт невозвращенцев. В 1939 г. из-за гражданской войны в Испании за 15 дней 500 тысяч испанцев пересекли Пиренейские горы и спустились на французскую землю, застав врасплох, не готовых к их приему французов, которым самим пришлось несладко под фашистской оккупацией.
В 1956 г. 200 тыс. венгров, спасаясь от советских танков, покинули свою страну. 10 тыс. из них получили во Франции статус политических беженцев.
В 1960—1970-е г.г. военные режимы в Латинской Америке заставили покинуть свои дома тысячи людей. Бразильцы, аргентинцы, уругвайцы и особенно чилийцы нашли радушный прием во Франции.
В 1970 –х г.г. кровопролитные войны и политические конфликты сотрясают Индокитай. С 1975 по 1997 г.г. юго-восточную Азию покинули 3 млн. человек. 110 тысяч въетнамцев, лаосцев, камбоджийцев получили статус политических беженцев во Франции.
Исламская революция в Иране, ирано-иракская война изгнали с родных мест сотни тысяч людей. С 1980-х г.г. африканский континет разрывают этнические войны, геноцид, кровавые конфликты. Войны в Афганистане, в Таджикистане, в Чечне, Карабахский конфликт – все эти события тоже многократно увеличили число людей в списке французской организации по защите политических беженцев (ОFPRA).

C’était le soir du 31 décembre. Avec ma fille, alors qu’elle ne dépassait pas encore le mètre, nous sommes allés au magasin. Ma petite sautait joyeusement sur le chemin, dans l’attente du réveillon du nouvel-an, rêvant à ses cadeaux. Soudain, j’ai vu un pauvre homme, la main tendue. Je me suis arrêtée et lui ai envoyé quelques pièces de monnaie. Ma fille s’est calmée, a cessé de sauter, s’est approchée de moi et a murmuré : « Mais pourquoi tu lui as donné de l’argent ? », « Et bien, tu sais – ai-je commencé à lui expliquer gênée – maintenant, nous allons rentrer à la maison, là-bas, il fait chaud et c’est lumineux. On va s’asseoir à table et on va attendre le père-noël. Mais cet homme n’a même pas un toit sur la tête et personne ne lui offrira de cadeau… ». « Maman, viens on l’emmène dans notre maison – m’a proposé avec enthousiasme ma fille. Nous avons de la place. Tout ira bien… »

J’avoue que je n’ai alors pas su quoi répondre à l’enfant. Tout comme je ne sais pas maintenant et je ne peux digérer et comprendre ce chaos qui s’installe sur notre planète. Comment parler d’humanité, donner des leçons d’humanité pour finalement ne pas être prêt à ouvrir ses portes à un étranger en détresse ? Je regarde la télévision russe et Jirinovski se réjouit du malheur d’autrui : « C’est bien que nous ne soyons pas dans l’union Européenne sinon, nous aurions dû accueillir des réfugiés… ». J’ouvre un journal français et il y a Marine Le Pen qui sourit, espérant que l’on ouvre les yeux sur la crise migratoire. Les pays qui se sont récemment réjouit d’avoir été acceptés dans l’UE ne partagent pas le point de vu de leurs confrères sur l’union. Mais voilà, j’entends du bruit dans les rues et sur les places de Paris. Ce sont de simples français qui font des meetings, qui crient à propos de l’aide aux réfugiés, qui organisent des associations pour un véritable accueil des victimes en détresse.

Et je me tourne de nouveau vers l’histoire française. Bien sûr, elle est différente et ambigüe. Depuis longtemps, l’Homme a le gène de la peur et rejette l’étranger qui n’est pas semblable à lui et qui parle une autre langue. Cette peur se manifeste surtout dans les moments difficiles, lors d’une crise économique. Et la France se rappelle comment à la fin du 19ème siècle dans les mines de charbon, les travailleurs français persécutaient les italiens qui, comme il leur semblait, empiétaient sur leur territoire, et comment ça s’est mal passé pour les étrangers durant les crises de 1930 et 1970. Ou des exemples plus proches de notre époque quand des fermiers en colère retinrent sur la route des camions venant d’Espagne et jetèrent par terre les caisses de fruits et de légumes de leurs concurrents. Les pêcheurs bretons firent la même chose, détruisant la pêche des territoires étrangers.

Mais aujourd’hui, je veux rappeler un autre événement de l’histoire française. Comme je l’ai déjà écrit, au 20ème siècle, la France a peut-être reçu plus de migrants que d’autres états. Tous les conflits de la planète, de pas leur écho retentissant se sont fait ressentir sur ce territoire. C’est ici que des milliers d’arméniens de Turquie se sont dirigés en 1915 à la recherche du salut.

La révolution d’octobre et la guerre civile ont fait fuir les enfants de la Russie. Une partie d’entre eux se sont établis à Paris et ses environs. En 1931, 72 000 anciens citoyens de l’empire russe ont reçu un passeport Nansen – le passeport des réfugiés apatrides. En 1939, à cause de la guerre civile en Espagne, 500 000 espagnols ont traversé les Pyrénées en 15 jours pour aller sur le territoire français, et ont pris au dépourvu des français non préparé à l’accueil qui venaient eux-mêmes de tomber sous l’occupation nazie . En 1956, 200 000 hongrois, se sauvant face aux chars de combat russes, quittèrent leur pays. En France, 10 000 d’entre eux ont reçu le statut de réfugiés politiques.

En 1960—1970, le régime militaire en Amérique Latine a obligé un millier de personnes à quitter leurs maisons. Les brésiliens, les argentins, les uruguayens et, bien sûr, les chiliens vinrent en France. En 1970, une guerre sanglante et des conflits politiques ont ébranlé l’Indochine. De 1975 à 1997, le sud-est de l’Asie a abandonné 3 millions de personnes. 110 000 vietnamiens, laotiens et cambodgiens ont reçu le statut de réfugiés politiques en France. La révolution islamique en Iran, la guerre irano-iraquienne a chassé une centaine de millier de gens de leur propre pays. Depuis 1980, le continent africain est déchiré par des guerres ethniques, des génocides et des conflits sanglants. Les guerres en Afghanistan, au Tadjikistan, en Tchétchénie, le conflit du Karabakh, tous ces événements ont aussi accru le nombre de gens dans la liste de l’organisation française pour la protection des réfugiés politique (OFPRA).

Photo : Огулбиби АМАННИЯЗОВА

Но есть еще одна диаспора, о которой я еще не успела сказать, чья трагическая судьба много раз заставляла искать спасение на французской земле – это еврейская диаспора. Надо сказать, что евреи жили с давних времен на территории Франции. Но именно с конца 19 в. они в массовом порядке стали покидать Восточную и Центральную Европу.
Сразу после убийства Александра II по Российской империи начались еврейские погромы. Опасность за жизнь, экономическая нестабильность, антисемитизм, разгулявшийся в Восточной Европе, вынудили большую часть еврейской диаспоры покинуть свои дома. С 1881 по 1925 г три с половиной миллиона евреев из российских губерний, польских провинций, из Германии уехали на Запад. До 1-й мировой войны в Европе не существовало понятия визы, так что без особых бумажных преград 2 млн.650 тыс. евреев отправились в США, 210 тыс. – в Англию, 150 тыс. в Аргентину и 100 тыс. осели во Франции.
Здесь они поселились в основном в крупных городах и особенно в Париже. По большей части это были ремесленники и рабочие, но из этой волны мигрантов вышло также много прославленных художников, людей искусства.
Вторая мировая война – самая черная страница в истории еврейской диаспоры. Почти 76 тысяч взрослых и детей из 330 тысяч проживавших в ту пору во Франции евреев были депортированы в концлагеря. Только три процента из них остались в живых. После 1948 г. сотни тысяч евреев из арабских стран, не чувствуя себя в безопасности в странах, освобождающихся от колониальной зависимости, переселились во Францию. В 1960-е г.г. сюда перебрались 235 тыс. евреев из Северной Африки. Сегодня во Франции по разным данным проживает от 470 до 650 тыс. евреев.

Основной еврейский квартал в Париже – это квартал Марэ, именно здесь с давних времен селились еврейские ремесленники, были знаменитые еврейские рестораны и магазины, строились синагоги. Но есть еще и другой квартал, который раньше называли еврейским – это Бельвиль. Именно здесь в начале 20-го века устраивались мигранты из Российской империи.
Но прошло время, город разрастался и маленькие домики, еврейские лавки, узкие улочки пошли под снос. Здесь возвели современные многоэтажки. Квартал стал интернациональным. С 1980-х г.г. сюда стали селиться выходцы из азиатских стран, особенно из Китая.

Mais il y a encore une diaspora sur laquelle je n’ai encore pu rien dire dont le destin tragique l’a obligée plusieurs fois à chercher le salut sur le territoire français : c’est la diaspora juive. Il faut dire que les juifs vivent depuis longtemps sur le territoire français. Mais il faut savoir que depuis le 19ème siècle, ils ont quitté l’Europe de l’est et l’Europe centrale en masse. Tout de suite après l’assassinat d’Alexandre II dans l’empire Russe, ont commencé les pogroms des juifs. Les dangers de la vie, l’instabilité économique et l’antisémitisme qui se déchaînait en Europe de l’Est ont obligé un grand nombre de juifs à quitter leurs maisons.
De 1881 à 1925, trois millions et demi de juifs sont partis de gouvernements russes, de provinces polonaises et d’Allemagne vers l’ouest. Jusqu’à la première guerre mondiale, la notion de visa n’existait pas en Europe de sorte que, sans papiers particuliers, 2 650 000 juifs sont partis aux États-Unis, 210 000 en Angleterre, 150 000 en Argentine et 100 000 se sont installés en France. Ici, ils se sont installés dans les grandes villes et, bien sûr, à Paris. Pour la plupart, il s’agissait d’artisans et d’ouvriers mais dans ces vagues de migrants, il y a aussi eu de célèbres peintres et artistes.
La deuxième guerre mondiale est la page la plus noire de l’histoire des diasporas juives. Presque 76 000 adultes et enfants des 330 000 juifs vivant en France ont été déportés dans des camps. Seulement trois pourcents ont survécu. Après 1948, une centaine de milliers de juif des pays arabes, ne se sentant plus en sécurité dans ces pays, se sont défaits des colonies indépendantes et ont émigré en France. En 1960, ils sont passés à 235 000 juifs de l’Afrique du nord. Aujourd’hui, en France, d’après les différentes données, vivent entre 470 000 et 650 000 juifs.

Le principal quartier juif à Paris est le Marais, à savoir qu’il y a depuis longtemps des artisans juifs, qu’il y a de célèbres restaurants et magasins juifs et que l’on a construit des synagogues. Mais il y a encore un endroit qui a d’abord été appelé « quartier juif», c’est Belleville. A savoir qu’ici, au début du 20ème siècle, des immigrants de l’empire Russe ont emménagé. Mais le temps a passé, la ville s’est agrandie et les petites maisons, les boutiques juives et les petites rues ont été démolies. On a construit des grattes-ciels contemporains. Le quartier est devenu international. Depuis 1980, des asiatiques, et en particulier des chinois, se sont établis ici.

Photo : Огулбиби АМАННИЯЗОВА

Китайская диаспора во Франции, пожалуй, самая большая в Европе и насчитывает 600 – 700 тыс. Китайцы в отличие от других диаспор, о которых шла речь выше, попали во Францию не по собственной воле.
Во время Первой мировой войны Англия и Франция в поисках рабочей силы обратилась к китайскому правительству. 135 тысяч китайцев были рекрутированы для работ вне военных действий. Надеясь на хороший заработок, молодые неграмотные китайцы подписали контракт на 5 лет, отправились в Европу, не подозревая, что там идет война. Здесь их ждала изнурительная работа – они возводили железные дороги, рубили лес, рыли окопы и устанавливали барьеры из колючей проволоки. Их содержали в изоляции, в лагерях, в холодных бараках, впроголодь. 20 тысяч китайцев погибли в это время. 2-3 тысячи как-то умудрились остаться во Франции после войны.
Часть из них устроилась работать на заводах, некоторые были первыми владельцами китайских лавочек, где продавали чайные сервизы, веера, бижутерию в районе Лионского вокзала. В то же время стали появляться первые кожевенные мастерские в квартале Arts et Métiers, бутики с дорогой продукцией в районе Мадлен... Сегодня в Париже много китайских кварталов. Очень бурно отмечается Китайский Новый год, проходят большие праздничные процессии в основных китайских кварталах и даже на Елисейских полях.

По счастью, никто не вспоминает, как и почему во Франции оказались китайские парни...

Продолжение следует

La diaspora chinoise en France est peut-être la plus grande d’Europe et compte 600 à 700 000 chinois et, contrairement aux autres diasporas évoquées ci-dessus, ils sont venus de leur propre chef en France. Pendant la première guerre mondiale, les anglais et les français à la recherche de main d’œuvre, ont demandé au gouvernement chinois de recruter 135 000 personnes pour des travaux hors de la guerre.
Ils espéraient avoir un bon salaire, les jeunes analphabètes chinois ont signé un contrat de cinq ans, ils sont partis pour l’Europe sans soupçonner que là-bas, il y avait la guerre. Là, les attendait des travaux épuisants. Ils ont construit des voies ferrés, coupé des arbres, creusé des tranchées et fait des barrières de barbelés. On les mettait en isolement, dans des camps, dans de froides baraques, affamés. 20 000 chinois ont péri en ce temps-là.
2-3 mille ont tout de même réussi à rester en France après la guerre. La plupart d’entre eux ont continué à travailler dans des usines, certains sont devenus propriétaires de petites boutiques chinoises où l’on vendait des services à thé, des éventails et des bijoux fantaisies dans le quartier de la gare de Lyon. Dans le même temps, dans le quartier Arts et Métiers sont apparus des ateliers de tannerie ; des boutiques avec de chers produits dans le quartier de la Madeleine…Aujourd’hui, à Paris, il y a beaucoup de quartiers chinois. Ils fêtent le nouvel an chinois, faisant de grandes processions dans les principaux quartiers chinois et même sur les champs Elysées.

Heureusement, personne ne se souvient comment et pourquoi les hommes chinois se sont retrouvés en France.

A suivre

7 комментариев

  1. Владимир:

    Скучн, сухо и неполно. Википедия, откуда скаченыавтор скачалпереклеил факты и статистику, и то живее.

  2. almasbek:

    Молодец автор! Очень много оригинальной ценной информации из первых уст! Видно, что автор видит эти проблемы воочию и показывает их читателю.

  3. Рустам:

    Очень актуальная на сегодняшний день тема. Да, много цифр, порой даже путаешься, но и без них нельзя. Париж всегда был интернациональным городом, этим он и нравится всем. И всем здесь хватает места, и права ничьи не ущемляются. Помню, когда жили в Париже (мы мусульмане), праздник Рождества отмечали вместе с евреями. Так что, ждем продолжения...

  4. Кристина:

    Факты общеизвестные, упрощенно поданные. Нет эффекта пристутсвия. Статистика вся из Вики. Вообще скука.

  5. Владимир:

    Белльвиль прежде всего арабский квартал, а не еврейчский. В порследние десятилетия ХХ в.там увеличивается контингент китайцев... Говоря о еврейских кварталах, надо было рассказать о Сантье и не так суха, а в красках, без общих мест. Это же не «Конотопская правда»!

  6. КАДЕТ:

    Статья написана интересно и отражает авторское отношение к проблеме — боль и сострадание. Много нужной статистики. Досадная опечатка — улов может быть у траулера, а не у трайлера.

  7. От автора.:

    Хочу поблагодарить всех, кто следит за моими статьями, всех друзей, кто посылает свои отзывы через сайт и просто по электронке, спасибо также и тем, кто читал и скучал, но не пожалел нескольких минут, чтоб написать свой комментарий. Насчет стиля и красивостей слога: трудно угодить всем, на вкус и цвет, как говорится... Насчет недостаточности фактов и деталей: объем статьи в нашей интернетной газете не позволяет охватить необъятное, и цель наша прежде всего пробудить интерес читателя к теме, а уж потом он сам может искать дополнения в других сайтах. Для начала заглянет в свою любимую Википедию, а если захочет узнать более точные сведения, заглянет в сайты INSEE, OFPRA, OFII, UNHCR, а если уже совсем заинтересуется, то может сходить в Парижский музей иммиграции, где познакомится с историей иммиграции Франции, увидит много интересных документов, предметов. Там можно посмотреть целый стенд, посвященный первой волне иммигрантов из Российской империи, увидеть паспорт Нансена, фотографии русских вечеров, самовар и др. предметы быта первых эмигрантов. Насчет «трайлера» или «траулера» — я не совсем поняла, по-видимому, это было в другой статье, я ни разу не употребила эти слова.

    Еще раз всем спасибо за внимание и интерес к сюжету, которому посвящены мои статьи. До скорого!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправить сообщение об ошибке
  1. (обязательно)
  2. (корректный e-mail)