Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
воскресенье, 19 августа 2018
воскресенье, 19 августа 2018

Маркс как препятствие...

Арвид КРОН0:22, 20 сентября 2011ПолитикаРаспечатать

на пути левого движения.

Марксисты любят иронизировать на тему о том, что, дескать, Маркс мертв и заколочен в гроб, но при этом критические замечания в его адрес не переводятся. Значит, в Марксе что-то есть.

chp_karlmarx

Карл Маркс

В действительности дело не в том. В Марксе как раз особенно ценного и верного немного, кроме, конечно, исторического материализма (материалистического истолкования истории), являющегося замечательным достижением социологии, но с последним никто особенно и не спорит. Более того, «материалистический подход» стал расхожим объяснением чуть ли не всех политических событий. Например, на вопрос, зачем американцы полезли в Ирак, почти каждый, не задумываясь, вам ответит: Как зачем? За нефтью, конечно!


Марксисты сами открещивались от подобных лобовых объяснений, обзывая их «вульгарным марксизмом». Действительно, основное рассуждение Маркса, принесшее ему мировую славу, более тонкое, хотя и довольно простое. Маркс ведь был очевидцем промышленной революции, величественного взрыва предпринимательской энергии, возникновения крупнейших предприятий во владении промышленных магнатов. И тут же поспешил с экстраполяцией: концентрация капитала в немногих руках будет и далее продолжаться и притом до тех пор, пока не исчезнут все мелкие собственники и останется только горстка капиталистов, владеющая всем, и огромная масса пролетариата, не владеющая ничем. И тогда будет очень просто эту горстку магнатов экспроприировать — они станут ненужными, ибо концентрация производства достигла, можно сказать, государственных масштабов, все и так (почти) обобществилось. Само по себе рассуждение казалось правдоподобным: обществу действительно приходится приспосабливаться к меняющемуся способу производства, базис и правда формирует надстройку. Но Маркс присовокупил сюда еще одну гениальную хитрость. Всякий порядочный прожектер не удержался бы привести хоть какие-то детали своего проекта, рискуя при этом показаться смешным и наивным, как большинство предсказателей будущего, которых Маркс по ходу дела и обзывал «утопистами». Нет-нет, не будем гадать и фантазировать, сказано же, что экономическое развитие само приведет общество точно туда, куда нужно, вот и будем терпеливо ждать, куда оно нас приведет, и тогда наш социализм будет научным, а всякий другой — ненаучным, смешным и утопическим. В такой коммерческой упаковке идея Маркса пошла как по маслу и увлекла миллионы последователей. Ведь если очень хочешь верить...

На деле средний класс не только не исчез, но разросся за счет того же пролетариата, и тем самым все марксово построение рухнуло, никто естественным путем возникшего «научного социализма» так и не увидел, а социалистическое движение оказалось у разбитого корыта — без внятного плана, хотя и со смутными надеждами.

Что нужно делать, куда идти — неизвестно. Косясь, очевидно, на Маркса, президент Франции социалист Миттеран предпринимает в 1982 году программу обширной национализации промышленности и банков. После Миттерана правые начинают обратную денационализацию, которую завершает... социалистическое правительство Жоспена. Круг замкнулся.

Что происходит в сегодняшнем левом сознании, можно подсмотреть в книге неомарксиста Коллина «Кошмар Маркса» (2009). По Коллину, Маркс гениально проанализировал и разоблачил капитализм, но зато насчет того, что социализм придет сам по себе — тут он и вправду крупно просчитался. Интересно то, что Коллин, в отличие от основоположника, вполне здраво понимает проблему рынка. Он пишет, что, в конце концов, есть только два способа регулировки экономики — это план или рынок. План не работает, советский опыт со всей очевидностью показал это, но, и тут начинаются типичные левые заморочки; рынка Коллин тоже не хочет... В этой растерянности мы Коллина и оставляем.

Тут и вправду тяжелая дилемма для левых. Для левого-мечтателя сохранить рынок — это признать, что мир так и не удастся перестроить согласно мечте, что борьба каждого за свое место под солнцем сохранится. Для левого руководителя во всеуслышание выступить за рынок — это значит убить мечту в народе... и потерять голоса на выборах.

Я думаю, именно поэтому левые застряли на распутье. Как движенью, им нужен харизматический основоположник и нужна мечта — поэтому им нужен Маркс, будь он хоть трижды неправ. Имя Маркса редко упоминается в последние десятилетия, но оно всегда присутствует где-то в глубине левого сознания, его дух по-прежнему реет над левым движением. Поэтому-то критики и не умолкают.

Маркса нужно, наконец, похоронить. Иначе мощное левое протестное движение, которое будет существовать всегда (на этот предмет не должно быть никаких иллюзий), пока существует социальная иерархия. Это движение будет без толку топтаться на месте, а могло бы принести огромную пользу, если бы поняло, что нужно не ломать, а совершенствовать рыночную экономическую машину. Конкретно, оно могло бы реформировать рыночную систему в ее руководящей верхушке, где царят анархия и несправедливость, что с очевидностью продемонстрировал последний финансовый кризис. На это дело же еще никто никогда не замахивался. Маркс же велел ломать, а не совершенствовать капиталистическую машину. Поэтому с ним и нужно скорее расстаться.

И кто, вообще, сказал, что рынок — это капитализм? Неправда. Рынок существовал задолго до капитализма и, возможно, будет существовать и после него. И что если усовершенствованный, более справедливый рынок можно будет, в конце концов, назвать социализмом?

3 комментария

  1. Nikita:

    Цитирую про то, что Маркс предвкушал: «И тогда будет очень просто эту горстку магнатов экспроприировать — они станут ненужными, ибо концентрация производства достигла, можно сказать, государственных масштабов, все и так (почти) обобществилось».

    Может быть, Маркс тут еще и в том ошибся, что магнаты на самом деле переросли государство и плюют на него с высоты, которая государству недоступна. Они, настоящие магнаты, уже вышли на такой уровень могущества, который Маркс вряд ли мог предполагать, так что свалить их не так просто и естественно, как ему казалось.

  2. Арвид:

    Да, распростанено такое мнение. Но их заводы находятся все же на территории каких-то государств, и парламент каждого из них может предпринимать, в принципе любые законы в отношении этих заводов. Очень трудно из-за лоббирования, согласен, но не невозможно, если, как говорится, «идея овладеет массами»

  3. Иван:

    Рынок был — но мало ли что когда было? Было рабство. Левым бороться за рынок — это всё равно что Спартаку бороться за права патрициев. Всё равно что церкви бороться за права геев — впрочем, о чём я, с новым папой и это будет.

    Не думаю, что СССР развалился по экономическим причинам — не в первую очередь. Первопричина — угасание коммунистического огня, огня Красного проекта. Почему угас огонь мечты — вопрос серьёзнейший, но уже не из плоскости достоинств и недостатков плановой экономики. Экономическое планирование прекрасно себя чувствует внутри корпораций. Там же не свободный рынок внутри. Корпорация — это мини-государство с плановой экономикой и крепкой идеологией: качество как первого так и второго — залог успешности большого бизнеса.

    Пока существует социальная иерархия — будет протест, но ведь Маркс говорил о бесклассовом обществе. Хочется, конечно, Маркса приспособить поудобнее, чтобы не мешал, поскольку спихнуть совсем не получается. Социализм — это не цель, а промежуточный этап на пути к коммунизму. Социализм с человеческим лицом в капиталистическом мире выстроить можно — но только для избранных. Просто классы делятся по географическому принципу: в одной стране все прелести социального обеспечения, в других — нищета и адский труд. Но и такая система долго не продержится.

    Ответ, собственно, в статье уже есть. Про мечту народа. Только так.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправить сообщение об ошибке
  1. (обязательно)
  2. (корректный e-mail)