Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
четверг, 21 июня 2018
четверг, 21 июня 2018

Визионерские ландшафты

Анастасия АБРАМОВА-КОРБИНО 0:53, 25 апреля 2013ОбществоРаспечатать


Визионерские ландшафты (фр. «environnements visionnaires») — это придуманные и рукотворные миры визионеров-мечтателей, чаще всего не имеющих профессиональной и художественной подготовки.

В этом концепте есть что-то от вернакуляра — практики самоучек, использующей характерные для данной местности приемы и материалы. Первыми вернакулярами несомненно были менгиры, дольмены и другие мегалиты, имеющие в основном культовое и мистическое назначение. Современными примерами являются русская изба, украинская хата или альпийское шале. Стихийная, бесплановая или народная стройки также подходят под эту категорию.

Les environnements visionnaires sont des mondes imaginés, fait manuellement par des visionnaires rêveurs qui, la plupart du temps, n'ont pas de formation professionnelle et artistique.

Ce concept ressemble à la pratique vernaculaire à laquelle les autodidactes recourent à l'aide de matériaux caractéristiques pour un terrain donné. Les premières pratiques vernaculaires sont, sans aucun doute, les menhirs et les dolmens qui ont généralement fonction de culte et de mysticisme. Parmi les pratiques vernaculaires d'aujourd'hui on peut nommer l'isba russe, la hutte ukrainienne et le chalet alpin. Les constructions spontanées, non planifiées ou populaires peuvent également être classées dans la même catégorie.


facade-sud

Фердинанд Шеваль, Идеальный дворец | Ferdinand Cheval, Le Palais Idéal


Фольклорная вернакулярная архитектура — это еще и стиль, имитирующий непрофессионалов. Так, швейцарский архитектор Марио Ботта (Mario Botta, 1943 г.р.) успешно совмещает облик этнической или кантри архитектуры с ультрасовременной начинкой и исполнением. Ники де Сен-Фалль (Niki de Saint-Phalle, 1930—2002) — известная французская художница и скульптор также вдохновлялась наивным искусством самоучек, например, в создании Сада игры в Таро в Тоскане или фонтана Игоря Стравинского в Париже.

С вернакуляром может столкнуться каждый и в повседневной жизни. Речь идет о естественном освоении пространства, обживании на новом месте. Например, когда человек обустраивает жилище по своему вкусу, часто вопреки первоначальному архитектурному замыслу.

L'architecture vernaculaire est un style qui imite celui des amateurs. Ainsi, l'architecte suisse Mario Botta, né en 1943, réussit à combiner le style ethnique ou country avec le style ultramoderne. Niki de Saint Phalle (1930—2002), peintre et sculptrice française renommée, s'inspire de l'art naïf des autodidactes en créant Le Jardin des Tarots en Toscane et La Fontaine Stravinski à Paris.

L'aspect vernaculaire est présent dans la vie quotidienne. Il s'agit alors de l'exploration naturelle de l'espace, de l'aménagement d'un nouvel endroit. C'est le cas, par exemple, de celui qui aménage une habitation selon son goût, souvent en dépit du projet architectural initial.


picassiette1

Раймон Изидор, Дом Пикассьетт | Raymond Isidore, La Maison Picassiette


Некоторые из умельцев заходят в своем увлечении достаточно далеко. С середины XX века много подобных конструкций было открыто в частности по обе стороны Атлантики, в Штатах и во Франции, и по всему миру. В России, можно назвать терем кузнеца Сергея Кириллова из Свердловской области, точно сошедшего со страниц русских сказок.

Отсутствие стилевых рамок и приемов, часто непризнанность работы и самой личности автора в обществе, высокая степень вымысла и ухода от реальности, возможное психическое или физическое расстройство, пережитое потрясение, затворничество — вот составляющие визионерских ландшафтов. Некоторые примеры из Outsider Art Source Book (Raw Vision, 2009), посвященной такому туземному или даже крестьянскому творчеству, подтверждают, что в наши дни это является неотъемлемым компонентом современного искусства.

Certains artisans se montrent particulièrement originaux. Depuis le milieu du XX siècle de nombreuses constructions insolites sont mises en œuvre dans le monde entier. En Russie, l'isba du forgeron Sergueï Kirillov qui se trouve dans l'oblast de Sverdlosk en est un exemple. C'est une véritable isba sortie des contes russes.

L'absence de cadres et de procédés de style, la non-reconnaissance de l'œuvre et de l'artiste même dans la société, le haut degré d'invention et d'éloignement de la réalité, le déséquilibre psychique ou les troubles physiques possibles, le choc éprouvé et la claustration se révèlent les composants des environnements visionnaires. Quelques exemples de l'Outsider Art Source Book (Raw Vision, 2009) consacré à cet art indigène, voire même paysan, affirment que ceci constitue une partie intégrante de l'art moderne de nos jours.


p1090977

Адольф Жульен Фуре, Скульптурные утёсы, Ротенёф | Adolphe Julien Fouré, Les Rochers Sculptés, Rothéneuf


Нек Чанд, Каменный сад (Nek Chand, The Rock Garden)

В 1958 дорожный инспектор индийского города Чандигарх (Chandigarh), построенного, кстати, Ле Корбузье, начинает собирать речные камни и использованные промышленные материалы. Глубоко религиозный человек, придающий мистическое значение камням, Чанд (1924 г.р.) начинает строительство того, что станет самым большим в мире визионерским ландшафтом. На гектарах леса Чанд возводит мосты и амфитеатры, водопады и дворы, населенные причудливыми скульптурами. Используя утилизированные материалы, бракованные сиденья от велосипедов, вилки, сломанные индийские стеклянные браслеты, обломки мозаик, визионер создает целое королевство. Короли и королевы, женщины и дети, боги и богини, попрошайки и святые, звериное царство и свадебная процессия, сотни гигантских набитых тряпичных кукол из обрывков разноцветной ткани для церемоний... Годы секретных работ и более двух тысяч скульптур — фантазийный ландшафт, строящийся в секрете от властей, официально признан в 1976. В большинстве стран нелегальная постройка была бы разрушена, но магическое королевство было сохранено и выросло на более чем 10 гектарах.


Фердинанд Шеваль, Идеальный дворец (Ferdinand Cheval, Le Palais Idéal)

Около 50 км на юг от Лиона, в местечке Отрив (Hauterives) французского департамента Дром находится один из самых известных в мире визионерских ландшафтов и одно из первых открытий в этой сфере. Почтальон Шеваль (1836—1924), самостоятельно обучившись навыкам каменной кладки, начинает создавать причудливые формы, украшая их камнями, собранными во время своих ежедневных обходов. 33 года Шеваль возводил монументальную постройку, с винтовыми лестницами, орнаментальными колоннами, башенками и собственными стихами, украшающими стены вперемешку с абстрактными каменными формами. Внутри замка располагается крипт, укрывающий сундук с повозкой, верно служившей почтальону для перевозки его находок. Шевалем также был построен еще один монумент — экстраординарная гробница самому себе на местном кладбище. Сохранилась фотография Андре Бретона на фоне этого массивного архитектурного ансамбля.


Адольф Жульен Фуре, Скульптурные утёсы, Ротенёф (Adolphe Julien Fouré, Les Rochers Sculptés, Rothéneuf)

Деревенский священник Фуре (1839—1910), оставивший церковную службу из-за болезни, которая частично парализовала его и лишила дара речи, в течении 25 лет вырезал фигуры в гранитной береговой линии в деревушке Ротенёф (Rothéneuf) недалеко от Сен-Мало во французском регионе Бретань. На 600 м² он создает более 300 скульптур, следующих натуральным изгибам берега, повествующих об отважных приключениях местной семьи пиратов Ротенёф и о морских чудищах. Безумие или Дом отшельника (Haute Folie / Maison de l'Ermite) — так назывался его дом, где он создавал деревянные скульптуры птиц, зверей, фигурок и тотемов, от которых в наши дни уцелела небольшая горстка.


Раймон Изидор, Дом Пикассьетт (Raymond Isidore, La Maison Picassiette)

Кладбищенский подметальщик Изидор (1900—1964) из местечка Сен-Шерон (SaintChéron) недалеко от французского города Шартра, построив дом для жены и приемных детей, начинает собирать кусочки разбитого фарфора, стекла, выкладывая простые мозаики вокруг дома. Выйдя на пенсию в 1956 году, он полностью отдается своей страсти, покрывая мозаикой стены, сад и интерьер. Скульптуры и изображения представляют известный собор Шартра, Иерусалим, мотивы женственности, смерти, религии. Аккуратно выложенная мозаика покрывала даже швейную машинку мадам Изидор, стулья, кровати и столы, а также двор с крошечной часовней. Творец умер от измождения 2 года спустя окончания своего труда.


Робер Вассёр, Дом разбитой посуды (Robert Vasseur, La Maison à Vaisselle Cassée)

20 км южнее Руана в городке Лувье (Louviers) молочник на пенсии Вассёр (1908—2002) с помощью жены начинает покрывать свой дом фаянсом, ракушками и камнями. Задний двор, собачья конура, бельведер выложены ракушками и битым фарфором. Внутри дома абсолютно все — от потолка до предметов интерьера — покрыто мозаикой. Вассёр часто приобретал материалы для своей работы в ресторанах. А друзья, работающие на местной свалке, откладывали для него вещицы, которые он тщательно отмывал, прежде чем использовать для украшения своего жилища.

Nek Chand, The Rock Garden

En 1958, l'inspecteur des routes de la ville indienne Chandigarh, construite entre autres par Le Corbusier, commence à collecter des pierres de rivière et des matériaux industriels usagés. Cet homme profondément religieux attache un sens mystique aux pierres. Son nom est Chand, il est né en 1924. Chand se lance dans la construction de ce qui deviendra par la suite le plus vaste environnement visionnaire au monde. Sur les hectares de la forêt, Chand édifie des ponts, des amphithéâtres, des cascades et des cours décorés par des sculptures ingénieuses. En utilisant des matériaux de récupération : des sièges rebutés de vélos, des fourchettes, des bracelets en verre indiens cassés, des fragments de mosaïques, le visionnaire crée tout un royaume. Les rois et les reines, les femmes et les enfants, les Dieux et les Déesses, les mendiants et les saints, le royaume animal et le cortège des noces, une centaine de poupées de chiffons géantes faites de débris multicolores du tissu utilisé pour les cérémonies... Des années de travaux secrets donnent naissance à des milliers de sculptures. L'environnement fantaisiste construit à l'insu des autorités est officiellement reconnu en 1976. Dans la plupart des pays toute construction illégale aurait été détruite, mais ce royaume magique a été conservé et il s'est agrandi de plus de 10 hectares.

Ferdinand Cheval, Le Palais Idéal

Environ 50 km au sud de Lyon, à Hauterives, département français de la Drôme, se situe un des plus connus environnement visionnaire au monde, qui est, par ailleurs, une des premières découvertes dans ce domaine. Le facteur Cheval (1836—1924), après avoir appris le métier de la maçonnerie en tant qu'autodidacte, commence à créer des formes fantasques en les ornant de pierres ramassées pendant ses tournées pédestres quotidiennes. Cheval met 33 ans à construire son œuvre monumentale où les escaliers en colimaçon, les colonnes ornementales, les tourelles et ses propres poésies qui décorent les murs sont entremêlés avec des formes abstraites en pierre. A l'intérieur du Palais se trouve une grotte qui cache un coffre avec la brouette dont le facteur se servait certainement pour transporter ses collectes. Cheval construit également son tombeau extraordinaire situé au cimetière de la commune. Il existe une photo d'André Breton prise devant cet ensemble architectural massif.

Adolphe Julien Fouré, Les Rochers Sculptés, Rothéneuf

Le prêtre villageois Fouré (1839—1910), après avoir abandonné son service ecclésiastique touché par une maladie qui l'a partiellement paralysée et qui lui a fait perdre la parole, consacre 25 ans de sa vie à l'édification de sculptures taillées sur les rochers du cordon littoral granitique dans le village Rothéneuf situé à proximité de Saint-Malo en Bretagne. Il sculpte plus de 300 statues sur les 600 m² qui font le contour des méandres naturels de la côte, témoins des aventures hasardeuses des pirates de la famille Rothéneuf et de l'apparition des monstres marins. La Haute Folie ou La Maison de l'Ermite, c'est ainsi que sa maison est appelée, la maison où l'ecclésiastique crée des sculptures en bois en forme d'oiseaux, d'animaux, de statuettes et de totems. De nos jours, il ne reste qu'un petit nombre de ses œuvres en bois.

Raymond Isidore, La Maison Picassiette

Le balayeur de cimetière Isidore (1900—1964) de Saint-Chéron, commune qui se trouve non loin de Chartres, après avoir construit une maison pour sa femme et ses enfants adoptifs, se met à collecter des débris de porcelaine et de verres qu'il utilise pour la réalisation de mosaïques ordinaires autour de sa maison. A la retraite depuis 1956, Isidore s'abandonne complètement à sa passion en habillant les murs, le jardin et l'intérieur de sa maison de mosaïques. Les sculptures et les images représentent la fameuse cathédrale de Chartres, Jérusalem, les motifs de la grâce féminine, de la mort et de la religion. Les mosaïques méticuleusement dallées recouvrent même la machine à coudre de madame Isidore, les chaises, les lits, les tables, ainsi que la cour avec une petite chapelle. L'artiste décède de son épuisement deux ans après l'achèvement de son œuvre.

Robert Vasseur, La Maison à Vaisselle Cassée

A 20 km au sud de Rouen, à Louviers, le livreur de lait retraité Vasseur, à l'aide de son épouse, commencent à décorer leur maison avec de la faïence, des coquillages et des pierres. L'arrière-cour, la niche du chien, le belvédère sont recouverts de coquillages et de porcelaine cassée. L'intérieur de la maison est dallé de fond en comble de mosaïques. Vasseur achète souvent les matériaux pour son travail dans des restaurants. Ses amis, qui travaillent à la décharge des alentours, lui procurent des bibelots qu'il nettoie avec soin avant de les mettre en œuvre chez lui.

6 комментариев

  1. Арвид:

    Ljubopitno, liubopitno.

  2. A.B.:

    Сообщение дается в связи с выпуском альбома? Фотовыставки? И где же она?

  3. Автор:

    A.B., выставки такой, к сожалению, нет. Можете использовать сообщение в качестве путеводителя по таким местам)

  4. Мама Лена:

    Подскажите, а в других странах примеры такой архитектуру? И неужели во Франции только всего несколько образцов??

  5. Автор:

    Таких примеров много и во Франции, и по всему миру. Я указала только некоторые из них, одни из самых знаменитых. Вам больше поможет специализированная литература. Сейчас много информации в интернете, а также издаются книги, альбомы по этой теме, что-то в стиле «удивительная Франция» — France insolite. Но конкретных примеров изданий не могу привести пока, к сожалению.

  6. Bear:

    Дополнение к замку, который построил Фердинанд Шеваль

    Почти четверть века назад, когда мы только приехали во Францию, наши друзья из департамента Дром нас возили к этому замку. И в городке бытовала легенда, что он просто, как почтальон, увидел открытку-фотографию из Индии, влюбился в изображенный там замок и потом всю жизнь воплощал его в камне, как мог.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправить сообщение об ошибке
  1. (обязательно)
  2. (корректный e-mail)