Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
вторник, 24 апреля 2018
вторник, 24 апреля 2018

Острова прекрасных вод

Кира САПГИР0:04, 10 марта 2011ОбществоРаспечатать

30 марта 2011 года исполняется 300 лет со дня создания Колониальной конторы при Морском ведомстве, предтечи сегодняшнего Министерства по делам заморских территорий и департаментов — ДОМ ТОМ.

martinique-guadeloupe2

Tот, кто cерым парижским деньком отправится на самолете авиакомпании «Эр Франс» из аэропорта «Орли» к тропику Рака и приземлится в 17 700 километрах от Парижа, попадет опять... во Францию,на «острова прекрасных вод», как называли Мартинику и Гваделупу аборигены-индейцы.

«Это чудо. Сьерра, долины и поля здесь пышны и плодородны, и тот, кто прибыл сюда, не спешит удалиться...», — записал, впервые увидев эти острова, Христофор Колумб в судовом дневнике в 1493 г. «Островитяне добродушны и незлобивы, не знают, что есть убийство или тюрьма. Племенем управляет королева, а главой семьи считают женщину».

Исконный матриархат и по сей день царит в семьях карибских индейцев, объявившихся на этих островах в I веке прошлой эры.

В 1635 г. этими благословенными местами завладела Франция, отбив их у испанцев. Гваделупу покорил французский мореход Жан Дюплесси (1579—1640), а Мартинику в 1635 г. захватил Пьер Белен д'Эснамбюк (1585—1637) — корсар, ставший первым губернатором французских владений в Вест-Индии. Потом много раз эти острова переходили то к французам, то к англичанам, пока в 1814 г. окончательно не отошли к Франции.


Почему веселится «Веселый Роджер»

 

martinique

Мартиника

В 1667 году суперинтендант Кольбер, правая рука Короля-Солнца, учреждает на этих островах вест-индскую торговую компанию (Compagnie des Indes). На Мартинике возникает торговый морской порт Фор-де-Франс (и сегодня главный город острова), ставший главным прибежищем разбойников Южных морей. В притонах Фор-де-Франса на кривых улочках свили гнездо живописнейшие авантюристы всех мастей — флибустьеры*, пираты**, каперы***, контрабандисты, морские бродяги, беглые каторжники. Словом, все те, кому грозила любая опасность, кроме главной — умереть в своей постели!


Общеизвестным пиратским атрибутом является «Весёлый Роджер» — чёрный флаг с черепом и скрещенными костями, развевавшийся в этих широтах в XV-XIX вв. Само название, предположительно, произошло от французского «Jolie Rouge» — «Красный знак», что в английской интерпретации превратилось в «Jolly Roger» — «Весёлый Роджер». То есть, изначально «Весёлым Роджером» был не чёрный, а красный вымпел. Сам же мотив пиратской символики возник с лёгкой руки Эммануэля Винна, пирата-фаталиста, присовокупившего к черепу и костям еще и песочные часы.


Барон Суббота и все остальные

Немало было среди пиратов беглых рабов, обманом вывозившихся на сахарные плантации Мартиники из Западной Африки начиная с 1639 г. Их статус регламентировал печально известный «Черный кодекс», разработанный по инициативе Кольбера. Кодекс лишал невольников всех прав и приравнивал их к движимому имуществу, то есть к живым (но неодушевленным) предметам, над которыми владельцу давалась полная власть. «Живую вещь» при этом в обязательном порядке крестили. Статья третья «Черного кодекса» гласила: «Запрещается публичное исповедание какой бы то ни было религии, кроме католической».

И тогда среди насильно обращенных в христианство черных рабов возникает религия «вуду». Католические храмы, обряды, таинства и почитания святых служат ширмой для обрядов, которые миссионеры характеризовали как «отвратительную богомерзкую вакханалию».

На «балах» вуду правит страшный Барон Суббота (Самди) — бог царства мертвых. Барон Суббота заправский щеголь: облачен во фрак, курит трубку, любит ром, особенно если кинуть в него стручки жгучего перца.


«Йо-хо-хо и бутылка рома!»

Ром — национальный напиток мартиниканских креолов — совсем не тот, что в Европе. Настоящим ромом на Мартинике называют Rhum Agricole, изготовляемый на древних заводиках в предместье Фор-де-Франс. Этот ром бывает белого и темно-коричневого цветов.

«Где нет рома, нет лова», — говорят мартиниканские рыбаки, ромовые фанаты. Без этого национального напитка ни один из них не выходит в море. До того, как поднять якоря, каждому рыболову непременно нальют Rhum Agricole — чтобы зорче был глаз и крепче рука. А перед началом лова рыбаки сбрызгивают золотистой ароматной жидкостью маленькие сардинки, служащие наживкой для тунца. Любит тунец мартиниканский ром или нет, доподлинно неизвестно. Но клюет почти сразу.


Шли годы

 

pointe-a-pitre

Гваделупа. Пуант-а-Питр

После французской Февральской революции (декретом от 27 мая 1848 года) рабство на Гваделупе и Мартинике было отменено — во многом стараниями госсекретаря по делам колоний Виктора Шёлшера (Victor Schoelcher, 1804—1893).

Во время Второй мировой при вишистском режиме (с сентября 1939 по июль 1943) Антильскими островами правил петеновский сатрап — адмирал Жорж Робер, о котором в своих воспоминаниях генерал де Голль пишет: «Робер, наместник Петена, управляя этими островами, вел в то же время тайные переговоры с американцами о передаче этих французских территорий под контроль Вашингтона...»

По окончании войны по закону от 19.03.1946 г. Гваделупа и Мартиника становятся неотъемлемой частью Франции, а их население — полноправными французскими гражданами. И в 1958 году, при возврате к власти генерала де Голля, во Франции и создается вышеупомянутое Министерство заморских департаментов и территорий.

Жители ДОМ ТОМ практически освобождены от налогов, как и инвесторы, вкладывающие средства в создание предприятий за морями. Ежегодно ЕС предоставляет Гваделупе и Мартинике значительные ссуды. Экономика департаментов находится на более высоком уровне, чем у их независимых соседей — Гаити, Сан-Доминго и, само собой, социалистической Кубы.

С 1965 г. Франция поощряет миграцию жителей Антильских островов на континент, дабы замедлить рост безработицы в регионе. Сейчас количество этих заморских французов в метрополии достигает 573 000. Они обладают преимуществами при устройстве на госслужбу. И если на улице Парижа вы видите чернокожего полицейского, можете быть уверены, что это антилец.

Так и живут эти зеленые острова в флибустьерском дальнем синем море. На Гваделупе и на Мартинике все те же тропические заросли в тени спящих вулканов. Как и прежде, на плато и в долинах — плантации сахарного тростника, табака и кофе. И если пройтись по улицам Фор-де-Франс на Мартинике либо Пуант-а-Питр на Гваделупе, непременно увидишь пеструю приветливо улыбающуюся толпу с кожей всех оттенков — от молока до черного кофе. Женщины-креолки красивы и грациозны (напомним, что креолкой была императрица Жозефина, супруга Наполеона Бонапарта). Говорят тут на креольском — певучей разновидности французского. Островитяне чтут поэзию и поэтов. Известно, что Эме Сезэр, известный поэт-сюрреалист, депутат Национального собрания Франции (1946—1993), оставался мэром Фор-де-Франс на протяжении 56 лет (1945—2001).

И все эти заморские департаменты с их антильским населением, экзотикой, ураганами, политическими бурями, предрассудками, пережитками остаются Францией с ее общественной структурой, законами, социально-политическим укладом. Ведь именно это и провозглашал неутомимый борец против рабства Виктор Шёльшер: «Французская Республика не делает различий среди людей, она считает человечество единой семьей. И для того, чтобы иметь право называться свободным народом, мы не должны обходить молчанием судьбу этих потомков обездоленных, лишенных человеческих прав. Им, лишенным близких и родины отцов, во искупление дана Франция, где они отныне — полноценные наследники всех свобод!»






*Флибустьеры — морские разбойники, нападавшие в Карибском море на испанские суда (с начала XVII в.). Официально принимая эдикты о борьбе с пиратством, английское и французское правительства тайно поощряли флибустьеров, стремясь ослабить позиции Испании в Новом Свете.

** Пираты — морские разбойники. Пиратство возникло практически одновременно с мореходством.

*** Каперы — «легальные» морские разбойники, осуществлявшие морской террор вплоть до конца Второй мировой войны. Отличались от  пиратов тем, что их деятельность подкреплялась патентом. Каперы отчисляли в пользу своего государства процент от захваченной добычи. В своей стране капер преследованиям не подлежал, а в случае пленения мог требовать законного суда как военнопленный.



3 комментария

  1. Валентина:

    Интересно, а кто такие корсары?

  2. Кира:

    Корсары, приватиры — то же, что и каперы.

  3. С. Ванин:

    Благодаря интересному отчету, я как бы побывал на Мартинике и Гваделупе в гостях. Хотелось бы узнать что-нибудь и о Таити, Маркизских островах и вообще про ДОМ-ТОМ сегодня, о его политической ситуации, о французских ядерных испытаниях на Гвиане, в частности, об участии там РФ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправить сообщение об ошибке
  1. (обязательно)
  2. (корректный e-mail)