Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
пятница, 21 июля 2017
пятница, 21 июля 2017

На временном ангажементе в Елисейском дворце или первые леди Олланда

Кира САПГИР 13:59, 30 января 2016ОбществоРаспечатать

С 28 января во Франции на прилавках книжных магазинов на видном месте красуется книга «Жюли Гайе на временном ангажементе в Елисейском дворце» (Изд. Moment). Авторы книги с довольно-таки ехидным названием — журналисты Соазиг Кеменер, (журнал "Марианна») и Франсуа Обель («Ле Фигаро»).

Le livre «Julie Gayet, une intermittente à l'Elysée» (éd. du Moment) est paru en France le 28 janvier dernier. Ecrit par les journalistes Soazig Quéméner et François Aubel cet ouvrage brosse le portrait du couple « actrice — président ».

Ж.Гайе на Каннском фестивале 2014. https://en.wikipedia.org

«Мой возлюбленный хороший едок и плохой щеголь», — мнимо-простодушно высказывается киноактриса и продюсер Жюли Гайе, первая леди (вторая по счету) в Елисейском дворце — и третья гражданская супруга первого лица Пятой Республики...

Козырные дамы сердца Франсуа Олланда

Этих козырных дам у Олланда было три.

Дама треф — Сеголен Руаяль. Сокурсница Олланда по Национальной школе управления (ENA), его соратница по соцпартии. Они стали гражданскими супругами еще на факультете, прожили 30 лет вместе и родили четверых детей.
На выборах 2007 года Сеголен Руаяль стала первой женщиной-кандидатом на пост президента Франции, в соревновании с Николя Саркози вышла во второй тур, но потерпела поражение. А накануне парламентских выборов Руаяль и Олланд расстались.

В 2010 г. Сеголен Руаяль была избрана (на второй срок) главой региона Пуату-Шарант, набрав более 60% голосов. Тогда же она объявила о намерении вновь выставить кандидатуру во время президентских выборов в 2012 году, не прошла праймериз, и победил Олланд.
В апреле 2014 года Сеголен Руаяль вошла в правительство Манюэля Вальса — получила пост министра экологии, устойчивого развития и энергетики. На эту должность её определил гражданский экс-супруг, он же президент Франции — не оставлять же ни с чем мать своих четырех детей!

Дама пик — Валери Триервейлер

Следующей Первой леди Франции в эпоху правления Олланда стала Валери Триервейлер, урождённая Массонно. Франсуа Олланда она соблазнила еще в 2005 году, когда тот состоял в, казалось бы, «святом» гражданском браке с Сеголен, а Валери была замужем. В 2007-м Валери с Франсуа оповестили общественность о своей связи. И вечером 15 мая 2012 г., в день победы Олланда на выборах на площади Бастилии ликующая Триервейлер поцеловала новоизбранного президента в губы при всем честном народе и на глазах у Сеголен Руаяль.
«Пробивашись в дамки», Триервейлер думала, что затмит Сеголен, которой остро завидовала. Она излишне активно повела себя в Елисейском дворце: постоянно вмешивалась в дела соцпартии.
Вскоре Олланд начал понимать — его гражданская жена, скорее обуза, нежели опора. Да и в народе ее недолюбливали — считая (не без основания) стервой.

Гром среди зимы в Елисейском дворце

...Близился канун нового, 2014-го года. Канцелярия президента Франции вовсю готовилась к первой в Новом году встрече главы государства с прессой. И тут грянул скандал! Таблоид «Closer» опубликовал оглушительную новость: у Франсуа Олланда новая фаворитка, знаменитая киноактриса Жюли Гайе, к которой он, де регулярно наведывается в ее лофт, лихо оседлав ретивый скутер.
Что тут началось! Триервейлер была доставлена в больницу с диагнозом «нервный срыв». Было это 10 января. А 13 января ее отлучили от президентского будуара — банально выставили из Елисейского дворца, как зарвавшуюся содержанку. И 25 января 2014 года президент Франции Франсуа Олланд объявил публично о разрыве отношений с Валери Триервейлер.

Дальнейшее общеизвестно. Пылая местью, экс-подруга президента выпустила бестселлер «Спасибо за это мгновение!». Там В. Триервейлер выворачивает наизнанку все альковные тайны президента. Она, оказывается, сохраняла все его послания на свой мобильник, и — самое ужасное — процитировала его циничные шуточки, упрекала бывшего сожителя в лицемерии: «Он (Олланд) изображает из себя человека, который не любит богатых. На самом же деле президент не любит бедных. Он, представитель левых сил, за глаза называет их «беззубыми» и весьма гордится этим своим юмором». Нечего и говорить, что Франсуа Олланд после прочтения скандальных мемуаров пришел в ужас!

Червоная дама — Жюли Гайе

43-летнюю Жюли Гайе никак не назовешь «прекрасной незнакомкой»: она снималась, по меньшей мере, в пяти десятках фильмов и за роль в фильме Sélect Hôtel (1997) признана лучшей европейской актрисой года.
Она — из почтенного клана медиков и антикваров. Ее дед был героем Сопротивления, обладателем наград за борьбу с гитлеровцами. Жюли Гайе, как и вся ее семья придерживается левых взглядов, в юности входила в «Объединение коммунистической революционной молодежи». Словом, по общественному статусу и мировоззрению Жюли Гайе относится к т. наз. «икорным» (т. е. на жаргоне «бо-бо» — богемной буржуазии — обеспеченным) левакам.
И такую милую и при этом прекрасно воспитанную даму, цитируя Гоголя, «приятную во всех отношениях» куда как труднее живописать, нежели «бешеную» Триервейлер!
«Нормальная» спутница «нормального» президента

«Я буду нормальным президентом», пообещал избирателям Франсуа Олланд во время предвыборной компании. Иначе говоря, пообещал быть не как Саркози с его вычурностью, заносчивостью, надменностью.
И в биографической книге о Жюли Гайе новая спутница президента-социалиста выглядит воплощением такой «нормальности» — а на самом деле, примером добротного воспитания и хорошего вкуса. «Она очень дискретна и изо всех сил старается не афишировать свои взаимоотношения с главой государства», — пишут авторы книги, Кеменер и Обель. «В ней совсем нет чванства», — продолжают они. «Она старается не выделяться, быть с приятельницами и приятелями по-прежнему на равных. Направляясь на вечеринку, способна, например, спросить для смеха: «Ну, а парни будут?»»
Так, шаг за шагом, от анекдота к светской сплетне, с легкой насмешкой, но не без симпатии, авторы рисуют портрет женщины разумной, уравновешенной, с чувством собственного достоинства.

«Жюли Гайе стремится изо всех сил быть самодостаточной. Для нее главное — ее профессия»,

пишут авторы книги. «По утрам она лично покупает газету в близлежащем киоске. И живет она в скромном квартале, в 11 парижском округе (NB — в непосредственной близости от разгромленной редакции «Шарли Эбдо и театра «Ба-та-клан», ставшим местом кровавых трагедий — Прим. автора). И в город либо в гости к приятелям ездит не на государственном лимузине, а на обычном белом Ситроэне. Что до Елисейского дворца — и там, конечно, мелькает ее силуэт — в основном, по выходным, когда дворец пустеет...»
Короче, судя по книге «На временном ангажементе в Елисейском дворце», похоже, что в интимной жизни президента наконец-то воцарилась love story. Хотя при этом сама книга у Олланда особого восторга не вызывает. Более того: государственный муж приходит в ярость всякий раз, как его спутницу называют «Первой дамой»!
Ведь даже на торжественную церемонию в честь 75-й годовщины судьбоносной речи лидера «Сражающейся Франции», Генерала де Голля, Жюли Гайе явилась в сопровождении деда — ветерана Сопротивления. И президент сделал, как говорят в Одессе, «незнакомый цвет лица» — не обменялся с подругой ни словом.
«В Елисейском дворце Жюли Гайе не играет роли официальной фаворитки (à la мадам Помпадур)», читаем в книге. «Она проникает туда беглой тенью, со стороны сада, и никогда с парадного входа». И далее, там же, со слов кого-то из челяди: «Ее не видно, не слышно, о ней не говорят — и сам глава государства о ней молчит».

Хотя, конечно, шила в мешке не утаишь.

И авторы нынешней биографии угощают своего читателя целой охапкой ранее неизвестных мелких и крупных фактов. Выясняется, например, что Ф. Олланд прошлым летом отдыхал не в Воклюзах, по-холостяцки, — но вместе с Жюли Гайе, в департаменте Вар, в апартаментах, одолженных Жан-Пьером Жуйе, госсекретарем Франции по европейским делам.
Впрочем, Жюли Гайе — не из тех, кто грузит окружающих. «Она из того круга общества, в котором непреложный закон — сдержанность и деликатность», — приводят авторы книги высказывание кого-то из ее друзей.

«В этом обществе бытует тот же девиз, что и у английской королевы: Never explain, never complain» — «Не выясняй отношения и не жалуйся».

Что до самих отношений между Жюли и Франсуа, они, судя по всему, самые романтические, нежные, и — совсем... «нормальные»! Что же до штампа в паспорте, подвенечной фаты и прочей мещанской мишуры — они, по мнению обоих, обождут, по меньшей мере, до предстоящих в 2017 году президентских выборов.
При этом Жюли Гайе все-таки играет кое-какую роль в плане культурной политики Елисейского дворца. «Она использует свои медийные связи дабы поправить пошатнувшийся престиж возлюбленного», цитирует книга высказывание кого-то из окружения актрисы. И такая поддержка весьма своевременна, ибо, как говорят злые языки, во французском минкульте неблагополучно. Впрочем, после Джека Ланга в этом министерском кресле, неблагополучно всегда — и, похоже, навсегда.
***
...Времена и нравы меняются, и притом иногда в лучшую сторону. Ведь и до Франсуа Олланда французские президенты — будь то Жискар д'Эстен, Миттеран, Ширак — взапуски гоняли за прекрасным полом, и пресса скромничала. А любовные истории действующего президента Пятой республики обсуждают в прессе, и не только в желтой. Ибо сняты табу.

7 комментариев

  1. Слава:

    Умный и забавный рассказ о галантной Франции наших дней! Содержательно, а читать приятно и не скучно.

  2. И. Коркин:

    «Гош-кавьяр»-ная родня Первой леди еще и масоны высокого ранга. Но это хороший выбор.

  3. Вендель Круз, Бртислава:

    Как это часто бывает во французской политике: ИЩИТЕ ЖЕНЩИНУ!

  4. Bear:

    Валери Триервейлер французы в разговоре называли « Ротвейлер »

  5. Оксана Ч.:

    Читать про вечно галантную Францию, так же как говорить правду, легко и приятно. И психологические портретики величиной с почтовую марку, четкие все равно

  6. Алан:

    Франция была галантной надо пологать где-то в 1870-х годах, с тех пор от этого осталась пустая торговая нрклейка, за которой по все видимости ничего не скрывается. То, что французские президенты остаются особами мужского пола тоже вроде никого в умиление (или негодование) приводить не должно.

  7. Алан:

    Кастати фраза Олланда о бедных вырванная из контекста может звучать и совершенно иначе: беззубые, потому что бешенными забастовками не способны вырвать для себя лучший кусок.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.