Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
вторник, 11 декабря 2018
вторник, 11 декабря 2018

Наедине с отчаянием. Суицид по-французски

Кира САПГИР 0:28, 10 июня 2013ПолитикаРаспечатать


«Есть лишь одна по-настоящему серьезная философская проблема —                                                        проблема самоубийства» — Альбер Камю

«Самоубийство есть дуэль с самим собой» — Сергей Чудаков

«Il n'y a qu'un problème philosophique vraiment sérieux, c'est le suicide» Albert Camus

« Le suicide est un duel entre soi et soi » Serguéï Tchoudakov


escalier-pont-de-bir-hakeim-1390-2

©Vladimir Bazan



Я топчусь в приемно холдинга «Оранж», в энный раз бессудно отключившего мне телевизор.

— Ну что мне делать?! — вопрошаю я девицу в окошечке. — Мне что, покончить с собой у вас на глазах, как это делают ваши коллеги?

Девица вскидывается — еще бы! Я наступила ей на любимую мозоль! Ведь «Франс-Телеком» вкупе с сетевым оператором связи «Оранж» ныне держит во Франции пальму первенства по числу самоубийств среди сотрудников. За последние полтора года там свели счеты с жизнью 28 человек. В филиале компании в городе Труа, например, техник сделал себе харакири прямо на собрании персонала. Развернулось громкое дело о моральном преследовании и доведении до самоубийства — с последующей отставкой гендиректора компании. Которая, заметим, мало что изменила...

Сама же история — не первая и, увы, не последняя.


«До свиданья, друг мой, до свиданья...»

Вот уже на протяжении 16 лет во Франции организуется акция «Национальный день предупреждения самоубийств». Но за это время поток самоубийств отнюдь не иссяк, а наоборот, непрерывно растет, а с ним вместе растет тревога социологов. Если, по данным статистики, в 1996 году попытку самоубийства предприняло 150 000 человек, то в 2012 году их предприняло более 250 000. Стоит отметить, что число «удавшихся» суицидов за тот же период все же уменьшилось: с 11 280 человек в 1996 г. до 10 000 в 2012-м. И такое положение дел — в стране с одной из самых развитых экономик мира!


Ведь, по данным ВОЗ[1], процент самоубийств во Франции на втором месте в Европе после Финляндии, далеко обогнав Великобританию и даже Грецию (там, кстати, число самоубийств, невзирая на глобальный кризис, втрое меньше).

Само собой, со времен Мадам Бовари и контингент, и численность тех, кто стремится наложить на себя руки, сильно изменились. Увы, чаще всего это молодежь. Статистика показывает: суицид является первой причиной смерти молодых людей (от 15 до 24 лет). Согласно опросам Французского комитета по образованию и здравоохранению, о самоубийстве тут думает каждый десятый молодой человек, и лишь 17% поведали об этом психологу. Другая «группа риска» — люди в возрасте от 25 до 35 лет. Это не тот воспетый «проклятыми поэтами» сплин, а ощущение собственной неприкаянности, даже никчемности, из-за которых молодые люди кончают с собой чаще пожилых.  Те-то спокойно доживают на пенсии свой век.


Суицидальный риск для различных профессий (оцениваемый в баллах от 1 до 10) выглядит так: странная тяга к самоубийству, в первую очередь, наблюдается у музыкантов и поэтов (8,5 балла); далее следуют медсестры (8,2); дантисты (8,2); бизнесмены и психиатры (по 7,2). Замыкают список библиотекари (3,2) и продавцы (2,1).

Причина — не утраченные иллюзии, как во времена Бальзака, а скорее их заведомое отсутствие. «Быть или не быть?» — вот вопрос, который люди ставили задолго до принца Датского», — пишет в британской  газете The Guardian французский экономист Клаудиа Сеник в статье «Счастливы быть несчастными. Чисто французский случай». «Не несчастья толкают французов к самоубийству, а отсутствие счастья», — пишет К. Сеник. «В наши дни людей, чувствующих себя счастливыми, во Франции на 20% меньше в сравнении с Данией либо с Бельгией — странами с примерно таким же уровнем жизни. /.../ Мы /французы/ счастливы тем, что несчастны, — делает иронический вывод автор статьи, — ибо отдаем себе отчет в несовершенствах мира, в котором живем. Тем самым мы ощущаем удовлетворение от чувства собственного превосходства, которое утешает нас» .


Прочтя статью в The Guardian, британский читатель сделает несомненный вывод: французы-де вечно плачутся и жалуются на жизнь оттого, что с жиру бесятся.

Чтобы люди не оставались наедине с отчаянием, во Франции существует федерация «SOS Аmitié»[2]. «Не ждите, когда станет слишком поздно» — гласит слоган федерации, включающей 52 бесплатные телефонные и интернетные службы по всей стране. Туда можно анонимно звонить в любое время дня и (в особенности) ночи и выкладывать безымянному собеседнику-доброхоту то, о чем молчать невмоготу... Все это — при полной гарантии конфиденциальности. Однако телефонным исповедникам, увы, предпочитают более легкий путь — всяческие транквилизаторы и антидепрессанты. Общеизвестно, что по потреблению антидепрессантов французы сегодня являются одними из первых в мире. Эти снадобья — в их числе порой очень сильные — врачи выписывают с легкостью необыкновенной. Это очень опасно: антидепрессанты не столько улучшают настроение, сколько притупляют психику, глушат человека, как рыбу в пруду. И «легкий путь» оборачивается тупиком.


А пока что ворчливость современных французов уже вошла чуть не в фольклор. Вот как ядовито описывает умонастроение рядового француза заокеанский «Нью-Йоркер»: «Не успев встать утром с постели, француз ритуально матерится: «Чертов Олланд!» (выражение отцензурировано). А за утренней чашкой кофе он восклицает: «Сволочная безработица!» (отцензурировано). Далее в метро, глядя на «детей разных народов», набившихся там: «Понаехали, гады (отцензурировано)! А мы налоги платим!» Выйдя в конце дня из нудного офиса, где отсидел нудный день с мрачной миной, он произносит про себя: «Ну и рожи, наконец-то не вижу вас!» (о сотрудниках, отцензурировано). Наконец, переступив порог собственного жилища, испускает финальный клич: «Чертово общество потребления! Ну вас всех к черту (отцензурировано, да еще как!)


***

Так куда же ушло традиционное веселье галлов? Где гаcконская жизнерадостность д'Артаньяна, жизнелюбие Портоса, ирония Арамиса, даже невозмутимость Атоса? Ведь когда-то Франция считалась в глазах народов эталоном оптимизма, страной искрометного остроумия. А сейчас Жерар Депардье, именующий себя «гражданином мира», появившись на экране бельгийского телевидения в жилетке с российским гербом, объявил, что покинул Францию, потому что считает ее «тоскливым местом».

Радость жизни Belle Epoque, где ты?

Где веселье, где прибаутки à la Кола Брюньон?

Увы, где прошлогодний снег!


Современных французов к депрессии приводит в первую очередь эгоцентризм. Он, француз, — циник по отношению к ближнему и нытик по отношению к себе, любимому. Он — пуп земли. Каждый в глубине души уверен в собственном превосходстве и чувствует себя ущемленным оттого, что об этом знает он один.

Но, думается, есть у этого феномена на самом деле очень глубокие корни. Они — в осознании потери Францией мирового престижа. Ибо, как ни ругают свою страну французы, они патриоты до мозга костей. И, как патриоты, ощущают буквально физическую боль оттого, что их прекрасная Франция — Douce France — мало-помалу перестает быть великой державой. Другая причина, более житейского толка, — общий страх за завтрашний день и за будущее детей.

Старые люди живут прошлым. А у их детей и внуков, так называемого «отстраненного поколения», отнято будущее. Они уже не хозяева своей судьбы. Ведь раньше во Франции существовал так называемый «социальный лифт». Каждый отец знал почти наверняка, что его сын поднимется ступенью выше по социальной лестнице. А сейчас, наоборот, есть опасение, что дети окажутся этажом ниже, а то и вовсе на улице.

***

В 1982 году во Франции вышло «Пособие по самоубийству». Там авторы — Клод Гийон и Ив Бонньек — жизнерадостно приводили добрую сотню рецептов, как безболезненно и с комфортом пропутешествовать «с билетом в один конец». Книгу, вышедшую 100 000-ым тиражом, раскупали как горячие пирожки, покуда, спохватившись, не запретили.

Так быть или не быть счастливыми французам? — вот в чем вопрос.

Всеобщей панацеи от нынешней болезни века, естественно, нет, да и быть не может. Ответом, разве, может послужить пушкинский «рецепт»: «Откупори шампанского бутылку да перечти «Женитьбу Фигаро».

Или, как сказал великий мудрец Козьма Прутков: «Если хочешь быть счастливым — будь им!»


[1] (Сокр.) Всемирная организация здравоохранения
[2] фр. «дружба»

Je fais la queue dans la boutique «Orange». Enième problème avec ma télé.

-Qu'est-ce que je dois faire? Me suicider ici dans le hall, comme le font vos collègues? — J'agresse ainsi l'employée au guichet.
Elle sursaute: «manquerait plus que ça!!». J'ai touché le point sensible.

Il faut dire que le tandem France-Télécom-Orange détient le record de suicides de ses employés. Depuis 18 mois, ce sont 28 personnes qui en ont fini avec la vie. Dans la filiale de Troyes, un employé s'est fait hara-kiri pendant une réunion professionnelle. Un vaste débat s'en est suivi sur le management de cette entreprise et le harcèlement moral des employés. Le directeur général a été remplacé...Mais la situation n'a guère changée...!


«Au revoir, mon ami, au revoir»

Depuis seize ans est organisée «la journée nationale de prévention du suicide ». Mais le phénomène n'a pas décru ; au contraire, le nombre de suicides ne cesse de grandir, en même temps que l'inquiétude des sociologues: 1996 : 150.000 tentatives de suicides, 2012: 250.OOO. Même si dans la même période, le nombre de suicides «réussis» a baissé: 1996- 11.280, 2012-10.000.

Et cela, dans un des pays les plus développés du monde...!

D'après les chiffres de l'OMS, la France est en deuxième position, en Europe, derrière la Finlande, pour le nombre de suicides. Elle laisse loin derrière la Grande Bretagne et même la Grèce, où en dépit de la crise profonde, le nombre de suicides est trois fois moindre.

Evidemment, depuis Madame Bovary, le profil des candidats au suicide a profondément changé, la statistique aussi. Mais, hélas, la jeunesse fournit le plus fort contingent. Le suicide est la première cause de la mort des 18-24 ans. D'après le comité d'éducation et de la santé, un jeune sur dix pense au suicide, et seulement 17% en ont parlé à un psychologue.

Autre groupe à risques, les 25-35 ans. Non pas victimes du « spleen » chanté par les poètes, plutôt victimes du sentiment de leur propre inadaptation, voire de leur inutilité.

Les jeunes gens sont donc plus sujets à ce risque que les personnes âgées, qui, elles, profitent de leur retraite.

Dans un classement de 1à10, les professions à risques du point de vue du suicide sont d'abord les musiciens et les poètes (8,5), puis les infirmières (8,2) et les dentistes (8,2); suivent ensuite les hommes d'affaire et les psychiatres (7,2). Bibliothécaires et commerçants sont en fin de liste (3,2).


La cause n'est pas dans les illusions perdues, comme au temps de Balzac, mais plutôt dans leur absence. Dans le journal britannique The Guardian, l'économiste française Claudia Sénik écrit: « la question « être ou ne pas être» se posait bien avant le Prince du Danemark.» Dans son article «heureux d'être malheureux: le cas français», elle note: «ce n'est pas le malheur qui pousse les Français au suicide, mais l'absence de bonheur. Aujourd'hui, le fait de vivre en France réduit de 20% la probabilité d'être heureux, par rapport à la Belgique ou au Danemark, pays comparables en niveau de vie.../.../ Nous, Français, sommes heureux d'être malheureux,» conclut de façon ironique l'auteur, «car nous réalisons les imperfections du monde dans lequel nous vivons.

Et, ce faisant, nous ressentons la satisfaction de notre propre supériorité, qui nous console» .

A la lecture du Guardian, le lecteur anglais tirera à coup sûr cette conclusion : les français gémissent, se plaignent de la vie, car abondance de biens nuit!

Pour que les gens ne restent pas en tête à tête avec leur désespoir, il existe une association, SOS-Amitié, dont le slogan est: «n'attendez pas qu'il soit trop tard». Elle propose 52 services téléphoniques et internet gratuits dans tout le pays. L 'appel est ouvert 24h/24, anonyme, et une oreille attentive écoute ce que vous n'avez plus la force de taire.

La confidentialité est garantie.

Mais bien souvent ces utilisateurs préfèrent, hélas, tranquillisants et autres antidépresseurs. Les Français en sont parmi les premiers consommateurs au monde. Les médecins les prescrivent avec une extraordinaire légèreté. C'est très dangereux, car ces médicaments, certes, améliorent l'humeur, mais aussi sûrement, abîment le psychisme. Et ce qui semblait être la « voie facile » s'avère être une impasse.


En attendant, le caractère râleur des Français est raillé dans le New Yorker comme une sorte de folklore. Voici comment est décrite dans ce journal l'humeur d'un Français moyen: «A peine levé, il commence à jurer: «p...de Hollande» (mot censuré), et en buvant sa tasse de café, il continue «p...de chômage», (mot censuré). Ensuite, dans le métro, observant ces enfants de tous les pays « ils nous envahissent, ces p... d'immigrés» (censure). Et c'est nous qui payons les impôts. Quittant son bureau glauque, à la fin d'une journée glauque, il se dit «je vais plus voir vos sales gueules, bande de c... »(mot censuré) à propos de ses collègues. Enfin, franchissant le seuil de sa maison, il pousse un dernier cri: «p...de société de consommation...Allez tous vous faire...( mot censuré).»


Où est donc passée la fameuse gaîté des Gaulois? Et la joie de vivre gasconne de D'Artagnan, Porthos, l'ironie d'Aramis, et même le calme d'Athos? Il fut un temps où la France était considérée par de nombreux peuples comme un modèle d'optimisme, le pays du bel esprit. Gérard Depardieu, à sa veste un insigne russe, se dit citoyen du monde; il a déclaré à la TV belge, qu'il avait quitté la France car il trouve que « c'est un endroit triste».


Joie de vivre de la Belle époque, où es tu?

Où est la gaîté, les truculences à la Colas Breugnon?

Hélas, où est donc la neige de l'année dernière!


C'est leur égocentrisme qui pousse d'abord les Français d'aujourd'hui à la dépression. Il est, ce Français, cynique vis à vis de son prochain et pleurnichard vis à vis de lui-même. Il est le nombril du monde. Au fond, chacun est convaincu de sa supériorité personnelle et blessé d'être le seul à le savoir.

Cependant, ce phénomène a des racines très profondes. Les Français ont pris conscience de la perte de prestige de leur pays. Ils ont beau critiquer leur pays, ils en sont très fiers. Et comme tels, ils ressentent très bien que leur magnifique France, Douce France, petit à petit cesse d'être une grande puissance.

De façon plus prosaïque, la peur du lendemain, la peur pour l'avenir de leurs enfants en est aussi une cause importante.

Le passé nourrit les personnes âgées. Or, ils ont des enfants des petits enfants « génération tenue à l'écart », dont l'avenir est compromis. Ils ne sont plus maîtres de leur destin. Avant, en France existait ce qu'on appelle « l'ascenseur social ». Chaque père savait que le plus probablement, son fils gravirait une marche de plus dans l'échelle sociale. Aujourd'hui, c'est l'inverse: il peut se retrouver un cran plus bas, voire à la rue.

***

En 1982, dans leur ouvrage «Suicide, mode d'emploi». les auteurs, Claude Guillon et Yves le Bronniec donnaient avec entrain une bonne centaine de recettes pour prendre sans douleur « un aller-simple». Tiré à 100.000 exemplaires, il s'est vendu comme des petits pains, jusqu'à son interdiction.

Pour les Français «être ou ne pas être heureux», telle est la question.

Y-a-t-il un remède à cette maladie du siècle? Sans doute pas, et il ne peut y en avoir.

On peut éventuellement proposer la «recette» de Pouchkine: « Sabre une bouteille de champagne et relis le Mariage de Figaro».

Ou bien, comme l'a dit le grand sage Kouzma Proutkov « Si tu veux être heureux, sois le».

2 комментария

  1. Svoyak:

    Отличный материал! И совершенно замечательное психотерапевтическое снадобье для русского читателя – очень целебно узнать, что не у одних у нас хандра. Правда, вместо самоубийства в России используется участие в оппозиционной возне – русская рулетка-с, результат почти тот же.

  2. Арвид:

    Тема сама по себе очень интересная. Классическим трудом (во всяком случае для французов) на эту тему является книга крупнейшего (во всяком случае для французов) социолога Эмиля Дюркгейма (1858—1917) « Самоубийство». Он статистически доказал что число самоубийств растет в годы спокойствия, мира и процветания и падает во время войн и вообще всяких национальных катастроф. Он изобрел слово «аномия», что это точно никто не знает, что-то вроде расслабления, распада общества, котрое происходит именно, значит, в спокойное время. Я знаю, что Michel меня осудит, но с моей скромной точки зрения, это чушь собачья. На самом деле тут видимо вот что происходит. В период общей беды люди жмутся друг друг в инстинктивном поиске поддержки, защиты, в этот момент им труднее уйти из жизни, мотому что они связаны с другими, которые на них надеются, и к тому же национальная беда как-то затмевает, отвлекает от беды собственной. В период благоденствия люди отдаляются друг от друга, они в безопасности и им незачем обременять себя лишними связями и чужими заботами. И тогда ты остаешься один… Один на один со своей судьбой, которая в какой-то момент может показаться жестокой, и ты делаешь невозвратный шаг…

    Дюркгейм также показал, что вообще число самоубийств в среднем растет со временем. Не помню, объяснял ли он это, но это тоже просто объясняется. Со времени индустриальной революции семья постоянно уменьшается, семейные связи рвутся, человек становится все более независимым. Ты не можешь просто так уйти из жизни, если ты кормилец или мать семейства, потому что ты перед детьми (родственниками) ответственен. А если ты один, само по себе – то запросто. Это твое личное дело. Никого не касается.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправить сообщение об ошибке
  1. (обязательно)
  2. (корректный e-mail)
 

По теме