Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
вторник, 18 сентября 2018
вторник, 18 сентября 2018

Ямал заглянул в Париж

Галина ПОЛОНСКАЯ0:48, 30 ноября 2011Наши встречиРаспечатать

На втором канале французского телевидения стартовала новая программа «Секреты счастья». Первый эфир начался с документальных кадров о жизни в тундре.


laptander

Оленевод Илья Лаптандер с семьей ©Людмила Липатова

В Российском центре науки и культуры в Париже прошла выставка фотографий Людмилы Липатовой.

«Русский очевидец»встретился с необычной кочевницей.

Мгновения суровой жизни коренных народов Севера, которые Людмиле удалось запечатлеть во время своих многочисленных путешествий по тундре, уникальны. Каждый кадр открывает страницу истории древнего и мудрого народа, который свято хранит обычаи и традиции предков, оставивших в наследство холодный и драгоценный Край земли, — именно так с ненецкого переводится слово Ямал.

Людмила Федоровна, вы — краевед, этнограф, журналист, писатель, ваше имя внесено в энциклопедию «Лучшие люди России». Вы прошагали пешком от чума к чуму не один десяток километров. С чего начался ваш роман с коренными народами Севера?

По образованию я инженер, жила в небольшом городке в Белоруссии, там я работала на заводе начальником лаборатории. Судьба моя изменилась, когда я узнала, что брат мужа, журналист, поехал на Север, чтобы писать для газеты, которая называлась «Правда тундры». Нас еще тогда спрашивали, какая может быть в тундре правда?

lipatova

Людмила Липатова ©DR

Я всегда была лягушкой-путешественницей и уговорила мужа тоже переехать. Волей судьбы я попала на радио в Салехарде. Конечно, о журналистике ничего не знала, но училась — вокруг было много талантливых людей. Стала ездить по тундре, впервые побывала в чумах, начала кочевать, судьба свела меня с замечательными представителями ненецкого народа, например, с писательницей Анной Некраги. Чем больше я узнавала, тем больше хотелось знать. То, что я испытала, перевернуло полностью мои представления о жизни. Журналистику я до сих пор не забрасываю, веду на радио две авторские программы: «XX век глазами очевидцев» и «Дорогами кочевий». Но сейчас главное для меня — работа в Ямало-Ненецком окружном музее имени И.С. Шемановского. Ведь краеведение — это наука, которая находится на стыке и с историей, и с этнографией, и с археологией, и мне это все интересно.

d185d0bed0b7d18fd0b8d0bd-d182d183d0bdd0b4d180d18b-d0b0d0b2d182d0bed180-d0bbd18ed0b4d0bcd0b8d0bbd0b0-d0bbd0b8d0bfd0b0d182d0bed0b2d0b0

Хозяин тундры ©Людмила Липатова

Вы поймали в объектив редчайшие моменты. Далеко не каждый, кто побывал в тундре, может похвастаться такими кадрами: свадьба, таинственный обряд погребения, священные места, взгляд ребенка, в котором словно зашифрована тайна древнего народа. Как вам это удается?

Я непрофессиональный фотограф и фотоаппарат до 1994-го года в руках не держала. В одной из своих кочевок по Полярному Уралу мы шли очень долго, почти до Карского моря дошли и должны были подняться в одно из стойбищ, где шла заготовка пантов, молодых рогов оленя. Помню, был сильный туман, мы набрели на чум сказителя и шамана Ивана Тохаля, который гостеприимно предложил у него переночевать. Утром я просыпаюсь, выхожу и вижу снежник большой, из него течет речка, на берегу стоит чум, всё цветет — и горный мак, и морошка. Красотища! Был конец июня, комар уже поднялся, олени от комаров спрятались на снежник, стадо — в снегу! Эта картина у меня перед глазами до сих пор стоит. Тогда я и подумала, что нужно хоть какой-то фотоаппарат купить, и приобрела первую «мыльницу», а потом начала потихоньку снимать. Идея же выставки появилась случайно, муж моей подруги — финн, он мои фотографии увидел и категорично заявил, что их нужно миру обязательно показать.

d0bcd0b0d0bbd0b5d0bdd18cd0bad0b8d0b9-d0bfd0bed0bcd0bed189d0bdd0b8d0ba-d0b0d0b2d182d0bed180-d0bbd18ed0b4d0bcd0b8d0bbd0b0-d0bbd0b8d0bf

Маленький помощник ©Людмила Липатова

Ваши фотографии побывали в Москве, Киеве, Санкт-Петербурге, Венгрии, Германии, Сербии, Финляндии, а теперь — и во Франции. Снимков у вас очень много, по какому принципу составлялась эта экспозиция?

В Ямало-Ненецком округе я живу 36 лет и все равно многого не знаю, у северных народов много тайн; каждый раз приходишь в чум, один и тот же, и узнаешь что-то новое. Я не фотохудожник, а краевед и музейщик, и мои коллеги, кстати, мне во всем помогают. А выставка — это своеобразная фотоэкскурсия по жизни нашего округа и ненецкого народа, составленная по темам: «Мужчина и женщина», «Священные места», ну и, конечно, «Его величество олень».

acrobat

Акробатический этюд ©Людмила Липатова

Ведь эти животные для народов Севера являются основой основ. Транспорт, одежда, жилище, еда — все это дает олень. Новорожденного младенца заворачивают в оленью шкуру, укрывают ей и тех, кто уходит в мир иной. Сам кочевой образ жизни продиктован необходимостью прокармливать стадо. Оленей приносят в жертву в день рождения ребенка. Маленьким хозяевам тундры я тоже посвятила серию фотографий. Уже в 7 лет мальчикам доверяют ведение упряжки легковой нарты, а девочки в этом возрасте учатся шить одежду и обувь и следят за младшими сестрами и братьями. С детства обязанности четко распределены: мужчина каслает (перегоняет — прим. ред.) оленей, охотится, ловит рыбу; женщина занимается рукоделием, выделкой шкур, установкой и разборкой чума.

d0bdd0b5d0b2d0b5d181d182d0b0-d0b2d0b5d180d0b0-d0b2d0b0d0bbd0b5d0b5d0b2d0b0

Невеста Вера Валеева ©Людмила Липатова

Мужчина в тундре без женщины не выживет, так же, как и она без него: если муж умер, один из его младших братьев обязан жениться на вдове. А бывает так, что супруга намного старше, тогда она сама подбирает мужу молодую невесту. Я сначала с возмущением относилась к таким традициям, но потом поняла, что таков выверенный веками закон суровой жизни в тундре.

Народы Севера не живут, а выживают, но при этом, если судить по вашим фотографиям, несчастными их не назовешь.

Ненцы живут в мире с природой и считают себя ее частью: у дерева нужно обязательно попросить прощения, прежде чем его срубить. Чум всегда так вписывается в пейзаж, стоит ли он в тундре, на берегу реки или на горе, будто он сам его неотъемлемая часть.

couleurs

Краски осени ©Людмила Липатова

Оленья упряжка ни зимой, ни летом не нанесет растительному покрову вреда. Примеров необычайного стремления не ранить землю множество: однажды я гостила у одной семьи, которая отдала оленей в другое стадо, решив остаться на «летовке», то есть провести лето на одном месте, а не кочевать. Прошло около недели, смотрю — хозяйка переставила чум где-то на десять метров. Я у нее спрашиваю: «Зачем?» «Если костер долго горит в одном месте, земля не сможет возродиться», — улыбаясь, говорит она и сияет от счастья.

Выставка фотографий Л.Липатовой готовится к путешествию по городам Франции.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправить сообщение об ошибке
  1. (обязательно)
  2. (корректный e-mail)