Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
вторник, 21 ноября 2017
вторник, 21 ноября 2017

Парламентские выборы: три возможных сценария

Кира САПГИР11:15, 7 июня 2012ПолитикаРаспечатать


Итак, предвыборная лихорадка вновь охватила Францию: два воскресенья подряд, 10 и 17 июня, состоятся два тура прямых всеобщих выборов в Национальное собрание в метрополии и на островах Реюньон, Майотт и Новая Каледония. На Гваделупе, Мартинике, Гвиане и еще нескольких малых островах региона из-за разницы во времени парламентские выборы будут проводиться по субботам — 9 и 16 июля.


110-08

Национальное собрание Франции © Paris Tourist Office - Photographe : Henri Garat


Что представляют собой выборы в Национальное собрание (фр. Assemblée nationale) французской Пятой республики?

Национальное собрание Франции заседает в Бурбонском дворце (Palais Bourbon), выстроенном в 1728 г. Расположен дворец на левом берегу Сены напротив площади Согласия. К нему ведет мост Согласия (выстроенный, кстати, из камней разрушенной Бастилии). В «незабываемом» 1789 г. Бурбонский дворец был местом заседаний «Совета 500», тогдашней нижней палаты французского Законодательного собрания.

Сегодня в Национальном собрании Франции заседает 577 депутатов, избираемых на 5 лет в ходе всеобщего голосования. Национальное собрание представляет собой нижнюю палату, тогда как верхняя палата — это Сенат. Обе палаты, нижняя и верхняя, выполняют двойную миссию: наблюдают за действиями правительства, отчитывающегося перед парламентом (в письменном или устном виде), и принимают законы. Все это согласно Конституции Пятой республики, принятой в 1958 году по инициативе Шарля де Голля. Конституция Пятой республики учредила пост президента, избираемого прямым всеобщим голосованием, а также премьер-министра, возглавляющего правительство. Таким образом, у Франции образовался режим, так сказать, «полупрезидентский»: не вовсе президентский, но и не совсем парламентский. А президент, который опирается на абсолютное парламентское большинство, — своего рода демократически избранный монарх. В случае Олланда — монарх-социалист.

Возможные варианты

Чтобы иметь развязанные руки и проводить свою политику, Ф. Олланду необходимо иметь большинство от социалистов. И это первый и самый оптимальный вариант для главы государства, у которого тогда будет больше власти, чем у американского президента.

Второй вариант — относительное большинство. Что это значит?

Еще до начала нынешней предвыборной кампании социалисты договорились с «зелеными». Решено, что в случае победы социалистов «зеленым» будет дана возможность получить некоторое число депутатских мандатов. И тут в соцпартии появились «социалисты-диссиденты», которых подобная политика не устраивает.

«Как так?! — возмущаются «диссиденты». — Да ведь во время президентской кампании «зеленая» Эва Жоли получила всего 2% голосов! Так с какой стати отдавать «зеленым» мое кресло в Национальном собрании?! Ах договор? А наплевать нам на ваши договоры! Я выдвигаюсь — и точка!»

Такой «плохиш» соцпартией, естественно, уже не выдвигается. Он может даже быть временно исключенным из партии — в воспитательных целях. Хотя, если его расчет оправдается и он победит во время выборов на местах, товарищи его, скорее всего, примут обратно: «Ну ладно, споткнулся парень. Но он же свой!»

Подобный вариант для Олланда далеко не идеальный. Ведь Олланд — европеист, умеренный. А Левый фронт во главе с Меланшоном, да и те же «зеленые», могут повернуть ситуацию в более радикальное русло. Хотя и Олланду не чужд популизм. В его менталитете налицо такие остаточные явления, как память о Рабочей партии с ее борьбой против буржуазных республиканцев, поддержкой стачечных захватов и прочими принципами, начертанными в ее программе еще Карлом Марксом.

Наконец, третий вариант, самый опасный для Олланда: большинство получит Сою́з за наро́дное движе́ние — СНД (фр. Union pour un mouvement populaire, UMP). И тогда случится катастрофа, чье имя — «сосуществование» (фр. cohabitation). Этот термин во французской политике означает ситуацию, когда президент Республики принадлежит к одной политической партии, а парламентское большинство — к другой. Подобная ситуация возможна из-за того, что Франция — президентско-парламентская республика, и президент вынужден назначать премьер-министра, который будет приемлем и принят парламентским большинством. И в ситуации большинства от оппозиции президент уже не сможет осуществлять свою политику, фактически будет лишен власти и вынужден будет назначить премьер-министра от оппозиционного большинства. Ведь без «своего» большинства премьер-министр не сможет работать вообще.

Ситуация подобного «сожительства» возникала уже не раз. После парламентских выборов 1986 года социалист Франсуа Миттеран был вынужден назначить премьер-министром голлиста Жака Ширака. В свою очередь, Жак Ширак наступил на те же грабли, когда, будучи сам президентом, после парламентских выборов 1997 года был вынужден назначить премьер-министром социалиста Лионеля Жоспена.

Такой вариант маловероятен, но окончательно не исключен. И Олланд тогда превращается в «технического» президента, «возлагателя хризантем», как в Германии. Или, как королева Великобритании, будет царствовать, но не управлять.

Возможен ли такой исход? Вряд ли. Люди, как известно, не любят менять руку в лабиринте — не хотят отказываться от своего первого выбора. Ведь в этом случае они предают сами себя. Хотя надо учитывать, что во Франции «молчаливое большинство» в массе все-таки правое, в отличие от «говорливого меньшинства» — СМИ.

А кроме этого, у социалистов сейчас имеется крупнейший козырь. В этом году в их руках оказался Сенат — небывалый случай!

Пытаясь соблазнить электорат, правые «наивно» вопрошают: «Мол, как же так? Вся власть у левых? Нет, хорошо бы все как-то уравновесить...» Только на наивность французских избирателей правым рассчитывать не стоит. Французы — нация разумная. И выбирали они президента-социалиста не чувствами, а разумом. Сейчас люди дают Олланду испытательный срок. Мол, действуй, а там посмотрим.

...Одним словом, возможны варианты.

10 комментариев

  1. Leon:

    В самом деле, ситуация «cohabitation» могла бы иметь крайне негативные последствия. Кроме того, не следует забывать, что UMP без перерыва правила 17 лет, а посему нуждается в “examen de consciente”. Одним словом: вряд ли следует ожидать неожиданностей. Франция, уставшая от экстравагантного Саркози, нуждается в сером и трезвом бюрократе, вроде Олланда.

  2. Д. Крутов, Сен-сюр-Марн:

    Во-первых, conscience. А во-втиорых говорить о серости Олланда и при этом об экстравагантности Саркози можно, если ты с ними запанибрата. Но это по определению невероятно при подобном знании французского.

  3. Leon:

    В-третьих: не «во-втиорых», а «во-вторых».

  4. Шурик:

    Мусьë Крутò воображает, что, если он в Сесюмаре живет, так его президентов не иначе как высочествами звать надо. Мы в России Сталина Иоськой звали, а Брежнева Ленькой, так почему мы должны иметь больше почтения к какому-то Олланду?

  5. Круто:

    не в почтении дело, а в правильной расстановке акцентов и в знании фр. реальности и заодно грамматики

  6. Г-ская:

    К редакции: спасибо за открытый доступ на Форум Вашего сайта. На другие иногда пробиться труднее, чем родить. .

  7. Michel:

    фамильярность:неуместная, необоснованная близость в общении, когда положено бы придерживаться уважительного стиля речи. Так что кому Иоська. а кому Иосиф Виссарионович. Но прежде всего хочу поблагодарить автора статьи за профессионализм.

  8. Бам:

    А я думал Левый Фронт во главе с Удальцовым ;) Вообще Зюганова вам не хватает, красных флагов и бюстов... Ленина бюстов!

  9. Nikita:

    Ну а что же с Национальным фронтом? Что ж это за демократия, при которой партия, получившая четверть голосов на президентских выборах, не имеет практически никакого доступа в Национальное собрание? Не такое уж это «молчаливое большинство», и то, что ему фактически затыкают рот, совсем не красит имидж Республики, с ценностями которой так носятся. Право слово, дико слушать, когда всерьез говорят о том, что сторонники Марин Ле Пен всё же не враги Республики и имеют право на существование. То есть не объявляют всё-таки вне закона и не разрешают отстрел, как опасных инакомыслящих.Спасибо, великолепная политическая терпимость! Только как-то мало этого, как мне кажется, для настоящей демократии, а не демагогии.

  10. J.-F.:

    С Никитой нельзя не согласиться.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправить сообщение об ошибке
  1. (обязательно)
  2. (корректный e-mail)