Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
понедельник, 17 декабря 2018
понедельник, 17 декабря 2018

Хочу быть доктором наук

Ксения БОРИСОВА0:31, 1 декабря 2012ОбществоРаспечатать

Про то, как организована система высшего образования во Франции и в чем заключается ее специфика в сравнении с российской системой, «Русский очевидец» уже рассказывал в одной из своих недавних статей. В тот раз акцент был сделан на первых двух учебных циклах, а именно на бакалавриате и магистратуре. Но есть и третья, высшая ступень — это учеба в докторской школе. Конечно же, немногие выпускники магистратуры решают продолжить свой академический путь в этом направлении, однако смельчаки есть. И это не только французы: за докторской степенью во Францию приезжают студенты из самых разных уголков земного шара.

Зачем они это делают и что их ждет — в этом попытался разобраться «Русский очевидец».

159-36

Université Paris IV Sorbonne © Paris Tourist Office — Photographe : Marc Bertrand

Правила большинства французских вузов предполагают, что гордое звание докторанта можно смело носить в течение трех лет. Но если в естественных и технических науках этого срока еще может хватить на создание оригинального знания, в социальных науках написание докторской диссертации занимает в среднем пять лет. Поэтому все теми же правилами предусмотрена возможность последующей перезаписи в докторантуру. Каких-то четких временных ограничений не существует: можно записаться и на четвертый, и на пятый, и даже на шестой год. Однако, начиная с шестого года процедура усложняется и требует одобрения научного совета докторской школы.

Три года кропотливого бесплатного труда, не говоря уже о более длительном периоде, — весьма немалая цена за докторскую степень. Почему же выпускники магистратур и университетов, как в случае с Россией, соглашаются ее платить? Чаще всего это решение, конечно же, продиктовано необходимостью. Для тех, кто связывает свое профессиональное будущее с преподаванием в вузах, этот этап является обязательным, так что выбор «поступать в докторантуру или нет» перед ними просто не стоит. Те же, кто строят свою карьеру вне академического поля, свободны от этой необходимости и поэтому реже выбирают столь нелегкий профессиональный путь. В их случае желание получить докторскую степень обусловлено, как правило, прагматичным интересом: приобретенный культурный капитал (диплом) они планируют затем конвертировать в капитал экономический (более высокую заработную плату) и даже символический (престиж).

Когда решение о поступлении принято, дело остается за малым. В отличие от российской аспирантуры и докторантуры, сдавать вступительные экзамены во Франции не требуется. Все, что нужно сделать — это найти специалиста по выбранной теме, готового курировать научную работу, и собрать стандартное досье.

В отличие от досье, сам образовательный процесс стандартным назвать сложно: в разных докторских школах разные порядки. Где-то придется прилежно посещать семинары, участвовать в организации коллоквиумов и конференций, а также преподавать в обязательном порядке. А где-то учеба в докторской школе будет похожа на российское соискательство, которое сводится в основном лишь к написанию диссертации.

Но в какой бы из описанных ситуаций ни оказался докторант, ему обязательно придется решать один очень важный и пикантный вопрос: как финансировать свою учебу в докторантуре? Способов существует немало. Самый идеальный вариант — это, безусловно, выиграть докторский контракт (трудовой контракт, который заключается между вузом и докторантом сроком на три года). Для этого необходимо подготовить исследовательский проект и успешно защитить его перед жюри. Конкурс на такие контракты, как правило, очень высок, но отчаиваться и сразу отказываться от подобного способа финансирования не стоит. Дело в том, что критерии оценки выступления настолько непонятны и непредсказуемы, что участие в конкурсе превращается в какой-то момент в настоящую игру в рулетку, в которой все зависит главным образом от удачи. Так что шанс есть всегда и попробовать стоит.

Для студентов, поступающих во французскую докторскую школу, но при этом записанных в аспирантуру в своей родной стране, привлекательной альтернативой докторскому контракту может быть стипендия, получаемая в случае двойного научного руководства (cotutelle). Продолжительность ее также составляет три года. Главное преимущество заключается в том, что, защитив свой многолетний труд, докторант получает научную степень, признаваемую в обеих странах. Для русских студентов это отличная возможность, написав одну диссертацию, стать одновременно кандидатом наук в России и признанным доктором наук во Франции. Звучит заманчиво, правда, на деле эта система не всегда столь легко работает. Так, российские вузы довольно часто требуют предоставить не просто резюме работы, написанной на французском, но ее полный перевод. Также не все российские вузы готовы выполнять свою часть финансовых обязательств, в связи с чем реальный размер стипендии может уменьшиться вдвое по сравнению с установленным.

Если же не удалось получить ни докторский контракт, ни одну из многочисленных стипендий, предлагаемых на самых разных уровнях (от европейского вплоть до регионального) и на самый разный срок (от трех месяцев до трех лет), всегда можно попробовать найти подработку. Самым удобным вариантом, особенно на первом году учебы, является работа в библиотеке. Благо французские библиотеки регулярно ищут временных работников для расстановки книг. Также можно обратить внимание на объявления о работе в кафе и булочных или, что особенно актуально для девушек, попробовать себя в качестве няни. Одним словом, кто ищет, тот всегда находит необходимые для учебы в докторской школе су.

7 комментариев

  1. Iliyas SARSEMBAEV Docteur en Sciences Politiques diplômé de l'Institut d'Etudes Politiques de Paris:

    Коллеги, хотелось бы сделать ряд важных дополнений к вышесказанному.

    Ситуация сегодня крайне неоднозначна в том, что мы получаем «на выходе».

    Я защитил докторскую диссертацию в Сьянс-По у Доминика Коля в 2005 году.

    По возвращению в Россию, мне сообщили в ВАКе, что моя диссертация и диплом доктора наук Франции не признается в России, и что, если я хочу получить «кандидатскую корочку», то мне надо перевести работу на русский язык, и пере-защитить ее заново.

    А вот моя реплика, — «а как же соглашение 2003 года о взаимном признании ученых степеней России и Франции», которое подписал господин Филлипов, была прокомментирована сотрудниками Минобра так, — «Так и идите к Филиппову».

    И еще, никто в ВАКе не учитывал тот факт, что моя диссертация, защищенная в Сьянс-По имеет более шестисот страниц, а кандидатская в России всего 120-150. Как вы понимаете, перезащищать, смысла никакого нет.

    Другая проблема, с который столкнутся желающие защищать дисер во Франции, это то, что согласно распоряжению Правительства Российской Федерации от 21 мая 2012 года за номером 811-р, вы рискуете просто не доказать, что диплом вашего французского ВУЗа, да и он сам, имеют право быть легализованы на территории России.

    Так, согласно этому распоряжению, кстати, совершенно бездумно и некомпетентно содранного с одного из американских рейтингов, в России имеют право на существования только пять французских вузов (!!!!!)

    Высшая нормальная школа (Париж) (Ecole Normale Superieure, Paris)

    Политехническая школа (Ecole Polytechnique)

    Страсбургский университет (University of Strasbourg)

    Университет Париж Дидро (Париж VII) (University of Paris Diderot (Paris 7))

    Университет Пьера и Марии Кюри (Париж 6) (Pierre and Marie Curie University (Paris 6))

    Остальных, как бы нет :)

    Смешно сказать, но когда Элен Карер Данкос сидит с нашим президентом за одним столом во время заседания «Валдайского Клуба», она не подозревает, что университет, в котором она руководила научной работой, — Сьянс-По не признается в России! Также, не имеет право на существование и двойная магистерская программа МГИМО-Сьянс-По!

    Что же, столкнувшись со всем этим у себя дома, все сами могут сделать вывод о том, нужны ли в действительности России научные кадры, сформированные в лучших зарубежных университетах! Мне остается сказать, что нет.

    Так что, друзья, подумайте очень хорошо, прежде чем защищаться во Франции! А то, на Родине вас могут ждать весьма неприятные сюрпризы и далеко не теплое отношение, несмотря на всю риторику о якобы желательности возвращения русских ученых на Родину.

  2. Анна:

    Iliyas, да, я тоже слышала про то, что Вы рассказываете. И это, как ни ужасно, не единственный пример безразличия России к своим научным кадрам. Впрочем, кажется, уже неважно, кто где защитился, так как и корочка кандидата, полученная в одном из лучших отечественных ВУЗов, уже давно не дает ее обладателю каких-то весомых преимуществ. Может я сгущаю краски, но пытаться заниматься наукой в России — это настоящий подвиг.

  3. Iliyas SARSEMBAEV Docteur en Sciences Politiques diplômé de l'Institut d'Etudes Politiques de Paris:

    Да, Анна, и тут Вы правы тоже. К сожалению, России мы не нужны, и Вы нисколько не сгущаете краски. Они и без того «сгущены» и это сделано не вами.

    Подвиг? А ведь можно просто задать себе вопрос, — а сколько можно «подвигов»? Ведь хочется просто работать.

    С уважением!

  4. Анна:

    Iliyas, в последнее время я много разговариваю со своими друзьями и знакомыми, занимающимися наукой. Кто-то из них пытается что-то делать в России, кто-то уехал, к сожалению, с надеждой уже никогда не вернуться. И у всех присутствует этот лейтмотив: обиды, ненужности, потерянности. И Вы абсолютно правы: они не хотят подвигов, они хотят просто работать и достойно жить. Печально это все

  5. Iliyas SARSEMBAEV Docteur en Sciences Politiques diplômé de l'Institut d'Etudes Politiques de Paris:

    Коллеги, приветствую всех!

    Решен вопрос с легализацией Французских ученых степеней в России решен!

    Хочу поделится с читателями важной информацией, которая будет полезна для тех, кто защитился во Франции, и как и я, попал в трудную ситуацию с легализацией своего диплома в России.

    Проблема решилась месяц назад!

    Как оказалось, длительное время ряд чиновников Минобра и ВАКа попросту дурили голову, когда говорили о том, что соглашение о взаимном признании ученых степеней и званий между Россией и Францией не действует.

    Как оказывается, межправительственный договор от 2003 года работает!

    В конце апреля месяца этого года, я получил ответ из Минобра за подписью руководителя международного департамента ведомства Евгения Витальевича Угриновича.

    В документе были четко прописаны следующие положения :

    1. Диплом Доктора Политических наук Французской Республики, выданного в Институте Политических Наук Парижа (Sciences-Po Paris), соответствует уровню кандидата наук Российской Федерации в соответствии с действующими международными договорами, заключенными Российской Федерацией и внутренним российским законодательством.

    2. Согласно «Соглашением между Правительством Российской Федерации и Правительством Французской Республики о взаимном признании документов об ученых степенях», заключенным 12 мая 2003 года; Постановлением Правительства Российской Федерации № 271 от 12 мая 2003 года о «Заключении Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Французской Республики о взаимном признании документов об ученых степенях»;

    Письмом МИД России от 19.06.2012 N 9333/дп «О международных договорах о признании документов об образовании" (вместе с "Международными договорами Российской Федерации о признании иностранных документов об образовании, ученых степенях и ученых званиях»;

    Статьей 272 закона Российской Федерации от 3 декабря 2011 г. N 385-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования процедур признания документов об образовании, ученых степенях и ученых званиях».

    Также, следует знать, что данный диплом действует на территории Российской Федерации при наличии штампа «Апостиль», за которым мне пришлось специально слетать в Париж.

    Никаких других документов, по легализации моего докторского диплома на территории России, согласно действующему российскому законодательству, не требуется.

    В результате, два дня назад я получил дополнение к трудовому договору, где я на законных основаниях получил 36 рабочих дней отпуска и три тысячи надбавки к зарплате.

    Ну и самое главное, осенью я поступаю в докторантуру Института Дальнего Востока РАН в группу Андрея Владимировича Островского.

    Особо следует отметить, что Министерство образования России специально пригласило для решения проблем с легализацией иностранных ученых степеней известного российского ученого Алексея Анатольевича Коропченко, который в высшей степени компетентно подошел к решению этой проблемы.

    Коллеги! Создан важный прецедент! Если кто-то попал такую же ситуацию, то обращайтесь с официальным запросом в Международный Департамент Минобра России. Только они решают этот вопрос.

    P.s.

    Решение этой проблемы у меня заняло восемь лет ! Стоит ли это затраченных сил? Знаете восточную мудрость? «Приятно сидеть и попивать чаек, когда мимо проносят на кладбище тушку твоего врага».

    Мне приятно видеть, как опускают головой в сортир этих дурачков из ВАКа, которые наторговали кандидатскими корочками на миллионы рублей.

  6. Анна:

    Iliyas, от всей души вас поздравляю! В этой победе, конечно, главенствует моральное удовлетворение (уж явно не за три тысячи надбавки вы бились все эти годы), но прецедент создан, и надеюсь, что он уже не один. Удачи вам в ваших исследованиях, упорства и терпения. Вы молодец

  7. liyas SARSEMBAEV Docteur en Sciences Politiques diplômé de l'Institut d'Etudes Politiques de Paris:

    Спасибо Анна!

    Терпения мне не занимать. Я ведь упорный «гад».

    Будем работать дальше! Лишь бы эти «господа» не мешали работать :)

    Удачи всем!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправить сообщение об ошибке
  1. (обязательно)
  2. (корректный e-mail)