Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
среда, 28 июня 2017
среда, 28 июня 2017

«Дикие люди» при дворе французского короля | Les « hommes sauvages » à la cour du roi de France

Анна БАЙДОВА 0:57, 6 июля 2013ОбществоРаспечатать


Блуа, довольно крупный город менее чем в двухстах километрах к юго-западу от Парижа. Замок, стоящий на вершине горы в самом центре города, принадлежал поочередно нескольким французским монархам — от Франциска I до Генриха IV, и входит в число самых знаменитых замков Луары. В одном из залов висит портрет, на котором изображена маленькая девочка, она наряжена в парчовое платье, на голове у нее венок из цветов, а в руках письмо следующего содержания:

Blois, grande ville à un peu moins de 200 kilomètres au sud-est de Paris. Le château de Blois, se trouve au centre même de la ville, il a appartenu à différents rois de France, de François 1er à Henri IV et fait parti des châteaux les plus connus des châteaux de la Loire.  Dans l'une des salles, il y a un portrait sur lequel est peinte une fillette avec une couronne de fleurs sur la tête. Mais sa figure attire le spectateur, une mèche de cheveux couvre son visage ne laissant voir que les yeux, la bouche et le début du nez.


d0bbd0b0d0b2d0b8d0bdd0b8d18f-d184d0bed0bdd182d0b0d0bdd0b0-d0bfd0bed180d182d180d0b5d182-d0b0d0bdd182d0bed0bdd0b8d0b5d182d182d18b-d0b3

Лавиния Фонтана, портрет Антониетты Гонсалес, 1594-95, музей замка Блуа. | Lavinia Fontana, portrait d'Antoinette Gonzales, Musée du château de Blois


«С Канарских островов был привезен к светлейшему Генриху королю Франции дон Пьетро, дикий человек, ныне находящийся при светлейшем герцоге Пармы, и который породил меня, Антониетту, и теперь я нахожусь подле синьоры донны Изабеллы Палавичини, синьоры маркизы ди Соранья»[1]

Но ни наряд, ни странное обращение к зрителю не привлекают столь живого интереса, как облик девочки: лицо ее покрыто густым слоем волос, оставляя видимыми лишь глаза, губы и самый кончик носа.

Этот необычный портрет кисти итальянской художницы Лавинии Фонтаны был изготовлен около 1594—1595 года и приобретен музеем замка Блуа сравнительно недавно — в 1997 году. На нем изображена маленькая Антониетта Гонсалес  — младшая дочь Педро Гонсалеса (его называли на латинский манер Petrus Gonsalvus). Он родился около 1537 года на испанском острове Тенерифе, входящем в архипелаг Канарских островов. С самого детства он был подвержен редкой генетической болезни, связанной с повышенным ростом волос — гипертрихозом. Сохранившиеся портреты Педро Гонсалеса изображают человека, чье лицо полностью покрыто густыми волосами. В возрасте 10 лет он попал ко двору Генриха II. Случай Педро Гонсалеса — первый известный науке случай заболевания гипертрихозом, всего же за историю наблюдений таких диагнозов поставлено не более пятидесяти.

C'est un portrait peu ordinaire du peintre italien Lavinia Fontana fait entre 1594 — 1595, qui a été acquis par le château de Blois en 1997. Sur celui-ci est représentée la jeune Antoinette Gonzales la plus jeune fille de Pedro Gonzales. Le portrait de la fille de Pedro Gonzales représentant une personne dont le visage est totalement couvert par d'épais cheveux est exposé au château. Depuis l'enfance, Pedro souffrait d'une maladie génétique très rare, liée à la pousse des cheveux.  A l'âge de dix ans, Pedro est offert au roi Henri II. Pedro Gonzales est le premier homme connu des scientifiques qui est atteint de la maladie d'hypertrichose, en tout il existe seulement dans l'Histoire une cinquantaine de cas de ce type.


d0bfd0bed180d182d180d0b5d182-d0bfd0b5d0b4d180d0be-d0b3d0bed0bdd181d0b0d0bbd0b5d181d0b0-d185d180d0b0d0bdd18fd189d0b8d0b9d181d18f-d0b2

Портрет Педро Гонсалеса, хранящийся в замке Амбрас | Le portrait de Pedro Gonzales au château d'Ambras


Еще в эпоху средневековья особой популярностью стали пользоваться рассказы о диковинных существах, уходящие корнями в сочинения Плиния, Геродота и Аристотеля. Бесспорным бестселлером было сочинение Джона Мандевиля «Itineraria», с XIV века расходившееся в списках практически на всех европейских языках и не утратившее популярности в эпоху книгопечатания. Фактически сборник небылиц, «Itineraria» повествовала о причудливых существах, а также циклопах, гигантах и прочих мифологических персонажах, живших в далеких землях.

Часто такого рода книги о путешествиях содержали сведения о диких племенах. Мужчины и женщины там не носят одежды, а все их тело покрыто густыми волосами, напоминающими мех у животных, и живут они в пещерах. Правда, на лице у них волос не более, чем у обычных людей. Диковинная внешность Педро не могла не вызвать интерес у людей, воспитанных на разного рода небылицах: в лучшем случае его принимали за дикого человека, в худшем — за неизвестное науке животное. На одном из дошедших до нас портретов Педро изображен на фоне пещеры, а по легенде Генрих II даже выстроил для удовольствия своего любимца искусственную пещеру в парке одного из своих дворцов (правда, ученые так и не выяснили, что первично — портрет или эта легенда). Кроме того, Petrus, а именно так его называли современники, по латыни обозначает камень, что также могло намекать на его предполагаемый пещерный образ жизни. Сам факт его рождения на отдаленных Канарских островах делал его в глазах современников частью средневекового бестиария: Canariae Insulae — дословно с латыни «собачьи острова» — были, по сведениям Плиния Старшего, местом обитания огромных собак.

A l'époque du Moyen-Age, il existait des légendes sur des personnes « sauvages » sortant des inventions d'Aristote et Hérodote. Le best-seller qui traite du sujet revient incontestablement à John Mandeville avec « Itineraria ».  En effet, cette collection de fictions constitue un récit d'existences fantaisistes autant que les cyclones, les géants et d'autres personnages mythologiques vivant dans des terres lointaines.


d0bcd0b0d180d182d0b8d0bd-d188d0bed0bdd0b3d0b0d183d18dd180-d0b3d180d0b0d0b2d18ed180d0b0-d181-d0b8d0b7d0bed0b1d180d0b0d0b6d0b5d0bdd0b8

Мартин Шонгауэр, гравюра с изображением дикой женщины, 1480-90 | Martin Schongauer "Une femme sauvage", gravure, 1480-1490


Как бы то ни было, никто не заставлял Педро жить в пещере, а напротив: он получил самое тонкое по тем временам образование и даже забавлял ученую публику, разговаривая на латыни. При дворе он имел небольшую должность и служил помощником разносчика королевского хлеба, но основная его роль сводилась, по-видимому, к персонификации подчинения самой природы королю Франции.

Джулио Альваротто, представитель герцога Феррарского при французском дворе, так описывал чудо-мальчика:

«С королем стоял мальчик, подаренный ему примерно в десятилетнем возрасте...очень привлекательный, но его лицо всю жизнь было полностью покрыто волосами, совсем как изображения диких людей в лесах. Мех около пяти пальцев в длину. Он очень тонкий, так что все еще можно увидеть все черты его лица. Волосы слегка белокурые и очень тонкие и изящные, как соболиный мех и пахнут хорошо. Он говорит по-испански и одет как обычный человек...[2]».

L'apparence sauvage de Pedro suscitait l'intérêt de tout le monde, intérêt qui s'est développé dans les différents genres de fictions : dans la meilleure situation on lui portait attention pour son aspect de sauvage, dans la pire, on le considérait comme un animal étrange. Sur un portrait, on le voit représenté devant une grotte. D'après la légende d'Henri II, il aurait même construit pour son bien-aimé, une grotte dans le parc d'un de ses palais. (Il est vrai que les scientifiques n'ont pas découverts si c'était une légende ou un fait réel). Même si cela n'avait pas existé, on n'aurait pas laissé Pedro vivre dans une grotte. Au contraire, il a reçu une excellente éducation par les précepteurs royaux et Pedro amusait même les scientifiques en parlant le latin.


d0bbd0b8d181d182-d0b8d0b7-d0b0d0bbd18cd0b1d0bed0bcd0b0-animalia-rationalia-et-insecta-d0b3d0b5d0bed180d0b3d0b0-d185d0bed184d0bdd0b0d0b3d0b5d0bb

Лист из альбома "Animalia rationalia et insecta" Георга Хофнагеля | Georg Hoefnagel, de l'album "Animalia rationalia et insecta"


В 1573 году Педро женился на здоровой женщине и обзавелся детьми, которые унаследовали его редкое заболевание. В семье появились три девочки, больные гипертрихозом: Маддалена, Франческа и Антониетта, и два сына — Энрико и Орацио. Еще одному ребенку — Паоло — посчастливилось родиться без этого заболевания, а младший сын Эрколе умер вскоре после рождения, так что о нем и вовсе ничего не известно. Некоторые внуки Педро также страдали от избытка волос на теле, так что на семью Гонсалес приходится внушительная часть всех известных науке случаев заболевания гипертрихозом.

Эта семья вызывала необычайный интерес среди ученой общественности. Среди прочих о необычном явлении сообщает Улисс Альдрованди (Ulisse Aldrovandi, 1522—1605), медик при дворе герцогов Болоньи и автор «Monstrorum historia» — трактата о необычных существах со всех уголков света, впервые напечатанного только в 1642 году. Целых три гравюры этого трактата посвящены семье Гонсалес (вероятнее всего, они были изготовлены еще при жизни Альдрованди): на них изображены сорокалетний Педро со своим двадцатилетним сыном Энрико и отдельно еще две его дочери, двенадцати и восьми лет. Младшая — это и есть Антониетта Гонсалес. Примечательно, что среди необычных заболеваний и врожденных уродств Альдрованди описывает также кентавров, сатиров, гигантов и прочих мифологических персонажей, чьи изображения он беззастенчиво заимствует из трактатов предшественников, таким образом отдавая дань традиции, идущей еще из средневековья.

En 1573, Pedro s'est marié à une femme en bonne santé et a eu des enfants qui ont eu la rare maladie, l'hypertrichose. Dans la famille, il y eu trois filles, toutes atteintes de la maladie : Madellena, Francesca et Antoinette et deux garçons : Enrico et Horatio. Et encore un enfant Paolo qui eut la chance de naître sans la maladie. Certains des petits-enfants Gonzales ont aussi souffert de l'excès de cheveux sur le corps. Ainsi cette famille a eu un impressionnant nombre de cas d'hypertrichose connus.

Cette famille a beaucoup intéressé la communauté scientifique. Tel que le savant exceptionnel : Ulisse Aldrovandi (1522 — 1605) médecin de Bologne et auteur de «Monstronum historia » traité sur les êtres inhabituels sous tous ses angles, a été publié seulement en 1642.


d180d0b8d181d183d0bdd0bed0ba-d0b8d0b7-d0bad0bed0bbd0bbd0b5d0bad186d0b8d0b8-d183d0bbd0b8d181d181d0b0-d0b0d0bbd18cd0b4d180d0bed0b2d0b0

Рисунок из коллекции Улисса Альдрованди | Dessin de la collection d'Ulisse Aldrovandi


Будучи не только ученым, но и коллекционером, Альдрованди собрал внушительную естественнонаучную коллекцию, не последнюю роль в которой играют рисунки, сделанные с натуры или скопированные из разных источников. Так один из дошедших до нас рисунков его коллекции изображает девочку в богатом платье с лицом, полностью покрытым волосами. В руках она держит лист бумаги, как и на уже известном нам портрете кисти Лавинии Фонтаны. Именно это сходство позволяет предположить, что это изображение именно Антониетты Гонсалес, хотя ученые не исключают, что это может быть портрет ее старшей сестры Маддалены.

В 1575—1580 годах семья Гонсалес была воспроизведена художником Георгом Хофнагелем родом из Антверпена в его альбоме «Animalia Rationalia et Insecta» под видом живых существ нового вида — разумных животных. Изображение это должно было соседствовать с зарисовками карлика и гиганта, давая нам понять направление научной мысли эпохи.


Ferdinand II de Habsbourg, était directeur de cabinet des phénomènes rares qui se trouvait dans son château d'Ambras dans les Alpes.  Entre autres se trouvait dans son cabinet un portrait de Pedro, sa femme et leur deux plus jeunes enfants, une jeune fille de sept ans un garçon de trois ans. Cette toile a eu beaucoup de succès, si bien que les hypertrichoses l'ont appelé le syndrome d'Ambras par analogie avec le château dans lequel il est depuis.


d0bcd0b0d180d182d0b8d0bd-d188d0bed0bdd0b3d0b0d183d18dd180-d0b8d0b7d0bed0b1d180d0b0d0b6d0b5d0bdd0b8d0b5-d0b4d0b8d0bad0bed0b3d0be-d0bc

Мартин Шонгауэр, изображение дикого мужчины, гравюра, 1490 | Martin Schongauer "Un homme sauvage", gravure, 1490


Эрцгерцог тирольский Фердинанд II, был хозяином кабинета редкостей, который находился в его замке Амбрас в Альпах. Среди прочего в этом кабинете находились портреты Педро, его жены и двух маленьких детей, семилетней девочки и трехлетнего мальчика, заказанные неизвестному художнику его племянником Вильгельмом V Баварским. Эти полотна получили столь широкую известность, что сам гипертрихоз стали называть синдромом Амбрас по аналогии с замком, в котором они хранятся и по сей день. Георг Хофнагель, придворный художник Вильгельма и Фердинанда, использовал именно эти портреты как образец для своих акварельных зарисовок.

Из сохранившейся переписки известно, что сестра Вильгельма Мария обратилась к нему с просьбой о ростовом портрете необычного семейства. В ответном письме от 3 апреля 1583 года читаем:

«Относительно моего дикого паренька: его напишут в полный рост и отошлют тебе изображение в скором времени. Я написал во Францию, спрашивая о его происхождении и о том, что он делает...Он не дикий, как можно было бы подумать. В действительности он рафинированный и учтивый человек, просто косматый. Девочка на самом деле также мило воспитана. Если бы не волосы на лице, она была бы даже мила. Мальчишка не говорит, но он глуп и забавен. Мать и отец этого человека были не дикими, а обычными людьми, и если я правильно понял, они были испанцами. Я пришлю тебе копию его изображения в полный рост, имеющегося у меня, он не очень высок»[3]

Живость характера Антониетты передает карандашный портрет, также выполненный Лавинией Фонтаной в 1594 году. С портрета на нас глядит озорной ребенок, и очень быстро забываешь, что все лицо девочки покрыто волосами.

Несмотря на свою необычную внешность, «люди-обезьяны», как их называли, пользовались большим расположением французского двора вплоть до смерти Екатерины Медичи, но после вынуждены были покинуть Францию и обосноваться при дворе герцога Пармского. Старший сын Энрико был женат целых четыре раза, последний раз в возрасте 60 лет, и все его жены были значительно моложе его. Из сестер только старшая Маддалена вышла замуж. Антониетта попала в свиту маркизы ди Соранья, и, возможно, именно по заказу маркизы был изготовлен портрет, хранящийся ныне в замке Блуа. В описи коллекции семьи Гонзага за 1627 год мы находим упоминание некого портрета волосатой девочки, но тот ли самый это портрет или копия с него — остается пока невыясненным.

Педро Гонсалес умер около 1618 года, дата смерти его детей до сих пор остается неизвестной, но считается, что Антониетта умерла достаточно рано. Совершив небольшой круг по Европе, ее портрет наконец осел в коллекции замка Блуа, вызывая неизменный интерес у исследователей и посетителей.

[1] Пер. автора
[2] Цитируется по изданию: Merry Wiesner-Hanks, The Marvelous hairy girls: the Gonzales sisters and their worlds, Yale University Press, 2009. Перевод авт.
[3] Цитируется по изданию: Merry Wiesner-Hanks, The Marvelous hairy girls: the Gonzales sisters and their worlds, Yale University Press, 2009. Перевод авт.

A part l'apparence, les « hommes-singes » comme on les appelle, ont eu une place privilégiée à la cour de France jusqu'à la mort de Catherine Médicis, après quoi ils ont été disgraciés et sont contraints de quitter la France et de s'installer à la cour des Farnèse à Parme. Le plus vieux fils, Enrico fût marié quatre fois, la dernière fois à soixante ans et toutes ses femmes étaient plus jeunes que lui. Seule sa sœur la plus âgée, Madellena s'est mariée. Antoinette est restée auprès de la Marquise de Sorania et il est fort probable que le tableau est été une commande de la marquise dont un autre est conservé à Blois.

Pedro Gonzales mourra en 1618 environ et la date de mort de ses enfants reste encore inconnue mais il est fort probable qu'Antoinette soit morte assez jeune.  Après un petit tour en Europe, son portrait a fini par appartenir à la collection du château de Blois qui attire la grande admiration des scientifiques et des visiteurs.