Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
суббота, 13 апреля 2024
суббота, 13 апреля 2024

Французский искусствовед Татьяна Моженок

Расспрашивала Елена Якунина9:40, 27 марта 2024Зарубежная РоссияРаспечатать

С Таней Моженок я впервые встретилась в девяностые годы. Она в то время, приехав из Петербурга, продолжала свою учебу в Париже.

Время пролетело, и сегодня Татьяна Моженок-Нинэн – искусствовед, автор книг о русских художниках во Франции в XIX веке.

Татьяна Моэженок в мэрии Веля во время подписи книги "Поленов, рыцарь красоты, 2015 г.

Нынешний год для Татьяны Моженок-Нинэн – особый. В России отмечают 200-летие со дня рождения замечательного русского художника Алексея Петровича Боголюбова (1824—1896), главного героя ее трудов и исследований.

По случаю юбилея художника «Русский очевидец» встретился с доброй знакомой.

— Таня, Москва, Петербург и Саратов подготовили большие выставки, посвящённые русскому художнику, значительную часть своей жизни прожившему во Франции. Вы написали не одну книгу, посвященную в том числе Боголюбову, и постарались внести свой вклад уже здесь, во Франции, в празднование этой большой даты. Как получилось, что, приехав в Париж, вы увлеклись русскими художниками?

— Спасибо, Лена. Я приехала в Париж в 1993 году по окончании Петербургского университета со стипендией Французского Правительства. Моя дипломная работа была посвящена талантливой русской художнице, рано ушедшей из жизни, Марии Башкирцевой. Ей же я хотела посвятить и диссертацию в Сорбонне. Но, читая воспоминания, статьи о ней, я заметила, что в это время в Париже проживало много других русских художников, в том числе таких известных, как И.Е.Репин и В.Д.Поленов. И я решила собрать материал об их пребывании во Франции. Так родилась тема диссертации (1999) и будущей книги (2003) – «Русские художники-реалисты во Франции (1860—1900)», главным героем которой стал А.П.Боголюбов.

В начале 1870-х годов императорская Академия художеств, блестящим выпускником которой он был, назначила его попечителем русских пенсионеров (стипендиатов Академии) в Париже. Боголюбов отнёсся к этой миссии наставничества молодёжи со всей душой. Благодаря ему русские художники познакомились с И.С.Тургеневым и Полиной Виардо, французскими мастерами Бонна и Мейссонье, овладели техникой офорта и росписи по керамике.

— Мы привыкли думать, что в XIX веке русских художников отправляли на учебу в Италию. И, пожалуй, только после слома железного занавеса ролью Франции в судьбе наших соотечественников заинтересовались всерьез. И Вам в этом принадлежит почетное место. Расскажите о тех русских местах и пленэрах, которые открылись нам в последние десятилетия.

— Прежде всего это чудесный городок в Нормандии на побережье Ла-Манша Вёль-ле-Роз, где летом 1874 г. работали Репин, Поленов, Савицкий, Харламов... Отправил их в Вёль, знаменитый своими водяными мельницами, Елисейскими Полями (!) и пляжем с алебастровыми скалами, всё тот же Боголюбов. На защите моей диссертации в Сорбонне профессор Брюно Фукар воскликнул: «Ах, этот Вёль! Настоящий русский Барбизон, центр русского искусства во Франции!» Действительно, именно там выпускники петербургской Академии художеств познакомились с пленэрной живописью. В Вёле Поленов почувствовал своё призвание мастера пейзажа. Ведь он приехал во Францию как художник исторической живописи. Знаменательно, что пребывание русских художников в Вёле совпало с годом первой импрессионистической выставки. А.П.Боголюбов много работал в других нормандских и бретонских городках – Трепоре,  Дьеппе, Онфлёре, Трувиле, Этрета, Сен-Мало, Порнике; в пригородах Парижа – Экуэне, Лиль-Адаме на реке Уазе, Барбизоне.

На побережье Атлантики в Биаррице писал свои тончайшие пейзажи «чародей-художник» И.П.Похитонов, также парижский ученик Боголюбова. В Камарге, в Сент-Мари-де-ла-Мер жил и работал «русский провансалец» И.П.Прянишников, друг Ф.Мистраля, И.С.Тургенева и Боголюбова. Замечательно, что благодаря русским и французским энтузиастам памятные доски в честь русских художников – Репина и Поленова, Боголюбова – появились в Париже на Монмартре, Вёль-ле-Розе и Трепоре. Рада, что принимала в этом участие.

Открытие сквера Поленова в Вёле в июле 2015 г.

— Русские художники XIX века, к сожалению, еще мало известны французскому зрителю. Есть ли они в здешних музеях?

— Да, есть, но очень мало. Николай Ге, Илья Репин, Леонид Пастернак, Алексей Боголюбов, Мария Башкирцева представлены в музеях д’Орсэ, Пти-Пале и Карнавале, в отделе Рисунка Лувра. Пейзаж Поленова «Первый снег» находится в коллекции Комеди-Франсез. Боголюбов представлен также в музеях Фекана и Онфлёра. Мне приятно, что музей Фекана отреставрировал, а Онфлёра купил пейзажи Боголюбова после выхода в свет моего альбома «Русские художники в Нормандии» в 2010 г., приуроченного к первому фестивалю Normandie Impressionniste.

Небольшая, но очень ценная коллекция передвижников Алексея Коротнева, профессора Киевского Университета и директора Русской Зоологической станции, по сей день находится в Вильфранше. Она была показана на выставке «Русское присутствие на Лазурном берегу» вместе с картинами Башкирцевой из музея Жюля Шере во дворце Массена в Ницце в 2012 г... Я принимала участие в подготовке этой выставки.

Татьяна Моженок-Нинен подписывает свою книгу. Открытие мемориальной доски Поленову и Репину в Париже, 2018 г. ©Борис Гессель

— Одним из громких событий последних лет стала выставка Ильи Репина в Париже в Малом дворце. Вы были вовлечены в её организацию. Как подобная выставка стала возможной?

— Музей Изящных Искусств Парижа Пти-Пале с начала нынешнего столетия специализируется на выставках художников, французских и не только, которые работали в эпоху импрессионизма, но не принадлежали к этому течению, поэтому менее известны. Достаточно вспомнить прекрасные ретроспективы Феликса Зиема в 2013 г., Андерса Цорна и Альбера Бенара в 2017. Поэтому Репин, чьё 175-летие отмечалось в 2019 г., оказался логичным и прекрасным выбором. Выставка – блестящий плод сотрудничества музейных работников Пти-Пале, Третьяковской галереи, Русского музея – имела грандиозный успех и побила все рекорды посещаемости! Те, кто видел все четыре юбилейные репинские выставки – в Третьяковке, Русском музее, Атенеуме и в Париже, говорили, что экспозиция в Пти-Пале – лучшая. Не знаю, так ли это, но приятно!

С потомками Репина и Поленова на выставке Репина в Малом Дворце, 2019 г.

— Таня, я знаю, что Вы являетесь членом нескольких ассоциаций, в том числе «Глагола», ассоциации в поддержку русской культуры в Париже, которая в прошлом году отметила своё 15-летие.

— Да, я вступила в Глагол совсем недавно, в 2021 году, и уже не представляю свою жизнь без наших литературно-музыкальных вечеров, весёлых праздников Старого Нового года и т.д... 2 февраля я организовала в Глаголе вечер, посвящённый 200-летию Боголюбова, с участием молодых талантов. Мне так приятно, что все молодые люди (школьники), в том числе мой сын, к которым я обратилась с предложением сыграть, прочитать стихи на вечере, с радостью согласились выступить.

В начале моей жизни в Париже мне очень помог Круг Друзей Марии Башкирцевой, с которым я поддерживаю отношения до сих пор. После защиты диссертации Брюно Фукар предложил мне войти в Общество Истории Французского Искусства. И, конечно, мне очень дорога Ассоциация Василия Поленова, которая издала мою книгу о художнике на французском языке под красивым названием «Василий Поленов. Рыцарь красоты». А инициатором издания альбома «Русские художники в Нормандии» стала Ассоциация за сохранение культурного наследия Вёля.

После лекции о Репине и Поленове в Париже в Доме адвокатской коллегии с президентом ассоциации Глагол Александром Рыбкиным. Март 2024

— Вы выступаете с публичными лекциями и участвуете в документальных фильмах («Братья Морозовы», ARTE, 2021г.), в частности, в связи с громкими выставками из коллекций Щукина и Морозова, которые прошли в Фонде Луи Виттона. Французы выстраивались в длинные очереди, чтобы увидеть богатейшие собрания Эрмитажа и Пушкинского музея. Как Вы считаете, французская публика еще недостаточно осведомлена о том богатом культурном наследии, которым изобилует Россия?

— Французы – народ очень любознательный. Посмотрите, как много посетителей на всех временных выставках, в том числе на тех, которые знакомят публику с новыми именами. Например, сейчас на выставке Ханы Орловой в музее Цадкина «яблоку негде упасть»! После моих лекций в Париже, Руане, Кане, Ницце ко мне всегда подходит много людей, делятся своими впечатлениями от посещения России, восхищаются богатством Эрмитажа и др.музеев. Многие из моих французских слушателей бывали не только в Петербурге и Москве, но и в Саратове, Казани, Иркутске, посещали репинские Пенаты и Поленово. Но всё знать невозможно, поэтому выставки, подобные тем, что прошли в Фонде Луи Виттона и в Пти-Пале, а ещё раньше в Орсе (Русское искусство второй половины XIX века, 2005—2006 гг.) и в Лувре («Святая Русь», 2010), нужны и нам, и французам. Ведь «красота спасёт мир», а что такое искусство, если не красота!

 

Еще о русских художниках во Франции:

В Париже открыли мемориальную доску И.Репину и В.Поленову

Экскурсия по собору Александра Невского в Париже

Нормандский пленэр русских передвижников

4 комментария

  1. Eлена Демеш:

    Стараюсь посещать все выступления Татьяны Моженок . Слушаю её, затаив дыхание , чтобы не пропустить ни одного слова . Настолько её лекции насыщены особенной информацией , интересными фактами , которые не встретишь в интернете, доступных книгах . Её французский язык прекрасен так же , как и русский . Помню, в большом зале Petit Palais на конференции поо И.Репину не было ни одного свободного места , а после конференции Татьяна получила бурные овации .

  2. Сергей:

    Заранее выражаю свою признательность, благодарность редакции за возможность высказать правду, процитировав двух русских писателей 19-го века. Если на свете есть справедливость, то вы, уважаемые случайные читатели, прикоснулись к ней, к правде...

    Во Франции лицемерие вырабатывается воспитанием, составляет, так сказать, принадлежность “хороших манер” и всегда имеет яркую политическую или социальную окраску. Есть лицемеры религии, лицемеры общественных основ, собственности, семейства, государственности, а в последнее время народились даже лицемеры “порядка”. Ежели этого рода лицемерие и нельзя назвать убеждением, то, во всяком случае, это — знамя, кругом которого собираются люди, которые находят расчет полицемерить именно тем, а не иным способом. Они лицемерят сознательно, в смысле своего знамени, то есть и сами знают, что они лицемеры, да сверх того, знают, что это и другим небезызвестно. В понятиях француза-буржуа вселенная есть ни что иное, как обширная сцена, в которой дается бесконечное театральное представление, в котором один лицемер подает реплику другому. Лицемерие, это — приглашение к приличию, к декоруму, к красивой внешней обстановке, и что всего важнее, лицемерие — это узда. Не для тех, конечно, которые лицемерят, плавая в высотах общественных эмпиреев, а для тех, которые нелицемерно кишат на дне общественного котла.

    Мы, русские, не имеем сильно окрашенных систем воспитания. Нас не муштруют, из нас не вырабатывают будущих поборников и пропагандистов тех или других общественных основ, а просто оставляют расти, как крапива растет у забора. Поэтому между нами очень мало лицемеров и очень много лгунов, пустосвятов и пустословов. Мы не имеем надобности лицемерить ради каких-нибудь общественных основ, ибо никаких таких основ не знаем, и ни одна из них не прикрывает нас. Мы существуем совсем свободно, то есть прозябаем, лжем и пустословим сами по себе, без всяких основ.

    М.Е. Салтыков-Щедрин «Господа Головлевы»

    В игре ее конный не словит,

    В беде — не сробеет,— спасет;

    Коня на скаку остановит,

    В горящую избу войдет!

    Красивые, ровные зубы,

    Что крупные перлы, у ней,

    Но строго румяные губы

    Хранят их красу от людей —

    Она улыбается редко...

    Ей некогда лясы точить,

    У ней не решится соседка

    Ухвата, горшка попросить;

    Не жалок ей нищий убогий —

    Вольно ж без работы гулять!

    Лежит на ней дельности строгой

    И внутренней силы печать.

    Н.А. Некрасов «Мороз, Красный нос»

  3. Tot Netot:

    Серёжа, каков вывод из этих двух пассажей, сделанных в морально этических координатах русской культуры?

    Справедливости ради, следует привести цитаты из подобных же координат другой культуры, например из «России 1839» маркиза де Кюстина

  4. Сергей:

    ШАРОМЫЖНИК — слово, называющее любителя поживиться за чужой счет. Происходит, вероятно, от преобразованного на русский лад французского обращения cher ami – «дорогой друг».

    Согласно преданиям, с этими словами голодные солдаты отступающей из Москвы в 1812 году французской армии подходили к русским, прося какого-нибудь пропитания.

    Французы — шаромыжники. Нечего их жалеть. Пусть за свой счет живут. Тогда русские женщины подумают три раза перед тем, как связаться с иностранцами, чтобы позорить нас, русских мужчин, и корчить из себя француженок. За свой счет, шаромыжницы. Я тоже справедливости хотел...

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Отправить сообщение об ошибке
  1. (обязательно)
  2. (корректный e-mail)