Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
среда, 21 ноября 2018
среда, 21 ноября 2018

Лувр à la russe?

Анна БАЙДОВА0:58, 18 марта 2013Зарубежная РоссияРаспечатать

В начале февраля Франко-российская торгово-промышленная палата (CCIFR) подписала договор с Лувром, предусматривающий поддержку развития экспозиции русского искусства. Потрясенный выставкой «Святая Русь», прошедшей в этом музее в 2010 году, директор Лувра Анри Луаретт охарактеризовал отсутствие в нем русского искусства как «нечто абсолютно шокирующее».

Début février, la Chambre de commerce et d'industrie franco-russe (CCIFR) a signé un accord avec le Louvre qui prévoit de soutenir le développement d'exposition d'art russe. Bousculé depuis l'exposition « Sainte Russie » organisée au sein du musée en 2010, le directeur du Musée, Henri Loyrette a caractérisé l'absence d'art russe dans le musée comme étant « absolument choquant ».

c2a9-paris-tourist-office-photographe-jacques-lebar-cte-ieoh-ming-pei

Пирамида Лувра | Pyramide du Louvre ©Paris Tourist Office, Photographe Jacques Lebar

Мне кажется, что месье Луаретт подобрал уж слишком сильное слово, чтобы охарактеризовать недостаточное знакомство французской, да и мировой культурной общественности с русским искусством. Ибо не один только Лувр не располагает достойным собранием русского искусства (несколько икон и живописных полотен не в счет). За пределами России вообще, пожалуй, трудно найти более или менее серьезное подобное собрание. Шокирующей (в хорошем смысле этого слова) была скорее сама луврская выставка, которая, кажется, вобрала в себя чуть ли не все пригодные к транспортировке жемчужины древнерусского искусства. При виде этого великолепия трудно было удержаться от посыпания головы пеплом. Масштаб влияния этой выставки на умы французов можно сравнить пожалуй что со знаменитыми «Дягилевскими сезонами». О ней до сих пор вспоминают с придыханием и мечтательно закатывают глаза. Даже работники российских музеев по возможности старались приехать и посмотреть на хрестоматийные произведения, впервые собранные в одном месте.

Успех «Святой Руси» связан с еще одним немаловажным фактом: если широкой публике что-то и известно о русском искусстве, так это традиционная связка иконопись-авангард. Расположившиеся между ними два века русской художественной жизни будто канули в лету. Часто этот пробел в знаниях объясняют вторичностью русского искусства этого периода, слишком сильным влиянием европейских художественных школ. Но может быть дело не столько во вторичности искусства, сколько попросту в недостаточной информированности широкой публики?

С российской стороны нынешнее соглашение с Лувром — это именно попытка популяризации русского искусства, благое начинание, которое не может не вызывать уважения. Правда, в стремлении собрать достойную коллекцию русской живописи (именно этот вид искусства вызвал у музейщиков наибольший интерес) Лувр ограничен временными рамками: искусство после 1850 года является вотчиной музея Орсэ.

Жадный до культурной экспансии автор тут же вспоминает висящий там портрет кисти Серова, буквально приковывающий к себе взгляд посетителя, и тяжело вздыхает: вот бы и с Орсэ заключить маленький договор о сотрудничестве, ведь и после 1850 года в русском искусстве есть на что взглянуть. Кроме того, директор Франко-российской торгово-промышленной палаты Павел Шинский в одном из интервью уточнил, что Лувр нацелен на собирание русской живописи в основном первой трети XIX века. Интерес французов к этому периоду легко объясним: это не только время моды на все французское, но и период наполеоновских войн, момент, когда русская и французская история пересеклись на старой Смоленской дороге.

Тем не менее, все же нет разговора о создании нового отдела, посвященного исключительно русской живописи послепетровского периода. Бессрочное соглашение, подписанное между Лувром и CCIFR, предполагает организацию фонда, способствующего составлению и развитию коллекции русского искусства в музее. Этот же фонд станет своего рода открытой музейной площадкой, где, по мере пополнения коллекции, будут проходить выставки, которые затем покажут и в России. Судя по опыту «Святой Руси», поиском произведений для Лувра будут заниматься исключительно французские специалисты, но объем предоставленного им финансирования не разглашается.

Il me semble que M Loyrette a choisi un mot bien fort pour caractériser le manque de connaissance de la communauté culturelle française, et même mondiale pour l'art russe. Car le Louvre n'est pas le seul à ne pas disposer d'une collection d'art russe digne de ce nom (quelques icônes et toiles ne suffisent pas). Si l'on quitte les frontières de la Russie, il devient en général difficile de trouver une collection plus ou moins sérieuse. Le terme « choquant » (dans le bon sens du mot) est à mon sens plus apte à qualifier l'exposition du Louvre qui a rassemblé en son sein une partie, si pas l'entièreté, des œuvres d'art ancien transportables. À la vue de tant de magnificence, il aurait été difficile de ne pas s'émouvoir. Pour donner une idée de l'impact de cette exposition, on peut la comparer aux célèbres « saisons de Diaghilev ». Leur souvenir reste vivace et provoque encore des regards rêveurs. Même les curateurs des musées russes ont essayé selon leurs possibilités de venir admirer de leurs yeux toutes ces œuvres réunies en un seul lieu.

Le succès de « Sainte Russie » est également dû au fait assez important que s'il y a bien quelque chose qui est connu du grand public de l'art russe, ce sont les traditionnelles icônes et l'avant-garde. Les deux siècles entre ces périodes de la vie russe sont comme tombés dans l'oubli. Souvent, cette lacune est expliquée par le fait que l'art de cette période est secondaire, trop influencé par les écoles européennes. Mais peut-être cette impression d'art secondaire est-elle causée par un manque d'information donnée au grand public ?

En Russie, l'accord actuel avec le Louvre est vu comme une tentative de promouvoir l'art russe, une initiative louable qui ne peut que commander le respect. Toutefois, dans sa volonté d'assembler une collection digne de ce nom de peintures russes (le genre d'œuvre d'art qui provoque le plus haut intérêt chez les curateurs de musées), le Louvre est limité dans le temps ; et toutes les œuvres d'après 1850 sont du domaine du musée d'Orsay. L'auteur, avide de connaissances, se rappelle ici le portrait issu du pinceau de Serov, qui attire littéralement l'œil du visiteur, et soupire péniblement. En effet un petit pacte de coopération a été conclu avec le Musée d'Orsay ; et pourtant il y a bien des choses dans l'art russe après 1850. De plus, le directeur de la Chambre de commerce et d'industrie franco-russe (CCIFR) Pavel Chinsky a précisé dans une de ses interviews que le Louvre tentait de rassembler une collection de peintures russes datant essentiellement du premier tiers du XIXe siècle. L'intérêt des Français pour cette période s'explique facilement. Cette période ne marque pas seulement l'époque de la mode française, mais également celle des guerres napoléoniennes, lorsque l'Histoire russe et française se sont croisées sur le vieux chemin de Smolensk.

Néanmoins, il n'y a toujours pas d'accord pour la création d'un nouveau service consacré uniquement à la peinture russe de la période qui a suivi Pierre le Grand. L'accord permanent signé entre le Louvre et CCIFR suppose l'organisation d'un fonds contribuant à la création et au développement de la future collection d'art russe du Musée. Ce même fonds servira comme une sorte de musée ouvert où seront présentées les œuvres au fur et à mesure de leur acquisition ainsi que des expositions russes. À en juger par l'exposition « Sainte Russie », les recherches d'œuvres seront confiées uniquement à des spécialistes français du Louvre, mais le budget du fond n'a pas encore été divulgué.

9 комментариев

  1. В.А.:

    Очень путанное и туманное сообщение! А откуда взять картины 19 в, чтобы их хватило на целый отдел.? Свежо предание...

  2. Michel:

    Русским дороги имена Шишкина и Айвазовского, но только русским.

  3. В.А.:

    Не дай Бог, чтобы передвижники на Лувр двинулись. Осрамятся.

  4. От автора:

    Уважаемый В.А, в том-то все и дело, что описанное мной соглашение не предполагает создания в Лувре отдела русского искусства.

    Уважаемые Michel и В.А., не спешите ехидничать: ни творчество Айвазовского, ни работы Шишкина и прочих передвижников не относятся к первой трети XIX века, а следовательно, не интересуют Лувр. Может, в крайнем случае, на них Орсэ позарится.

  5. Michel:

    Не ехидничая, можно сказать, что Россия славится великими писателями и композиторами. Просьба автору уточнить какие именно великие русские художники интересуют Лувр.

  6. От автора:

    Michel, живопись — не только искусство, но и исторический источник. Представители сторон, заключивших договор, уточнили, что интересуются определенным периодом, а не определенными мастерами этой эпохи (к слову, в постоянной экспозиции Лувра уже висит портрет кисти Боровиковского). Так что не в моих полномочиях делать подобного рода уточнения. Интерес же французов к этому периоду русской истории легко объясним. Честно говоря, я не могу понять вашего надменного отношения к русской живописи XIX века. Русская школа, за исключением, пожалуй, авангарда, никогда не была лидирующей в европейском искусстве, но отразила в себе всевозможные модные влияния, и, хоть иногда и с небольшим отставанием по времени, развивалась по общеевропейским канонам. Так что нельзя считать ее совсем уж глубоко провинциальной. Необязательно предаваться квасному патриотизму и лить слезы умиления над масштабными полотнами Иванова и жанровыми картинами Венецианова, но и самоуничижение тут ни к чему.

  7. В.А. автору:

    Придет ли в Лувре времечко, когда мужик не рембрандта с венерою милоссскую, а кулика с булатовым с базара принесет?

  8. Michel:

    Правильно, нет «великих», но как я писал 22 марта многие имена дороги всем русским и, разумеется, русофилам, Так что уличать в «надменности» за трезвый взгляд не стоит.

  9. От автора:

    В.А. , помнится, пару лет назад в Лувре была выставка русского искусства последних десятилетий. Большая часть была отведена под работы Кабакова, и его приняли на «ура». Так что не знаю, кому хорошо жить на Руси, но в плане искусства у нас далеко не все потеряно. И главное, что к России сейчас ошущается особый интерес , особенно в области искусства ( и налогообложения). Глупо было бы не воспользоваться моментом и не заняться деликатной культурной экспансией.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправить сообщение об ошибке
  1. (обязательно)
  2. (корректный e-mail)