Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
вторник, 19 июня 2018
вторник, 19 июня 2018

Теракт в Париже: Мы все Charlie

Катрин Осеан13:02, 9 января 2015ОбществоРаспечатать

 По сути это так. Даже если не умеем рисовать – ни маслом, ни карандашом, ни даже мелком на асфальте. Мы можем называться Charlie, если пытаемся хотя бы иногда думать своим умом, не жить «автоматической жизнью», не закрывать глаза на червоточины в плодах культуры и политики, которыми мы, как члены общества, питаем свои мысли и чувства.

Que ce soit à l'huile, au crayon, à la craie sur les trottoirs, que l'on sache dessiner ou pas, du moment qu'au moins parfois on essaie de penser par soi-même, de ne pas vivre une «vie automatique», de ne pas fermer les yeux sur les déboires politiques et les malheurs culturels qui nourissent nos cerveaux, alors nous pouvons nous appeler Charlie.

У здания редакции. Photo: Борис Гессель

Конечно, никто не говорит о том, что если мы charlie, то мы идеальны. «Духовные скрепы», как известно, бывают фальшивыми, но бывают – настоящими. То настоящее, что у нас есть, останется при нас, а вот от фальши и гнили нужно избавляться.

Журналисты популярного сатирического издания делали это с помощью карикатуры. Способ, весьма органичный для нескольких поколений французов, ведь сатира, как известно, призвана пробуждать сознание. Charlie Hebdo — дитя Парижа 1968 года, с его переменами, переоценкой событий, борьбой за свободу и независимость. Поэтому если вы не разделяете либеральных взглядов, не стоит подписываться на этот журнал. Это очевидно для любого нормального человека. Не покупай, не подписывайся, и всё.

Bien sûr, personne ne sous-entends que si l'on est Charlie, alors nous sommes idéaux. Les ancres spirituelles de notre société ne sont parfois que de faux prétextes, mais parfois aussi elles sont bien réelles. Il est important de conserver ces dernières, mais il faut aussi se débarrasser des faux fondamentaux moraux.
Les journalistes satiriques de la publication populaire accomplissaient cette tâche à l'aide de caricatures. La formule est connue par plusieurs générations de français pour éveiller les consciences. Charlie Hebdo est issu des années 1968 parisiennes, avec ses changements, ses combats pour la liberté et l'indépendance. Si vous ne partagez pas leurs points de vue libéraux, ne vous abonnez pas. N'importe quelle personne normale trouverait cela évident.

На площади Республики. Photo: Борис Гессель

 «Я не разделяю ваших убеждений, но готов умереть за ваше право их высказывать» -  Вольтер

Утренняя планёрка, чашка кофе, журналисты обсуждают материалы для следующего номера. Kто-то бодр и полон энергии, кто-то явно клюёт носом — провёл бессонную ночь, дорабатывая иллюстрации. Всё как всегда. И тут с рёвом и стрельбой врываются какие-то невменяемые люди в масках — фанатики, сумасшедшие, палачи. Мир превращается из цветного в чёрно-белый, ежедневный комикс нормальной повседневной человеческой жизни обрывается.

Президент Олланд назвал 12 погибших мучениками свободы. В ходе расследований стало известно, что террористы хотели наказать конкретных людей, знали их имена, но не могли опознать лично, поэтому вызывали журналистов на расстрел поимённо.

«Je hais vos idées, mais je donnerais ma vie pour que vous puissiez défendre les vôtres», disait Voltaire.
Réunion matinale. Tasses de café. Les journalistes débattent des sujets de leur prochain numéro. L'un est en forme et déborde d'énergie, un autre pique nez, visiblement après une nuit blanche passée à peaufinée les illustrations. Bref, comme d'habitude. Et soudain, dans les cris et les tirs, des hommes masqués débarquent, déments. Des fanatiques, des fous, des bourreaux. Le monde perd ses couleurs, passe en noir et blanc, et la vie humaine quotidienne s'arrête. Coupez.
Le président Hollande a qualifié les 12 journalistes assassinés de martyrs de la liberté.
L'enquête a révélé que les terroristes voulaient punir certains auteurs en particulier, qu'ils connaissaient leurs noms mais pas leur visage. Ils les auraient alors appelés par leurs noms pour les mettre à mort.

Площадь Республики. Photo: Борис Гессель

Массовое убийство произошло менее чем через час после того, как в официальном Твиттер-аккаунте Charlie Hebdo появилась карикатура на лидера группировки «Исламское государство» Абу Бакра Аль-Багдади. Сейчас страница журнала в Твиттер недоступна. Также причиной агрессии мог стать последний выпуск журнала, посвящённый новому роману Мишеля Уэльбека «Подчинение», в котором рассказывается о том, что ждёт французов, если в 2022 году к власти придёт радикально настроенный президент-исламист. Однако корни трагических событий уходят ещё глубже: в 2006 году Charlie Hebdo перепечатал скандальные карикатуры на пророка Мухаммеда, опубликованные датским изданием Jyllands-Posten, а в 2011-ом редакция подготовила специальный выпуск, посвященный победе исламистского движения «Ан-Нахда» на выборах в Тунисе. По этому случаю название журнала было изменено на «Шариат Эбдо» («Еженедельник Шариата»).

Итоги трагедии – 20 раненых и 12 погибших, среди жертв теракта лучшие карикатуристы Франции: Жорж Волынски (по кличке Волян), который отлично чувствовал своё время, всегда был на гребне волны; главный редактор Стефан Шарбонье (Шарб), который за верность своему делу с 2011 года находился в черных списках «Аль-Каиды»; изобретательный и саркастичный Бернар Вильяк (по прозвищу Тиню), а также Жан Кабю, способный двумя штрихами передать образ любой персоны из мира политики и шоу-бизнеса. Также погибли два мужественных защитника правопорядка.

Le meurtre de masse a eu lieu moins d'une heure après la mise en ligne de la caricature du leader de l'Etat Islamique Abou Bakr al-Baghdadi sur le compte Twitter officiel de Charlie Hebdo. Pour l'heure, leur page est indisponible.
Une autre raison possible de cette agression serait la dernière édition du journal, consacrée au nouveau roman de Michel Houellebecq «Soumission», où l'auteur décrit ce qui attend les français si en 2022, le pouvoir était aux mains d'un président islamiste radical. Mais les racines de ces événements tragiques remontent encore plus loin : en 2006, Charlie Hebdo réimprime les caricatures de Mahomet publiées par la publication danoise Jyllands-Posten. En 2011, la rédaction a préparé une édition spéciale, consacrée à la victoire du mouvement islamiste Ennahdha aux élections de Tunis. Pour l'occasion, le journal s'était appelé «Charia Hebdo».
Le bilan de la tragédie est de 12 morts et 20 blessés, et parmi les victimes se trouvent les meilleurs caricaturistes de France: Georges Wolinski, le rédacteur en chef Stéphane Charbonnier (Charb'), qui depuis 2011 était dans la liste noire d'Al-Qaïda; Bernard Verlhac (Tignous) et Jean Cabu, capable de transmettre en deux coup de crayons la vision de n'importe quelle personnalité du monde politique ou show-business. Deux membres des forces de l'ordre ont également péri.

У здания редакции. Photo: Борис Гессель

Выступающие во французских СМИ эксперты по борьбе с терроризмом отмечают, что напавшие на редакцию убийцы, вооружённые автоматами Калашникова, действовали хладнокровно, они явно прошли специальную подготовку и имеют боевой опыт. В ходе расследований стали известны имена предполагаемых преступников – Саид и Шериф Куаши (братья 32 и 34 лет соответственно). Полиция Парижа и северных регионов страны сосредоточила все свои силы на поисках виновных.

Политики против терроризма

Вызывает уважение то, как отреагировали французы на эту трагедию — прежде всего, на политическом уровне. Президент страны не только побывал на месте событий, принял участие в митинге, посвящённом жертвам теракта и объявил трёхдневный траур, но также призвал все политические силы республики сплотиться в борьбе с терроризмом. Даже пригласил в Елисейский дворец лидера Союза за народное движение, своего давнего оппонента, экс-президента Николя Саркози, который не появлялся в стенах дворца с 2012 года!

Тот принял приглашение с уважением и отозвался о нём следующим образом: «Я принял приглашение президента для того, чтобы поднять дух национального единства, что является долгом каждого из нас перед лицом теракта, который совершили отчаянные фанатики против цивилизации, против Республики. Я должен сказать, что впечатлён и потрясён поведением наших сограждан и демонстрациями в знак солидарности. Это было очень достойно. Цивилизованные люди должны объединиться в борьбе с варварством». Саркози попросил президента Олланда повысить уровень «стойкости и бдительности» и отметил, что примет участие в молчаливом шествии, которое в ближайшее воскресенье состоится в Париже в память о жертвах теракта. По сообщению канала Europe 1, к акции присоединятся многие видные политические деятели прошлого и настоящего, в том числе экс-президенты Франции Жак Ширак и Валери Жискар д'Эстен.

Что касается нынешнего главы государства Франсуа Олланда, то в день трагедии он обратился к французам со следующими словами: «Сегодня нападению подверглась вся Республика. Республика – это свобода слова, это культура, это творчество и демократия». По словам французского лидера, этот теракт стал ударом в самое сердце, однако, несмотря ни на что Франция не изменит идеалам республики: "…наше лучшее оружие – это наше единство, единство всех граждан перед лицом этого испытания. Ничто не может разделить нас, ничто не должно настроить нас друг против друга…Свобода будет всегда сильнее варварства. Франция всегда побеждала врагов, когда ей удавалось сплотить всех вокруг своих ценностей… Давайте же объединимся перед лицом этого испытания. Мы победим, так как у нас есть все основания верить в нашу судьбу, и ничто не заставит нас отказаться от нашей решимости. Да здравствует Республика, да здравствует Франция!»

Однако, не все политики были столь выдержаны и корректны, не обошлось и без жёстких заявлений. В эфире телеканала France 2 лидер Национального Фронта Марин Ле Пен заявила, что выступает за введение в стране высшей формы наказания — смертной казни: «Лично я считаю, что смертная казнь должна существовать. Я всегда говорила, что дам гражданам Франции возможность выразить свое мнение на этот счет». Также Марин Ле Пен призвала власти страны лишить виновных в теракте французского гражданства (в случае, если у них имеется двойное).

#JeSuisCharlie

Более 100.000 человек по всей стране вышли на митинги в знак уважения к погибшим. «Мы не боимся», — таким стал главный меседж стихийного движения, которое объединило людей разного происхождения, различных конфессий и возрастов. В день теракта огромная толпа собралась на площади Республики, на следующий день парижане вышли к собору Нотр-Дам, многие решили посетить редакцию журнала. 8 января в полдень по всей стране прошла минута молчания, даже шумное парижское метро на несколько мгновений погрузилось в тишину.

Словами, рисунками и поднятыми вверх карандашами, словно свечами, откликнулись на трагедию французские карикатуристы. Они уже пообещали, что помогут изданию с выпуском следующего номера, тираж которого должен составить 1 млн. экземпляров.

Трагедия вызвала резонанс по всему миру. Так, реакцию пользователей можно оценить по тому, что всего за несколько часов хештэг #JeSuisCharlie вышел на первое место в трендах Твиттера. К моменту написания этой статьи пользователями было опубликовано около двух миллионов постов под этим тэгом. Интересно, что вторым по популярности стал хештэг #RespectForMuslims, под которым люди, исповедующие мусульманство, в большинстве своём пытались дистанцироваться от преступников, взявших на себя право говорить от лица ислама.

Нельзя не упомянуть и несколько трагических происшествий, последовавших за терактом в Париже. Так, по сообщению газеты Le Maine Libre, в четверг, 8 января, во двор мечети в городе Ле-Ман на западе Франции бросили четыре гранаты, одна из которых взорвалась. К счастью, обошлось без жертв. В городе Вильфранш-сюр-Сон на востоке страны тем же утром прогремел взрыв в кебабной, расположенной рядом с мечетью, пострадавших нет. В тот же день в Париже в районе Монруж неизвестные открыли стрельбу по полицейским, одна женщина от полученных травм скончалась (однако, органы правопорядка полагают, что последнее событие не имеет отношения к теракту в столице).

Как ни кощунственно это звучит, но трагические события, подобные обстрелу редакции Charlie Hebdo, могут стать индикатором, лакмусовой бумажкой, по которой можно судить о состоянии общества. Учитывая всю сложность ситуации, возьму на себя смелость предположить, что Франция этот жестокий экзамен пока проходит достойно.

Теракт, произошедший в центре Парижа, средь бела дня – это, конечно, вызов, подобный атаке 11 сентября в Америке или страшной трагедии в Беслане; вызов цивилизации, культуре, всему человечеству. Расстрелять безоружных журналистов, честно выполнявших свой профессиональный долг, это настолько низкий поступок, что от возмущения трудно об этом писать и говорить. Безусловно, преступники, совершившие эти чудовищные убийства, не имеют отношения ни к одной религии мира. Ответом на рисунок может быть только рисунок. Только нужно непременно быть человеком, чтобы это понять.

Les experts anti-terroristes intervenants dans les médias français notent que les assassins armés de Kalachnikov opéraient de sang froid. D'après eux, ils auraient l'expérience du combat et ont suivi une préparation spéciale.
L'enquête a révélé les noms des supposés criminels, Saïd et Cherif Kouachi, des frères âgés respectivement de 32 et 34 ans.
La police de Paris et des régions du nord du pays ont concentré leurs efforts sur les recherches des coupables.
Les politiques contre le terrorisme
Les réactions des français à cette tragédie méritent le respect. Avant tout, au niveau politique: le Président s'est non seulement rendu sur place, pris part au meeting consacré aux victimes de l'acte terroriste, déclaré trois jours de deuil, mais a aussi appelé toutes les forces politiques de la république à la cohésion face au terrorisme. Il a même invité son ancien adversaire, le leader de l'Union pour le Mouvement Populaire, Nicolas Sarkozy, qui n'était pas revenu à l'Elysée depuis 2012!
«J'ai bien sûr accepté [l'invitation du Président François Hollande] pour bien montrer le climat d'unité nationale, qui est le devoir de chacun face à l'attaque menée par des fanatiques déterminés contre la civilisation, contre la République et contre les idées qui nous sont chères. Je suis assez impressionné et bouleversé par l'attitude de nos compatriotes et les démonstrations spontanées d'unité, dans un climat de recueillement, avec une demande de fermeté, et une très grande dignité.
Ce n'est pas une question de démocratie, c'est une question de civilisation. Il faut que les gens civilisés, quelques soient leurs convictions, s'unissent face à cette barbarie fanatique.», a déclaré Nicolas Sarkozy.
L'ancien président a demandé à l'actuel d'argumenter le niveau de vigilance. Il a également précisé qu'il participera à la marche silencieuse qui aura lieu dimanche à Paris, en mémoire aux victimes de l'acte terroriste. La chaîne Europe 1 a annoncé que de nombreuses personnalités politiques passées et présentes se joindront à cette marche, entre autres les ex-Présidents de la République Jacques Chirac et Valéry Giscard d'Estaing.
En ce qui concerne l'actuel chef de l'Etat, François Hollande s'est adressé aux français avec les mots suivants:
"C'est la République toute entière qui a été agressée. La République, c'est la liberté d'expression, c'est la culture, c'est la création, c'est le pluralisme, c'est la démocratie, c'est ça qui a été visé par les assassins.[...] Notre meilleure arme, c'est notre unité, l'unité de tous nos concitoyens face à cette épreuve. Rien ne peut nous diviser, rien de ne doit nous opposer, rien ne doit nous séparer.[...] La liberté sera toujours plus forte que la barbarie, la France a toujours vaincu ses ennemis quand elle a su justement faire bloc autour de ses valeurs, c'est ce que je vous invite à faire: le rassemblement, le rassemblement de tous, sous toutes ses formes. Voilà ce qui doit être notre réponse. Rassemblons-nous!»
Mais tous les hommes politiques n'ont pas été aussi retenus, et les déclarations cruelles n'ont pas pu être évitées. En direct sur France 2, le leader du Front National, Marine Le Pen, a déclaré à propos de la peine capitale:
"J'ai toujours dit que j'entendais offrir aux Français la possibilité de s'exprimer sur le sujet par l'intermédiaire d'un référendum. Moi, à titre personnel, je pense que la peine de mort doit exister dans notre arsenal juridique, à charge évidemment pour les jurés, pour les crimes les plus odieux, de pouvoir faire ce choix.

"

Marine Le Pen a également appelé les pouvoirs du pays à retirer la citoyenneté française aux coupables d'un acte terroriste dans le cas où ils auraient une double nationalité.
#Je suis Charlie
Plus de 100.000 personnes se sont rendus aux meetings en signe de respect aux défunts. «Nous n'avons pas peur» est devenu le principal message de mouvement qui unit les personnes de différents âges, origines et confessions. Le jour du drame, une énorme foule s'est réunie place de la République. Le jour suivant, les parisiens sont allés vers la cathédrale Notre-Dame, et beaucoup ont décidé de se rendre à la rédaction du journal. Le 8 janvier à midi, tout le pays a honoré une minute de silence, pendant laquelle même le bruyant métro bruyant parisien s'est tu.
Les caricaturistes français ont répondu à la tragédie par des mots, des desseins, et des crayons dressés tel des bougies. Ils ont déjà promis d'aider l'hebdomadaire à publier leur prochain numéro, dont le tirage devrait atteindre 1 million d'exemplaire.
La tragédie a provoqué une résonnance sur tout le globe. On peut juger de la réaction des usagers sur le fait que le hashtag #JeSuisCharlie est passé en première place sur Twitter en seulement quelques heures. Au moment de l'écriture de cet article, environ deux millions de messages ont été postés avec ce hashtag. Il est intéressant de noter que la deuxième place a été prise par le hashtag #RespectForMuslims, sous lequel les pratiquant de l'Islam essayaient principalement de se distancier des criminels impliqués, en s'octroyant le droit de parler au nom de l'Islam.
Après l'acte terroriste à Paris, il y a eu quelques autres évènements tragiques. Selon le journal Le Maine Libre, le jeudi 8 janvier, 4 grenades ont été jetés dans la cour d'une mosquée dans la ville de Le Mans, à l'Ouest de la France.  Une d'entre elle a explosé, sans faire de victimes, heureusement. Le même matin, à Villefranche-sur-Sonne, à l'Est du pays, une explosion a été entendue dans un restaurant kebab, situé à proximité d'une mosquée, sans que personne ne soit touché.
Le même jour, dans le quartier de Montrouge, des individus ont ouvert le feu sur la police, et une femme est décédée à la suite de ses blessures. Les forces de l'ordre estiment cependant que ce dernier évènement est sans lien avec l'acte terroriste de la capitale.
C'est peut-être un peu tôt pour en parler ainsi, mais les drames similaires à la mitraillade de la rédaction de Charlie Hebdo peuvent être un indicateur de l'état de la société. En prenant en compte la complexité de la situation, je prendrais mon courage à deux mains pour estimer que cette période cruelle, la France la passe dignement.
Cet acte terroriste, au centre de Paris, en plein jour est évidemment un défi similaire à l'attaque du 11 septembre en Amérique, un défi à la civilisation, la culture, à toute l'humanité. Fusiller des journalistes désarmés remplissant honnêtement leur devoir professionnel est un acte si bas qu'il est difficile ensuite d'en parler. Il va sans dire que les criminelles coupables de ces atrocités n'ont aucune relation avec quelque religion que ce soit.
La réponse à un dessein ne peut être autre chose qu'un dessein. Mais ça, seul un être humain peut le comprendre.

29 комментариев

  1. Валерий:

    даже из этого похоже урок не извлечен.

    из всех заявлений и реплик внятные слова произнесла как всегда только Ле Пен.

    все остальные включая Олланда только бла-бла: объедениться перед лицом... поднять дух в борьбе с варварством...

    в худшие годы застоя союза маразматики у власти и то разговаривали внятнее.

    нет и не будет у французских властей харизматичных лидеров. похоже только один политик из ныне существующих с яйцами- Марин Ле Пен, хотя и в юбке. от остальных не больше пользы, чем от Яйценюха на Украине. только ныть и попрошайничать.

    с такими бесхребетными лидерами у Франции незавидное будущее- муслимы выгонят европейцев из их домов на задворки и заставят работать на себя. а там и до средневековых привычек недалеко.

    еще немножко подобных толерантных заигрываний с мусульманами, и французов можно будет найти в оковах на невольничьих рынках. и то лишь тех, что еще не лишили голов на плахах казнями за нарушение мусульманских законов и правил, как то- нахождение на улице без паранжи, непочтительное поведение неверного по отношению к представителю высшей...мусульманской расе и иже...)))

    может пора случиться просветлению в лягушатных умах?

    ...

    хотя... кому это я говорю?..

  2. Матрос:

    В целом, статья, конечно, понравилась. Автор позиционирует себя, как истинный демократ и сторонник свободы слова, а также других либеральных ценностей. С которыми трудно поспорить нормальному человеку. А теперь о главном. По моему мнению, любимая нами Франция оказалась не готова к террористическим атакам. Непрофессионализм и растерянность французских спецслужб и полиции вызывают, по меньшей мере, недоумение. Вместо того, чтобы идти на поводу у своего заокеанского старшего брата по любым «смешным» вопросам, руководству страны следует больше заниматься вопросами обеспечения внутренней безопасности и защиты граждан. Пришло время обратиться за помощью к странам, имеющим самый большой опыт борьбы с терроризмом, таким как Израиль и Россия. К сожалению, французская пресса еще не готова прямо признать ошибки (это мягкое слово) в иммиграционной политике правительства. Жаль, что до настоящего времени западные лидеры не поняли, либо не хотят понимать, что мусульмане практически не могут ассимилироваться в странах западной Европы. И последнее, лишь у некоторых журналистов хватает ума написать о том, что не нужно трогать основоположников религий, в частности, пророка Мухаммеда.Мировой опыт борьбы с террором показал, что, к несчастью, своевременно остановить фанатика готового умереть за веру практически очень сложно. Хочется верить, что простые французы заставят власти принимать верные решения и отвечать на вызовы времени.

  3. Багира:

    Во Франции больше трех веков рисуют каррикатуры...как не вспомнить Жана Эффеля-его сотворение мира, фильм Бум........ с автоматом против карандаша( дикари! слезы душат... соболезную

  4. Кузин:

    Есть решение и не одно:

    — например, заставить ВСЕХ мусульман без исключения устами их лидеров попросить у Франгции прощение. Это должно дестабилизировать фанатиков.

    — с Исламом шутки плохи и лучше не нарываться. Это вам не христианский лаксизм.

    И третье: где ты, где ты, моя гильотинка?

  5. Bear:

    Когда-то англичане остановили мусульманский терроризм на Ближнем Востоке крайне простым способом: террористов, виновных в убийствах, хоронили в свиных шкурах: гарантия того, что террорист не попадет в мусульманский рай. А тогда зачем совершать теракт? Вот пример того, как современная политкорректность оплачивается кровью жертв. Лишь когда Европа вылезет из этого американизированного тупика, она сможет себя защитить

  6. Michel:

    В России занимают более разумную позицию, чем во Франции — осуждают терроризм, но не одобряют оскорбление чувств верующих под видом свободы слова. В юридическом арсенале светского государства имеются средства для их защиты без ущерба для статуса такого государста и свободы печати.

  7. Bear:

    Мичел, а Вы никогда не задумывались об оскорблении чувств неверующих?

  8. Michel:

    Бэр, Вы имеете в виду не просто неверующих, а воинствующих атеистов. Но они же фанатики похуже религиозных. Какие у них «чувства» известно — особенно в России.

  9. Bear:

    Вы ошибаетесь, Мичел. Я имею ввиду именно неверующих, светских людей, для которых любая религиозная и вообще идеологическая цензура – бред, угрожающий самим основам цивилизации. В нашем с Вами случае – европейской. Границы цензуры – это границы светского уголовного кодекса. А воинствующие атеисты – люди фанатично верующие в отсутствие Б-га. И ради своей веры и этой «земной» религии, готовые уничтожать храмы чужих конфессий. Как и фундаменталисты в мусульманстве – между ними нет принципиальной разницы. Парадоксальным образом, все те, кто бережет религиозные чувства, должен автоматически беречь и чувства атеистов, в т.ч. и фанатичных. Я же говорю о светских людях, готовых терпеть любую конфессию, опять-таки до границ уголовного кодекса, но требующих иметь право на свой взгляд на жизнь, пропагандировать его, как пропагандируют свои взгляды представители любых мировоззрений, и смеяться надо всем, что им кажется смешно. И война сейчас идет между ними и теми, кто хочет отнять у человечества право смеха.

  10. Michel:

    В светском государстве кощунство может караться не как таковое, а как факт разжигания розни, предусмотренный статьей 282 УК РФ. Поэтому всё зависит от решения суда. Страшная ответственность!

  11. Bear:

    И эта статья используется сейчас для подавления инакомыслия. Вперед, в Средневековье!!!

  12. Кузин:

    А Лаврова не видно на демонстрации в Париже что-то. Скромность или чтоб Кадыров не обижался?

  13. Владимир:

    Запад после того как развалил СССР,начал разлагать наши мозги своей свободой мышления,откровенными фильмами и тп тд.Там узаконенны однополые браки и!!! ЗООФИЛИЯ,учат как воспитывать детей,ребенка надо учить сексу........удовлетворять его при купании......И ЧТО? И ЧТО? КТО ТЕРРОРИСТ? КТО ПОСЯГАЕТ НА СВЯТОЕ? ПРОСНИТЕСЬ ЛЮДИ,ПРОМОЙТЕ МОЗГИ СВОИ ЗАСОРЕННЫЕ

  14. Michel:

    Полагаю, что г-н Бэр не возражает, когда данная статья УК применяется против проявлений расизма и антисемитизма. А вот против воинствующего атеизма в виде похабных действий — это уже «средневековье»!

  15. Bear:

    Дорогой Мичел, насколько мне известно, эта статья вааааще никогда не применялась долгие годы, и мне не известно ни одного случая, чтобы по ней кого-нибудь засудили за антисемитизм. Поэтому давайте так: если Вы приведете мне известные Вам случаи применения 282 за антисемитизм, то я Вас поблагодарю, признав, что в российском правосудии что-то стало меняться. А если не приведете, то публично признаю, что Вы – лжец.

    Замечу, что в годы перестройки по другой, хотя и близкой, статье – 74й УК РСФСР был осужден Смирнов-Осташвили, однако не за свои антисемитские взгляды, а за действия на основании их (на собрании «Апреля»). Да и то только потому, что на заседании ба заседании были известные писатели, и поднялся дикий скандал, который замять не удавалось. Зато месяца два назад по Интернету порокатилась информация о первом осуждении за анекдот (про кавказцев), вывешенный в блоге и посчитанный призывом к розни. И Вы этот бред российского правосудия считаете нормальным? Статью сию даже стараются не применять к российским неофашистам, убивающим иммигрантов из Средней Азии (чистый расизм), списывая события на бытовое хулиганство. Вы хоть отдаете себе отчет, что если атеиста можно засудить по этой статье, то по ней можно засудить и ЛЮБОГО ВЕРУЮЩЕГО? Вам не приходит в голову, что верующий православный оскорбителен для истинного мусульманина и наоборот? Сами посудите, любое изображение Б-га – кощунство для мусульманина. Вы думаете, Бен Ладен просто так разрушал гигантские статуи Будды, признанные мировым наследием? Есть два основополагающих принципа человеческой свободы:

    1. Человек имеет право исповедывать любые взгляды, и он не может быть за них осужден; 2. Человек имеет право смеяться надо всем, и за смех не может быть наказан в принципе.

  16. ЛЮрий Федорович:

    Может быть ползущие со всех сторон опасности, как то обединят русскую диаспору в определенную конкретную формацию во Франции и возможно в Европе, пока не поздно?9097

  17. Алек:

    Мне мерзки обе «стороны» и этот марш — очередная коммунистическая постанова мерзкая и лживая.

    Я посоветовал бы этим деятелям регулярно устраивать такие проходы для тренировки.

  18. Michel:

    Бэр, недавно посадили, например, неонациста максима Марцинкиевича. Скорее это Ваши обвинения против российского правосудия можно назвать голословными. И выводы Ваши спорные. 1. Нет, человек не имеет право исповедывать любые взгляды — например фашистские. 2. Да, человек имеет право смеяться надо всем, но не надо всеми.

  19. НДС:

    Сатира это провокация. Что же удивляться, когда она срабатывает?

    Сама же акция уничтожения будь то сатириков или корреспондентов на диком мусульманского востока — чудовищное средневековье. Восток коварен и мрачен.

  20. Bear:

    Мичел, Вы же подменяете понятия, и прекрасно это знаете. Посадили этого типа за неонацизм, а не за антисемитизм. Из этого я делаю вывод, что осуждения за антисемитизм по любимой Вами статье Вы не нашли и просто пропиарились. С облегчением, дорогой, соврамши! Далее Ваша фраза: «Нет, человек не имеет право исповедывать любые взгляды – например фашистские». Вы что, хотите у людей мозги контролировать, осуществив мечту наиболее страшных режимов в истории? Еще раз повторяю: человек имеет право придерживаться любых взглядов, в т.ч. и большевистских, и фашистских. И не может быть за них осужден. Но лишь за действия на их основе, если они противоречат уголовному кодексу. Вы пишите: «Да, человек имеет право смеяться надо всем, но не надо всеми». Ну, да, над теми, кто ровнее других, они смеяться не могут. Вспомните «Ферму зверей» Оруэла и лозунг, который выдвинула руководящая свинья.

  21. Борис:

    1. Нет, человек не имеет право исповедывать любые взгляды – например фашистские. 2. Да, человек имеет право смеяться надо всем, но не надо всеми.

    Оба тезиса не верны

  22. Michel:

    Бэр, уточняю — можно смеяться над Богом, но не над верующими. Ежели Вы этого не понимаете, то мне искренно жаль Вас. Правда, Вы видимо также не понимаете, что неонацист обязательно расист и юдофоб !

  23. ольга:

    Эта газета из номера в номер своими похабными карикатура ми способствовала разжиганию меж -национальной розни.С удивлением прочитала в статье госпожи Осеан о журналистах, «выполнявших честно свой профессиональный долг».Как странно автор статьи понимает профессиональный долг журналиста.

  24. Борис:

    Ольга, они карикатуристы, а не журналисты. Они выполняют то, что считают своим долгом в рамках закона. Все остальное — личные мнения

  25. Bear:

    Я-то прекрасно понимаю, что такое «неонацист», и чем он отличается от «неофашиста», и вообще, какие различия между нацизмом и фашизмом. И никогда не буду путать одно с другим, так же как не буду всех крайне правых мазать этими терминами. Согласен с Вами, что «неонацист обязательно расист и юдофоб», но это еще не причина, чтобы посадить его в тюрягу, ибо это лишь его мысли. Ему можно не подать руки, его можно подвергнуть остракизму, нарисовать карикатуру. Если же начать наказывать за мысли (а это в истории случалось и случается сплошь и рядом), то следущими на очереди могут оказаться юдофилы и антирасисты. Наказание оправдано только за ДЕЙСТВИЯ, в той мере, в которой они противоречат административному или уголовному кодексу светского государства. Вы же в дискуссии со мной, зная о моих еврейских корнях, которые я никогда не скрывал, пытаетесь проспекулировать взглядами неонациста. И... не получается.

  26. НДС:

    у Оруэлла существует полиция мысли. Ну и кого распылят первым ? Мишеля или Бера?

  27. Багира:

    Давайте успокоимся!!! Ко всем сторонам есть вопросы!!! я-как- ...да ладно-все родные!!! нельзя ничью веру обижать!!! как и быть такими дикарями!!!

  28. Bear:

    Дорогой НДС, думал над Вашим вопросом. Шкурой хотел бы, чтобы Мичела, но, боюсь, что Bear: инстинкт подсказывает :)

  29. Алексей:

    «Злоба и глупость»(это про «папу Шарли Эбдо»- «злой и глупый журнал Хара-Кири»), разумеется, имеют право на существование, но едва ли стоит гордится своей причастностью к их распространению. Как ни странно, а до оскорбления христианской веры дикари-мусульмане так и не доросли... они просто убивают в ответ. На мой взгляд — это честно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправить сообщение об ошибке
  1. (обязательно)
  2. (корректный e-mail)