Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
суббота, 25 ноября 2017
суббота, 25 ноября 2017

Уличные молитвы : что если мы все будем делать, что нам вздумается?

Анна Ашкова 0:44, 14 ноября 2017МненияРаспечатать

10 ноября в городке Клиши под Парижем сотня депутатов протестовала против мусульманских уличных молитв.

Capture d'écran LCI

Редкое событие во Франции, которое заставляет задуматься о свободе вероисповедания и свободе в целом.

Вот уже восемь месяцев, каждую пятницу, несколько десятков и даже сотен верующих мусульман молятся на улицах г. Клиши, перед мэрией города.

Что бы понять всю ситуацию, нужно вернуться к 22 марта 2017 года. В тот день, полиция эвакуировала мусульман из их мечети Estienne d'Orves, которая была посещаема 3 – 5 тысячами верующих. Помещение было предоставлено предыдущим мэром социалистом этого города для ассоциации мусульман Клиши. Как только контракт на аренду истёк, новый мэр от республиканской партии Реми Мюзо, избранный в 2015 году, не захотел продавать помещение ассоциации, а решил сделать из него библиотеку.

Но мусульмане не оказались на улице, в качестве компенсации потерянного помещения, мэр предоставил новое место для молитвы в своем городе, в 1,5 км от предыдущего. К сожалению, мусульманская ассоциация посчитала, что эта новая мечеть, площадью в 2 000 квадратных метров, слишком мала и находится далеко, до неё трудно добраться на общественном транспорте. Чтобы показать свое недовольство, они решили молиться на улице, под окнами кабинета мэра, пока тот не даст им новое место, соответствующее их требованиям и потребностям.

Мэр все испробовал, писал в Министерство внутренних дел и префектуру, но все напрасно. В отчаянии, он решил ответить мусульманам демонстрацией, организованной совместно с желающими присоединиться к ней мэрами и депутатами.

Итак, 10 ноября, Франция стала свидетелем необычной сцены: сотня мэров пела Марсельезу, гимн Франции, напротив мусульман, молящихся на тротуаре. «Мы находимся в стране, где не молятся на улице. В данном случае правовые нормы игнорируются », — заявила Валерии Пекресс, президент региона Иль де Франс, также присутствовавшая на этом мероприятии. По словам журналиста с Europe 1, некоторые мэры пытались увести с улицы молящихся людей.

 

 

« Свобода одного человека заканчивается там, где начинается свобода другого »

« Свобода одного человека заканчивается там, где начинается свобода другого» — эта фраза знаменитого русского анархиста М. Бакунина, стала афоризмом и как нельзя кстати подходит для объяснения происшедших в Клиши событий.

В прессе мусульмане заявили о своём недовольстве демонстрацией мэров. Они считают что не нарушают общественного порядка, что они французы, и приводят в пример французский девиз, написанный на мэриях : «Свобода, Равенство, Братство».

Трудно поверить, что молитвы на оживленных улицах и с микрофонами не нарушают общественного порядка. Молящимся никто не указывал на их происхождение, поэтому аргумент «мы французы» никак не может быть использован в данном случае. Что касается девиза Франции, не забывают ли эти граждане, что мы живем в светском государстве? Именно с этим же аргументом Государственный совет запретил установку рождественских яслей в мэриях, например в городе Безье, или приказал снять крест со статуи Иоанна Павла II, подаренную российским скульптором Зурабом Церетели городу Плоэрмель (Морбиан). Кроме того, совершенно абсурдно снимать крест на этой статуе, основываясь на аргументе секуляризма, и сохранять саму статую, которая изображает святого! (Бывший папа был канонизирован в 2014 году. Но это уже другой вопрос).

Вернёмся к уличным молитвам. Мусульмане из Клиши, как мы уже говорили, вооружились аргументом французского девиза, в котором фигурирует слово свобода. Молясь на улице, мусульмане Клиши нарушают свободу других людей, будь то атеисты или верующие других религий. Если магазины не могут нормально функционировать и горожане не могут свободно передвигаться по городу, о чём свидетельствует в СМИ мэр города Клиши, то они лишены свободы. Таким образом, принципы демократии нарушаются.

В таком контексте возникает вопрос : не являются ли эти уличные молитвы манипуляцией, провокацией или прозелитизмом ? Как объясняет Николя Каден, генеральный докладчик из Обсерватории светскости в интервью на RMC и Numéro 23 в июне 2017 г, « в юриспруденции прозелитизм не относится к символам, а к поведению человека ».

« Kонституции стран и права человека не могут соперничать с религиозными идеалами »

В Испании, где сравнительно недавно (после режима Франко) другие религии, кроме католичества, стали получать официальный статус (но не равные права, так как Католическая Церковь имеет конкордат с испанским государством), — православные, которые находятся в меньшинстве, как и мусульмане во Франции, порой по несколько лет пытаются найти место для служения.

Три года назад в городе Сан-Себастьян православной русской общине предложили переехать из центра города на окраину, точнее в пригород Еррентерия. Ситуация, напоминает ту же, что и с мусульманами из Клиши, но православные не стали служить перед мэрией в знак протеста. Почему?

Мы спросили протоиерея Георгия Ашкова, настоятеля этой общины. «Да просто потому, что мы уважаем законы и культуру страны, которая нас приняла, наши верующие интегрируются в общество, изучают языки, причем в Сан-Себастьяне это не только испанский, но и язык басков. Мы бережно храним свои традиции и относимся с уважением к местным, особенно к религиозным», — отвечает отец Георгий.

В тоже время священник удивлен противоречивой позицией французских властей : «Мэры городов протестуют против молитв мусульман на улицах и в тоже время сносят кресты на памятниках христианских святых. Произошла подмена понятий. Религия — духовная область всякого народа, она формирует традиции и культуру, напомню, что слово культура в европейский языках как раз имеет своим корнем слово «культ».

Если вы вытесняете из общественной жизни христианство, то на его место придет иная религия с иной традицией и культурой. Например в Советском Союзе всякая религия была гонима, и атеизм стал столпом новой идеологии. Быстро стала расти новая квази-религия с культом вождей, своими квази-мощами в мавзолее, «крещением» в пионеры, демонстрациями по праздникам с портретами членов ЦК партии — как подражание церковным процессиям с иконами и прочими атрибутами. Несмотря на то, что религиозные моральные нормы входили и сейчас отчасти имеют место в законодательствах разных стран, корень проблемы в другом. Конституции стран и права человека не могут соперничать с религиозными идеалами, не могут их заменить, это разные категории. Поэтому вовсе неправильно французам, даже атеистам, отказываться от своей истории, это отказ от своей культуры, которая во многом сформирована христианским культом».

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправить сообщение об ошибке
  1. (обязательно)
  2. (корректный e-mail)