Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
суббота, 15 декабря 2018
суббота, 15 декабря 2018

Столетняя «Лютеция»

В Париже отелей много. Разных. Шикарных паласов, где роскошь простирается до туалетов и подсобок. Старинных и ультрасовременных. Декорированных самыми модными дизайнерами мира вроде Филиппа Старка. С богатой историей, небрежно забытой нынешними знаменитыми постояльцами.

И тем не менее, «Лютеция» отличается от всех. Второго такого отеля в столице больше нет. И вот почему.

philippe-hiquily

Кресло от Филиппа Икили

Он стоит на левом берегу, традиционно отданном интеллектуалам и разным творческим личностям — тем, кто заставляет нас иногда вспоминать, что кроме пищи и крыши есть на свете что-то еще немалой важности.

Левый берег всегда был не таким, как правый — буржуазный, торговый, деловой. Недаром их не сводит, а делит пополам Сена. Не море, конечно, но все же водораздел четко обозначен.

И «Лютеция» вот уже сто лет по другую сторону от всех столичных звездных гостиниц. А потому и смысл у нее иной.

Начнем с того, что здание — типичный представитель ар-деко, стиля, почти не сохранившегося в столице (так, кое-где в 16 округе остались еще жилые дома). Внешне она, конечно, поражает. Плывет по городу, словно белоснежный Титаник. Прежде, чем войти, приходится перед этим величием почтительно замереть и перевести дух. Кстати, фигуры на фасаде исполнены скульптором Полем Бельмондо, отцом всем известного киноартиста.

Но больше поражает то, что внутри.

arman3

Торшер от Армана

Не хочется говорить, что это музей, потому как, все же, здесь люди останавливаются, а иногда и просто живут. Но сидят и спят они на музейных вещах. И не потому, что предметы были найдены в антикварных лавках и по качеству претендуют на место в экспозиционном пространстве. «Лютецию» любят художники и специально для нее творят.

Признаюсь, художника Армана я видела только в стенах музеев, причем хорошего уровня, типа парижского Центра Жоржа Помпиду. Вы, конечно, помните, насколько близко можно приблизиться в зале к экспонату. В «Лютеции» на легко узнаваемые разбитые вдребезги скрипки Армана я специально облокачивалась, водила руками по столу, пять раз усаживалась на диван, проговаривая про себя: «Я сижу на работе Армана».

arman1

Номер, выполненный Арманом

В отеле используются (и ведь не скажешь, что хранятся) более 300 произведений искусства. Номера украшены Сезаром и Такисом или Икили.

В баре раздатчицей сигар выступает скульптура Армана. Я не говорю уже о том, что стены холлов увешаны подлинниками. Внизу, рядом с лобби, во время каннского фестиваля (там как раз показывали фильм режиссера) выставлялся Такеши Кетано.

Мода — штука нестойкая, и от ее капризов пострадал не один интерьер. Трудно сказать почему, но в «Лютеции» начиная с 1910 года, т.е. с момента открытия, ничего не выбрасывали. Стили приходили и исчезали, а гостиница хранила свои каноны. Сейчас отреставрированная мебель стоит на своих местах. И помнит первую брачную ночь, которую генерал де Голль провел со своей Ивонной в гостиничных апартаментах. И Жан-Поля Сартра, конечно, и Сент-Экзюпери, и Матисса, и еще легион французских интеллектуалов, благодаря которым XX век вошел в историю.

takis

Кинетическая скульптура Такиса

А времена не всегда были розовыми. Только отстроившись, «Лютеция» тут же превратилась в госпиталь во время Первой мировой войны. Во время затишья между двух войн в отеле русские эмигранты устраивали свои ежегодные праздники для сбора средств в помощь беженцам. Во время Второй мировой «Лютеция» превратилась в штаб-квартиру Абвера, немецкой контрразведки. После войны именно сюда привезли освобожденных депортированных. Сюда шли потоки людей с фотографиями с последней надеждой если не встретить, то узнать о судьбе родных. Певице Жюльетт Греко в числе немногих повезло, в отеле она нашла мать и сестру, которых немцы увезли в 1943 году. С 1955 по 2005 год отелем владела семья Таттинжер. Семья уникальная в том смысле, что одна из немногих удержала в фамильном лоне прославленную марку шампанского. И ее виноградники в Шампани по-прежнему самые большие.

Джазовая музыка в баре — отдельная история. Если вы любите его, как Жозефина Бекер, которая выбрала «Лютецию» своей постоянной парижской резиденцией, вам необходимо остаться в этом храме музыки до утра.

pierre-berger

В этом номере жил Пьер Берже, компаньон И.Сен-Лорана

Говорят, что здесь готовился документ об окончании войны во Вьетнаме, и Франсуа Миттеран закладывал основы своей предвыборной кампании.

Здесь присуждают литературные премии — Медичи, премию Декабря, приз читательниц журнала «Эль». Когда-то в салонах отеля назначала свои встречи Франсуаза Саган, теперь дает интервью Фредерик Бегбедер.

Елена ЯКУНИНА

Фото автора

7 комментариев

  1. Галина:

    Вот это статья! Какой нужно иметь художественный вкус, духовность и мастерски владеть словом, чтобы в статье передать атмосферу царящую в отеле. У прочитавших возникает полное ощущение, что побывал там, все видел своими глазами и приобщился к этой роскоши. Мечта многих увидеть это — не сбывается. Радуемся, что есть еще труд, который позволяет прикоснуться к историческим ценностям и передать это другим. Спасибо за это и особая благодарность тем, кто сохраняет все для потомков.

  2. bear:

    Расскажу две истории, которые полностью противоречат облику «Лютеции», описанному в статье (хотя никак не отменяют написанное – просто есть и другой образ).

    Разговор в начале 90-х с одним французом уже послевоенного поколения, который спрашивает, где он сможет меня найти днем. – «В библиотеке MSH, что напротив “Лютеции”». – «А, “Лютеция”... Там Гестапо было во время войны. Для французов это место черное. А остановка там на ночь – просто считается плохим вкусом».

    Не знаю, был ли там только Абвер, или Абвер и Гестапо, но в памяти это зафиксировалось точно.

    А вот другая история. Тоже первая половина 90-х. Приезжают представители Фонда спасения Петербурга. Причем, приезжают по приглашению французской стороны и на французские деньги. Имен называть не буду. Через день даже не от третьих, а от четвертых лиц слышу: «Вы знаете, Ваш главный спасатель в “Лютеции” остановился. Ничего хуже для своего имиджа он выдумать не мог». В 1997 мне пришлось беседовать с этим человеком. Я ему рассказал историю с гостиницей. Он страшно смутился. Говорит: «Мы ни сном, ни духом. Нас никто не спрашивал: пригласили и поселили в “Лютеции“. Но поездка, действительно, оказалась какой-то бесполезной».

  3. незнакомка:

    На послание некоего bear. Есть люди, которые в каждую бочку меда вольют свою ложку дегтя. И почему мы должны им верить?

  4. Конкурент:

    Присоединяюсь к двум первым отзывам. Статья великолепная. Очень изящная по эстетике и языку. Трудно поверить, что так емко и живописно можно рассказать о простом отеле. И трудно поверить, что в простом отеле может быть такая концентрация искусства и истории. Ощутимо захотелось расхрабриться и хотя бы заглянуть внутрь. Тем более, что всерьез заглядывала в отель, и даже украшала его, масса людей «левого берега», упомянутых автором.

    Но, правда, отель, похоже, далеко не простой. А с подкладкой. Небанальный облик этого места еще острее ощутился, благодаря очень человеческому отзыву Bear! Как уже бывало, автор отклика добавил неожиданный нюанс. И в приятно читабельной форме — целая миниатюрка. Спасибо ему. И вправду трагический шрам.

    Слава богу, что шрамы хотя бы отчасти зарастают. Иначе сейчас такие блистательные столицы мира, как Париж, Берлин и Рим стояли бы заросшие бурьяном, наподобие Чернобыля, ибо там бывали средоточия той пагубы, о которой напомнил нам Bear. Иначе потребители минералки «Виши» должны были бы поголовно оказываться в больнице по причине отравления ядом. А семье Таттинжер, как и плеяде былых оформителей и привилегированных обитателей этого музея, вообще грозил бы расстрел. Благо, что некому это сделать. Гестапо нету, КГБ разогнали, даже абверовцы перешли работать в другие места; остались только некоторые разведки – так они же не дикари!

    Забавно, но и статья, и отзыв Bear могут послужить серьезной рекламой для серьезных российских приезжих. С отеля причитается.

  5. bear:

    Спасибо,Конкурент, на добром слове, а что касается Виши, то это имя еще долго будет «сниться» и в прямом, и в переносном смысле слова. И не только французам. Года полтора назад мне пришлось ехать в Клермон-Ферран. И в дорогу я взял на вычитку рукопись своей работы по эмиграции в годы войны во Франции, где Виши упоминалось очень часто. От усталости вскоре, естественно, заснул. А когда открыл глаза, увидел в окне табличку на перроне: «Vichy». И возникли у меня сомнения в том, на каком я свете, и не кошмары ли мне сняться. И Петэн живьем за окном в этот момент меня бы не удивил...

    А вот другая история. Французская разношерстная компания на фуршете. Один выходец из Северной Африки с пеной у рта доказывает, что Иерусалим нелигитимен в качестве столицы Израиля, ибо все страны держат свои представительства в Тель-Авиве, да и в учебнике его дочки написано тоже самое. «Значит, Вы считаете, что легитимность собственной столицы определяет не сам народ, а другие страны, которые могут не признать его решения, и имеют право навязывать свое?», — спрашиваю я. И получаю в ответ согласные кивки. «Ну, тогда, пожалуйста, опишите ваши реакции, если я начну утверждать, что реальной столицей Франции является не Париж, а Виши, который хотя и был навязан Германией, но был признан всей Европой и Америкой, причем и СССР, и США имели там послов?». Реакцию моих собеседников описывать не буду, но возвратиться к теме Иерусалима представителю Северной Африки уже более не дали.

  6. Наталья:

    В отеле «Лютеция» в 1924 — 1928 годах проводились ежегодные балы русской эмиграции в честь Русского Нового Года. Например, в архиве BDIC 832 (5) (8) есть вот такое объявление "Встреча Русскаго Новаго Года 13-го января 1925 г. в залах Гостиницы «Лютеция» (43, Boulevard Raspail, 43) Ряженые в публике, Чарли Чаплин среди русских, Кабаре — танцы до утра, Два джаз-банда. Новогодний ужин, русский буфет. Цена билета 25 фр., с правом на ужин 100 фр.

  7. От редакции Наталье:

    Спасибо большое, очень интересно! Думаем, мало кто об этом знает.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправить сообщение об ошибке
  1. (обязательно)
  2. (корректный e-mail)