Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
суббота, 20 января 2018
суббота, 20 января 2018

Оружие массового выражения

Елена КОНДРАТЬЕВА-САЛЬГЕРО 0:01, 11 марта 2014ОбществоРаспечатать

Цезари и плебеи в одном одинаковы – и тех, и других знают исключительно по тому плохому, что о них говорят. Нет, это не я сама такая умная, это я где-то прочитала и долго думала, прежде чем вникла окончательно.

Les Césars et la plèbe ont une chose en commun : on ne les connaît guère qu’à travers ceux qui en disent du mal. Non, ce n’est pas moi qui ai trouvé une chose aussi intelligente toute seule : je l’avais lu quelque part et je réfléchis longtemps, avant d’en pénétrer le sens pour de bon.

 

revolution

©el-kons

Вот эти самые дурно говорящие о Цезарях, потому что считают себя несоизмеримо лучше оных, и о плебеях, потому что считают себя несоизмеримо выше иных, и есть основной мозговой ресурс, усиленно питающий «движущие силы» любой революции. Грубо говоря, просветители. Изящно выражаясь, информационные жонглёры.

Овладение несложным кодом, недолгая тренировка – и полный вперёд, на арену общественно-политических гладиаторств. Риск минимален: любая неловко оброненная булава немедленно списывается на отвлекающий манёвр репрессивных органов, стоит лишь снять крупным планом раненую ногу, на которую она упала, и распостить подходящее фото, отретушированное праведными комментариями.

Один очень профессиональный, теперь тихо спивающийся на заслуженную пенсию фотограф, достигающий обычно к десерту высшей степени покаяния, честно рассказывает, как за долгие годы работы в известной газете пронзительно либерального толка он был вынужден не снимать митингующих левых «революционеров битого стекла и шустрого булыжника», пока они бросали чем попало в тёмные силы полиции, терпеливо дожидаясь команды на разгон демонстрации, когда тёмные силы, наконец, опускали щиты и начинали теснить защитников прогресса и справедливости. Вот тогда, по его душевному признанию, он ловко влезал в самую смятку и строчил аппаратом, как из пулемёта, руководствуясь двуликим принципом «шеф разберёт своих».

Шеф разбирал без особых трудностей: задорные манифестанты старались раскрывать рот пошире и извиваться в муках творчества, когда тёмные силы с непроницаемыми лицами за бесчеловечными шлемами, только что принявшими невидимыe миру удары, силой оттаскивали «мирных демонстрантов» от окружающих в удручающую действительность предварительного заключения.

Получалось всегда именно то, чего желала редакция. И никаких угрызений ничьей совести: «Мы же знали, что «правые» коллеги обязательно подадут оборотную сторону Луны: у них мирныe демонстранты лупят безмолвствующую полицию чем Бог послал. У нас – полиция чешет демонстрантов. Всё поровну, значит, справедливость освещения событий торжествует».

Для того, разумеется, кто потрудится вникнуть в обе версии. А кто, по-вашему, потрудится? Ну, кроме особо любопытных, думающих самостоятельно, на основе потраченных «направо» и «налево» усилий и полученной оттуда и отсюда информации. И сколько их, таких?

В том-то весь и фокус, что не потрудятся ни Цезарь, ни плебей, а промежуточная прослойка вообще удовлетворится шапками заголовков: «побузили – получили», а что, собственно, у нас пожрать на сегодня?.. Каждый вычитает ту информацию, которая способствует его личному пищеварению, а не пучит ему внутреннюю гармонию ядовитыми газами внезапных сомнений.

Поэтому, как в старой мудрой притче о властителе, призвавшем слепцов, приказавшем им ощупать придворного слона и рассказать, на что он, по их слепому мнению, может быть похож, общая картина благородного животного выпишется в весьма абстрактном стиле с элементами реакционной босховщины и упрощенческой кандинoвщины: те, кто щупал ноги, заговорят о массивных колоннах; те, кому достался живот, возможно, помянут пророка в брюхе у кита; те, кто наткнулся на бивень, запоют о рогах изобилия, и даже страшно подумать, чего смогут понарасписывать те, кто подёргает хобот.

Всё дело упрётся, как всегда, в средства выражения, которыми не погнушается ни одна из сторон.

Например, пытаясь удержать за хвост события последней Олимпиады, в день её открытия я читала справа: «церемония стартовала в присутствии многочисленных гостей». А слева о том же самом событии: «на балконе станции московского метро трое смельчаков развернули простыню с мужественной надписью «Позор ворам и паразитам!», пока четвёртый смельчак дрожащею от гнева рукой снимал их подвиг на собственный мобильник». Справа: «...после поднятия олимпийского флага начинается небывалое представление». Слева: «...после нескольких минут напряжённого ожидания все четыре смельчака бросились к выходу из метро» (расталкивая случайных пассажиров и с недоумением глядящих им вслед кровавых правоохранителей, так и не сообразивших, кого и за что тут следует растерзать).

Смельчаки с простынёй ещё несколько последующих за подвигом дней отсиживались в подполье, делясь своими храбрыми опасениями с сочувствующими в соцсетях и одновременно заполняя передовицу, транслирующую игры с огнём правосудия, но, к глубокому разочарованию передовой газеты, которая, как салютом, откpыла смельчаками позорную Олимпиаду, за ними так и не пришли. И если б не передовая газета, их подвиг так и остался бы запечатлённым лишь в зрачках ничего не уразумевших прохожих. Это в России.

Во Франции. Слева: «...игры, конечно, прошли благополучно, но как-то, знаете, без души». Справа: «…великолепная демонстрация духа всё ещё великой страны».

Пример, ещё пример! Слева во Франции: «предполагаемая любовница Путина», но «подруга Франсуа Олланда». Код, который следует соблюдать даже в частных разговорах. —

Скажите, так которая всё-таки там любовница Путина, никак не пойму?

— Да, отвечаю, я тоже совсем запуталась, которая всё-таки подруга Франсуа Олланда? — А вы знаете, сколько народных денег ваш президент ухнул на эти игры?!

— А вы в курсе, на какую сумму вторая подруга вашего президента, обнаружив наличие у оного третьей подруги, набила в президентском дворце морд сотрудников и ваз эпохи Минг? Между прочим, народное достояние. На сумму в семизначных цифрах.

— Откуда вы знаете?!

— Элементарно: читаю прессу.

— Правую?!

— Нет, со всех, знаете, сторон. А вы что читаете? — Мне некогда читать и я не желаю, чтобы меня зомбировали!

— Откуда же вы достаёте информацию, если не из широких штанин СМИ?

— Ну, знаете, мы всё-таки не плебеи какиe-нибудь, у нас своё мнение имеется...

Это не пародия, а дословный перевод. Чувствуете разницу? А какую? Между Цезарем и плебеями? И кто есть кто, и кто есть где? О плебеях опять дурно отозвались, а жаль. Тут за день так накувыркаешься (как плебей какой-нибудь!), пытаясь со всеми разобраться: кто справа чешет, кто слева лупит, у кого какие претензии и амбиции и за что, собственно, Цезарю – Цезарево, а всем сёстрам – по ушам. Ан, глядишь, а те и не тужили, и не тужились, а своё мнение имеют.

Сейчас вот каждый (из тех, кому вообще интересно) имеет своё мнение о Майдане, России, глобальном потеплении и ценах на бензин. И при случае ненароком считает своим долгом это мнение сообщить и пришпилить гвоздицей в петлицу. Майдан – это теперь оружие массового выражения чувств к России. Да ещё Крым, совсем свежий, который не все умеют на карте показать, но все точно знают, каким боком и к кому России следует поворотиться, чтобы и овец не забрить, и волков не задеть.

Главное вслух и своими словами, как запечатлел в своё время как раз один из тех Цезарей, о ком снова стало модно плохо говорить: «чтобы дурь каждого всем видна была». Во Франции пока тактично попрекают и слева, и справа, дескать, вы всё-таки там поаккуратнее, смотрите не развяжите ничего другого, кроме языков.

Но есть и такие, кто подмигивает, не теряя самообладания: ничего-ничего, вы опять выкрутитесь, вот увидите. У вас так много всего, хоть всё так напутано и непонятно...

Да, говорю, у нас всего много: кот и кит, мир и мор, и ещё есть русская зима и старая традиция, обильно отражённая в кинематографе: кто прёт с мечом, тот обычно долго сидит где-нибудь под Смоленском.

А мы, конечно, выкрутимся когда-нибудь. И ещё кому-нибудь опять поможем.

Ce sont précisément ceux qui disent du mal des Césars, parce qu’ils se considèrent infiniment meilleurs qu’eux, et de la plèbe, parce qu’ils se considèrent de loin supérieurs, qui constituent la ressource cérébrale servant de force motrice à toute révolution. Vulgairement parlant, les éclaireurs. Dans un langage plus raffiné, les jongleurs d’information.
Il suffit d’assimiler un code pas très compliqué, ainsi que de subir un  premier entraînement, pour faire ses premiers pas sur l’arène des gladiateurs sociopolitiques. Le risque est minime : n’importe quel raté lors du jonglage est immédiatement attribué à la diversion de la part des organes répressives, du moment où l’on peut faire un gros plan du pied sur lequel la mauvaise info est tombée et re-twitter à gogo la photo de la « blessure », munie de commentaires dûment retouchés.
Un photographe professionnel, depuis quelque temps à la retraite bien méritée, sombrant doucement dans l’alcool, pour atteindre vers le dessert le plus haut degré de repentir, raconte sincèrement comment, durant de longues années de travail pour un journal « résolument à gauche »,  il était obligé de ne pas prendre en photo les révolutionnaires du pavé et des vitres brisées, tant qu’ils jetaient leurs « outils » sur les forces sombres de la police. Il attendait patiemment l’ordre de dispersion de la manif, quand les forces sombres baissaient enfin leurs boucliers et commençaient à repousser les défenseurs du progrès et de la justice dans le monde.  C’est alors que selon ses propres aveux, il se faufilait au cœur même de la pagaille et mitraillait avec son appareil, conformément au principe à double face « le chef reconnaîtra les siens ».
Le chef reconnaissait sans trop de difficultés : les braves manifestants s’escrimaient à ouvrir grand la bouche et à se tordre dans les spasmes de leurs créativité, tandis que les forces sombres, derrière les casques inhumains, qui venaient de recevoir des coups invisibles, au plus grand nombre, tiraient les « manifestants pacifiques »  de la réalité ambiante à la réalité préventive.
Il arrivait à avoir sur sa pellicule exactement ce qu’il convenait à sa rédaction. Pas de remords ni de mauvaise conscience : « Nous savions bien que les collègues de droite montreront l’autre face de la lune : chez eux, les manifestants tapent sur la police silencieuse, avec ce qui vient sous la main. Chez nous, la police coiffe les manifestants. Moitié, moitié, alors, la justice est rendue ».
Pour celui, s’entend, qui se donnera la peine de prendre connaissance des deux versions du même évènement. Mais qui se donnera la peine ? A part les tout particulièrement curieux qui ont l’habitude de réfléchir par eux-mêmes, sur la base des efforts fournis à gauche, comme à droite, et des informations ainsi obtenues des deux côtés. Croyez-vous qu’ils seront nombreux, ceux qui feront ainsi ?
Le hic est que ni César ni la plèbe ne le feront et que la couche intermédiaire, elle, se contentera de parcourir les titres : « ...semèrent le désordre ... eurent leur dû », et qu’est-ce qu’on mange ce soir ?..
Chacun sélectionnera l’information qui convient le mieux à sa propre digestion et non celle qui rajoute les flatulences d’un doute dans son harmonie intérieure.
C’est pourquoi, comme dans la vieille fable du souverain qui appela à sa cour des aveugles, pour leur demander de tâter son éléphant et de décrire ce qu’ils percevaient – le tableau du noble animal se présentera dans un style très abstrait, avec des éléments du Bosch mélangé à du Kandinsky : ceux qui tâteront les jambes de l’éléphant, parleront des colonnes massives ; ceux qui auront à tâter le ventre évoqueront probablement le prophète et sa baleine; ceux qui heurteront une défense chanteront la corne d’abondance et l’on frémit à la pensée de ceux qui tâteront la trompe...
Comme toujours, tout sera l’affaire des moyens d’expression que choisira chacun des intéressés.
Par exemple, en essayant de maintenir la main sur le pouls des derniers Jeux Olympiques, le jour de leur ouverture, je lisais en direct,  à droite: «... la cérémonie prit son élan, en présence de nombreux invités... ». A gauche, sur ce même évènement : « ...dans une station de métro moscovite, trois opposants déployèrent un drap avec l’inscription courageuse « Honte aux voleurs et aux parasites ! », pendant que le quatrième opposant filmait leur exploit à l’aide de son portable ».
A droite : « après la levée du drapeau olympique, un spectacle grandiose commence ». A gauche : « ...après quelques minutes d’attente tendue, les quatre opposants courageux se ruèrent vers la sortie du métro » (bousculant dans leur fuite de rares passagers, ainsi que des gardiens de l’ordre ébahis, qui bêtement n’eurent pas le temps de réaliser qui il fallait oppresser au nom du régime sanguinaire).
Les courageux avec leur drap passèrent les quelques jours suivants dans la plus totale clandestinité, partageant leurs impressions sur les réseaux sociaux et remplissant à eux seuls les titres du vaillant journal qui avait ouvert par leur exploit les « jeux olympiques de la honte », mais qui déchanta très vite, car personne ne vint chercher et coffrer les courageux. N’était-ce le vaillant journal, leur exploit serait à jamais resté imprimé uniquement dans les pupilles des passants qui n’avaient rien compris à sa grandeur.Ca, c’est en Russie.
En France. A gauche : « Les Jeux se déroulèrent sans problème particulier, mais ni le cœur ni l’ambiance n’y étaient pas ».  A droite : « une excellente démonstration de l’esprit d’un pays toujours aussi grandiose ».
Un exemple encore.  A gauche : « la maîtresse supposée de Poutine », mais « la compagne de François Hollande ». Le code qu’il convient de respecter même dans les conversations privées :
— Dites-moi, je n’arrive toujours pas à comprendre, laquelle est maintenant la maîtresse de Poutine ?
-Oui, je réponds, moi non plus je n’arrive pas à comprendre laquelle est maintenant la compagne de François Hollande ?
— Mais vous savez, combien d’argent de contribuables votre Président a versé dans le gouffre de ces Jeux ?!
— Et vous savez combien coûtait le vase de l’époque Ming que la deuxième compagne de votre Président, ayant découvert l’existence de sa troisième compagne, a fracassé, en présence d’un nombreux personnel du Palais de l’Elysée ? C’est le patrimoine national, à propos soit dit, en huit chiffres...
-Comment le savez-vous ?!
-Elémentaire :je lis la presse.
-Droite ?!
-Non, de tous les côtés. Et vous, que lisez-vous ?
-Je n’ai pas le temps de lire et je ne veux pas être influencée dans mes opinions!
-D’où alors sortez-vous vos informations, si ce n’est des hangars spacieux des mass media ?
— Ca alors, mais on est pas comme la plèbe, on a son opinion propre !..
Ceci n’est pas une parodie ni une caricature, mais un dialogue bien réel, ordinaire, quotidien. Sentez-vous la différence ? Et laquelle ? Entre le César et la plèbe ? Qui est qui et qui est où ?..On a encore dit du mal de la « plèbe » et c’est dommage. Parce que les uns s’escriment à comprendre (comme la plèbe !) ce qui se passe, qui tape à droite, qui pousse à gauche, quels sont les griefs et les ambitions des uns et des autres, et pourquoi à César ce qui est à César, alors que d’autres n’arrivent pas à joindre les deux bouts de la même ficelle. Et il y en a qui ont tout compris, sans se fatiguer à chercher.
Aujourd’hui, par exemple, chacun de ceux qui s’y intéressent, a son opinion sur l’Ukraine, la Russie, le réchauffement planétaire et les prix de l’essence. Et tout un chacun se croit obligé d’afficher cette opinion, comme un oeillet dans sa boutonnière, dès que l’occasion se présente. L’Ukraine est devenue l’arme d’expression massive envers la Russie. Plus la Crimée, tout fraîchement arrivée à la une : peu nombreux sont ceux qui savent la trouver sur une carte, mais innombrables ceux qui savent sans l’ombre d’un doute, qui sont absolument formels, de quel côté et vers qui la Russie devrait se tourner pour ne pas tondre les moutons ni heurter les loups.
L’essentiel bien entendu est que chacun s’exprime à haute voix et par ses propres mots, comme le définit en son temps l’un de ces Césars dont il est récemment revenu à la mode de dire du mal : « pour que la folie de chacun soit visible à tous »*.
En France, en ce moment, on se contente de déployer des mises en garde pleines de tact : « faites gaffe de ne pas délier autre chose que les mauvaises langues... »
Mais il y en a aussi qui clignent de l’œil, sans perdre leur sang-froid : ça va aller et ça ira, vous en sortirez, vous verrez...Vous avez tellement de choses en Russie, même si tout y est si compliqué, si emmêlé, si embrouillé et impénétrable...
Oui, je réponds, nous avons plein de choses, bonnes et mauvaises, grandes et petites, stupides et sages, pacifiques et agressives. Nous avons le fameux hiver russe et une vieille tradition, amplement reflétée dans notre œuvre cinématographique : qui vient avec le glaive – reste coincé longtemps, quelque part, du côté des forêts de Smolensk...
Mais nous nous en sortirons un jour, c’est sûr. Et nous aiderons encore quelqu’un d’autre...
*paroles de Pierre Ier.

 

30 комментариев

  1. Егорова:

    Согласна с автором, мало что меняется в СМИ. Очень чувствуется способ зарабатывания денег что называется «любой ценой»

  2. Roksolana:

    Informacia v presse,radio iTV France -za predelami daje dopystimoilji i zla!No v celom-ot nedostatka yma i mydrosti!

  3. А.К.:

    Ну что сказать... Массовой, как поп-корн или биг-мак, журналистике, видимо, так на роду и написано — навсегда оставаться профессией, которую по её древности любят сравнивать с проституцией. Более того, чем дальше, тем всё меньше оба явления — и журналистика, и проституция различимы — по методам работы и по результатам. Минувшая Олимпиада и уже хронический Майдан — лишь наиболее яркие, на мой взгляд, доказательства моей правоты. Дальше следует ожидать высококачественного обслуживания путанами пера самых роковых событий на несчастной Украине, которых с лихвой, пожалуй, хватит до начала ЧМ по футболу грядущим летом. Нас ждут сплошные и — главное — дармовые — удовольствия. Вот только бы не подцепить через эти самые СМИ трудноизлечимой душевной гонорреи...

  4. Вероника:

    Очень точно замечено по поводу реакции на Олимпиаду и подруг-любовниц Президентов. Спасибо за статью.

  5. Жанна Д.:

    Это точно — каждый нынче имеет своё мнение о Майдане. Хотя ещё каких-то пару недель назад многие такого названия вообще не знали ! Человек и его сущность всегда ярко провляются в каждой критической ситуации.

    А вообще, мне кажется, что каждый обо всём судит исключительно в меру своего воспитания и образования. И даже СМИ тут ни при чём... Хотя, конечно, они «помогают» подчас определиться с мнением. Вопрос только в том, какая газета тебе первой попадётся на глаза, чьё мнение и фотографии вольются в тебя первой струёй... Т.к. обычно за второй и последующими источниками информации тянуться уже неохото... К сожалению.

  6. Arvid:

    Ну и лихое же перо у Кондратьевой! Не все понятно, но все занятно.

  7. DS:

    Статья — страстно-затейливый бред Главное, чтобы никто атомную кнопку нечаянно не задел.

  8. Alena:

    А перу Крона что, лихости не хватает?

  9. Читатель-автору:

    Раньше, когда автор писала заметки о Франции, о старой России во Франции и пр., было мило. Все отметили хороший слог, оригинальный выбор тем, благожелательный подход. А нынешние упражнения в стиле типа «Клеветникам России» полны пафоса, а пафос смешон и даже неуклюж . Головокружение от успехов?

  10. автор-Читателю:

    Я уважаю Вашу точку зрения. Но у меня, к сожалению, есть своя.

  11. margo:

    а мне вот например гораздо более интересна у этого автора именно публицистика, чем обычные репортажи Россия-Франция-дружба-фройнштадт и тп.на некоторых авторов ходишь по разным изданиям, как по театрам на определённых актеров. так что, каждому свое.

  12. Читатель-автору:

    Ну отчего же «к сожалению»? Одним нравится информация, другим навязанный пафос.

  13. автор-Читателю:

    Вопрос, конечно, в том, кто кому и что конкретно навязывает: автор — читателю, пользуясь Вашим же удачным выражением «в стиле типа», например, элементарное уважение к мнениям не совпадающим с Вашим, или читатель-автору, используя откровенно уничижительные формулировки, «в стиле типа», пиши вот так, а не эдак, и об этом, не о том. Думаю, Вам лучше не тратить Ваше читательское время на раздражающих Вас людей,в стиле типа данного конкретного автора.

  14. Читатель-автору:

    OK больше не буду

  15. Alena:

    Автор, поздравляю. Настоящая литературная деятельность начинается именно тогда, кога появляются ПОСТОЯННЫЕ критики, ПОСТОЯННО срывающиеся на указания как и о чём вам писать, что важно, непременно в презрительном тоне! эх, заживём! Жаль, Bear молчит, но руки потирает с удовольствием.

  16. автор:

    «Вот и славно! Трам-пам-пам!..»©

  17. А.К.:

    Читателю:

    «Раньше... было мило»

    А теперь смешной, видите ли, пафос. А главное, чтобы было мило. А вот мне, вообразите, Ваше «мило» смешно до колик :)) Так что ж бедному Автору делать с нами? По-моему, ничего особенного — просто писать как хочется, чтобы было: кому мило, а кому смешно.

  18. Arvid:

    Алене:

    «А перу Крона что, лихости не хватает?»

    Мне нехватает литературного таланта. У Кондратьевой несомненный литературный талант, она им пользуется, от этого статья приобретает определенный шарм, и злоупотребляет, увлекаясь игрой слов, так что теряется смысл. Но совместить понятность и красивость вообще очень трудно, так что приходится выбирать одно из двух.

  19. Арвиду:

    А с какой радости вы так фамильярно упоминиаете автора по части фамилии, будто речь идёт о школе, где вы-профессор?

  20. Bazaroff:

    Друг Аркадий, не говори красиво

  21. Michel:

    Всё блестяще понятно, только это не устраивает политкорректных лакеев Запада

  22. Arvid:

    Настоящий интернетовский сайт — кроме хамства ничего путного найти невозможно.

  23. Арвиду:

    А ваши реплики, где вы обращаетесь к автору по фамилии, без обиняков, это конечно высший класс: «а я стою на сцене в белом жабо!»

  24. Arvid:

    Анониму.

    Прошу прощения: Кондратьева-Саленгро,

  25. Bazaroff:

    И истерики кликуш разного пола

  26. Арвиду:

    Например, истерики Базароффых или A. Кранов.

  27. Bear:

    « …“а я стою на сцене в белом жабо!” »

    Кого-то мне этот аноним, отвечавший Арвиду, до боли напоминает. Близкая фраза встречалась и в дискуссих со мной. Эклер проклятый... Никак не могу вспомнить. Но на досуге обязательно пороюсь в архивах Rusoch’а

  28. Alena:

    Дорогой Bear! Хотелось бы взять её себе, но плагиатом не страдаю, хоть фразу эту тоже имею обыкновение цитировать, уж очень хороша:это старый наекдот, с поручиком Ржевским.

  29. Wang A:

    Comme toujours Elena, vous appuyez du doigt, dans les côtes du lecteur lambda qui s'assoupit doucettement pendant la lecture de ses media fast food qui lui livre une réflexion pré-machée, pré-digérée... du monde comme il va... et de la Russie éternelle... Il y a encore peu c'était l'Ogre Rouge, ne l'oublions pas...

    Mais êtes-vous sûr que le dit lecteur ait envie d'être réveillé ?

    La lecture impartiale de l'actualité, dans notre monde de sur-information, existe-t-elle vraiment ?

    N'est-il pas plus confortable de choisir un camp et de se dire qu'on est forcément dans celui de ceux qui ont raison ?

    Et puis reconnaissez-le, il faut toujours pouvoir compter sur un ou deux grands MECHANTS... Et j'ai comme l'impression qu'il y a des nostalgiques de la guerre froide, qui auraient bien envie qu'on recommence la lecture du monde mode binaire, noir versus Blanc, gentils contre méchants...

  30. Reali Chiara:

    La veritè est dans l'oeil de celui qui regarde...! Que faire que penser? Rien n'a changé depuis Platon...

    Chiara

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправить сообщение об ошибке
  1. (обязательно)
  2. (корректный e-mail)