Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
суббота, 20 октября 2018
суббота, 20 октября 2018

Американка среди французов

Елена Якунина0:32, 1 июня 2018КультураРаспечатать

В парижском музее Жакмар-Андре проходит выставка американской художницы Мэри Кэссетт.

Mary Cassatt (American, 1844 — 1926 ), Little Girl in a Blue Armchair, 1878, oil on canvas, Collection of Mr. and Mrs. Paul Mellon

В группе французских импрессионистов Мэри Кэссетт была единственным представителем из-за океана. И к тому же еще и женщиной, что в ту эпоху расценивалось как большое исключение из правил.

Шестьдесят лет, т.е. всю жизнь, она провела во Франции, не перестав при этом считаться американкой. Франция или далекая родина – похоже, таким вопросом художница не задавалась. В Париже и окрестностях творили импрессионисты – художники,  стилем которых  она сначала восхищалась, а потом полностью его переняла и сделала своим. Кстати, французы упорно произносят ее имя на свой манер — Мари Кассат.

Cassatt Mary (1844—1926). Etats-Unis, New-York (NY), The Metropolitan Museum of Art.

Семья Кэссетт в далеком прошлом имела французские корни, и, видимо, генетическая память все же давала о себе знать. Так или иначе, но мать и сестра последовали за Мэри и поселились в Париже. А она с любовью рисовала их портреты.

Семья Кэссет никогда не испытывала недостатка в средствах. Брат Мэри, президент общества железных дорог Пенсильвании, был известной личностью не только в своей стране.

На первом для нее салоне импрессионистов Мэри выставила портреты своей семьи. Роскошную сестру Лидию, брата-богача с младшим сыном, семнадцатилетнюю племянницу Катарину.

И мы-то смотрим на все эти мазки и блики с упоением и упованием. Не так было во времена Мэри. Трудно поверить, но осквернение экспонатов началось не вчера и не в современных галереях. На первых выставках импрессионистов художникам приходилось нелегко – нужно было постоянно следить, чтобы возмущенные зрители не портили картины тростями и зонтиками.

Marry Cassat. Femme assise avec un enfant dans les bras. Museo de Bellas Artes de Bilbao. ©Bilboko Arte Ederren/Museo de Bellas Artes de Bilbao

Тем не менее при жизни работы Мэри Кэссетт пользовались успехом по обе стороны Атлантики. Но после смерти во Франции о ней быстро забыли. И нынешняя выставка – первая после ее ухода в 1926 году (!). Французские искусствоведы считают, что великие современники, такие как Ренуар или Моне, попросту затмили ее имя.

Мэри не просто входила в круг импрессионистов, но по-настоящему дружила с Эдгаром Дега. Как-то увидев две его картины в витрине галереи (балерин и скачки), она долго, по ее же словам, стояла, прижав нос к стеклу, пытаясь запомнить технику и манеру исполнения. Лично познакомиться с художником ей придется лишь три года спустя, на одном из академических салонов, где уже Дега обратил внимание на ее картины. По воспоминаниям современников эта пара была неразлучной. Дега сопровождал Мэри повсюду вплоть до модных магазинов и модисток.

У Мэри не было детей. Но изображает она малышей и поодиночке, и в материнских объятиях так, будто все чувства, все счастье и беды были пережиты ею сполна.

«Святое семейство современности» — так определил это направление в творчестве художницы Жорж Леконт, писатель и критик на стыке двух прошлых веков.

Mary Cassatt, Bébé dans un costume bleu, regardant par dessus l‘épaule de sa mère, vers 1883—1885, Cincinnati Art Museum, John J. Emery Fund © Cincinnati Art Museum

Два зала на выставке отданы под детские портреты, и это самые сильные моменты экспозиции.

Мэри нравится оставлять картины как бы незаконченными. Она выписывает лица и фигуры и намеренно бросает их, отчего фон выглядит неотчетливо. И тем самым выделяет тему, усиливает впечатление от неразлучности матери и дитя.

Mary Cassatt, La Toilette, 1890—1891, pointe sèche et aquatinte, 36,5 x 27 cm, collection particulère © Courtesy Marc Rosen Fine Art and Adelson Galleries, New York

Техника сухой иглы особенно удавалась художнице. Японский эстамп, несомненно, повлиял на нее, как и на многих художников ее времени. Свои гравюры она также стремилась лишь набросать, оставить в черновом варианте. В такой незаконченности была и дань времени, поскольку эта манера вошла в моду в начале ХХ века.

 

Musée Jacquemart-André.
До 23 июля 

 

2 комментария

  1. Татьяна:

    Понравились,благодарю за публикацию

  2. От редакции | La rédaction:

    Татьяна. Спасибо большое за отклик. Мы стремимся публиковать интересующие наших читателей материалы. Поэтому Ваш отзыв нам очень важен.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправить сообщение об ошибке
  1. (обязательно)
  2. (корректный e-mail)