Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
четверг, 27 июля 2017
четверг, 27 июля 2017

Марина Влади рассталась с воспоминаниями

Анна Байдова 0:56, 27 ноября 2015Зарубежная РоссияРаспечатать

В Париже продали посмертную маску и автограф стихотворения Владимира Высоцкого.

Un masque mortuaire et un poème autographe de Vladimir Vyssotski ont été vendus à Paris.

Портрет Марины Влади и Владимира Высоцкого, Нью-Йорк, 1975 год.

25 ноября в аукционном доме Drouot в Париже прошла продажа вещей из коллекции вдовы актера и певца Владимира Высоцкого Марины Влади. С молотка ушли старинные книги и иконы, ювелирные украшения, а также работы Жоржа Брака, Марка Шагала, Михаила Шемякина, Олега Целкова и других.

В числе проданных вещей оказались также посмертная маска певца и автограф одного из последних его стихотворений, написанного на буклете парижского турагентства.

К слову, автограф ушел за баснословную сумму в 200 тысяч евро, что в двадцать раз превысило первоначальную оценку.

Le 25 novembre, à l’hôtel des ventes Drouot, à Paris, s’est tenue la vente d’objets de la collection personnelle de Marina Vlady, veuve de l’acteur et chanteur Vladimir Vyssotski. Parmi les objets adjugés, on compte des livres anciens et des icônes, des bijoux, ainsi que des œuvres de Georges Braque, Marc Chagall, Mikhaïl Chemiakine et Oleg Tselkov, entre autres.

Dans ce qui a été vendu, on trouve également un masque mortuaire et un autographe de l’un de ses derniers poèmes, écrit sur la brochure d’une agence touristique parisienne. Cet écrit est d’ailleurs parti pour la somme faramineuse de 200 mille euros, soit vingt fois son prix de départ.

Одно из последних стихотворений Высоцкого.

А посмертная бронзовая маска, проданная чуть дороже первоначальной оценки, всего за 55 тысяч евро (по другим данным за 69300 евро), является уникальнейшим объектом. Она была сделана другом Высоцкого скульптором Юрием Васильевым и отлита всего в трех экземплярах, первый из которых принадлежал Марине Влади.
Еще одна копия маски досталась другу Высоцкого киносценаристу Артуру Макарову, а судьба третьей после ее исчезновения из кабинета Юрия Любимова в Театре на Таганке до сих пор остается неизвестной.
Существуют также три гипсовые маски, одна из которых хранится в музее Высоцкого в Москве.
Quant au masque mortuaire en bronze, vendu légèrement au-dessus de son prix de départ, soit 55 mille euros (d’après le Figaro le prix s’élève à 69300 €) il s’agit d’un objet unique. Il a été réalisé par un ami de Vyssotski, le sculpteur Iouri Vassiliev, en seulement trois exemplaires, dont le premier appartenait à Marina Vlady. Le second a échu à un autre ami de Vyssotski, le scénariste de cinéma Artur Makarov. Mais on ignore à ce jour où se trouve le troisième, dérobé dans le bureau de Iouri Lioubimov, au théâtre de la Taganka. Il existe aussi trois masques en plâtre, dont l’un se trouve au musée Vyssotski à Moscou.

Стихотворение Высоцкого, оборот буклета.

Также были проданы многочисленные фотографии Высоцкого, в том числе те, на которых он запечатлен в ролях Гамлета и Дон Жуана.
Министерство культуры России и прочие официальные инстанции не выразили желания приобрести выставленные на аукцион вещи. Один из членов общественного совета при министерстве культуры России обратился к совету с предложением привлечь меценатов для покупки и возвращения ценных предметов на родину, но это предложение было проигнорировано (оставим и мы этот случай без комментариев).
Директор музея Высоцкого Никита Высоцкий еще до начала аукциона заявил, что семья не будет выкупать выставленные на торги вещи.

Столь масштабную продажу вещей (всего каталог аукциона насчитывает почти двести лотов) Влади объяснила переездом из прежнего дома в Maison-Laffitte и нехваткой места в ее новой квартире.
Этот дом был куплен актрисой на ее первые гонорары, и с ним связано множество воспоминаний. По собственному выражению Марины Влади, она решила все круто изменить и перестать жить прошлым, нырнуть в будущее.

De nombreuses photos de Vyssotski ont aussi été mises en vente, notamment, certaines où il tient les rôles de Hamlet et de Don Juan. Ni le ministère russe de la culture ni d’autres instances officielles n’ont émis le souhait d’acquérir les objets mis aux enchères. L’un des membres du conseil social du ministère de la culture de Russie a proposé que le conseil fasse un appel aux mécènes pour l’achat de certains objets de valeur, afin de les rapatrier sur le sol russe. Cette proposition est restée lettre morte (nous nous abstiendrons ici de commentaires). Le directeur du musée Vyssotski, Nikita Vyssotski avait annoncé, avant même le début de la vente, que la famille n’achèterait pas les objets mis aux enchères.

Le nombre important d’objets mis en vente (le catalogue des enchères compte en tout près de deux cent lots) s’explique, d’après Marina Vlady, par le fait qu’elle déménage de son ancienne maison située à Maisons-Laffitte et que son nouvel appartement ne peut tout contenir. L’actrice avait fait l’acquisition de cette maison avec son premier cachet et beaucoup de souvenirs y sont attachés. Selon ses propres termes, Marina Vlady aspire à un changement radical pour cesser de vivre dans le passé et se plonger dans l’avenir.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.