Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Menu
dimanche, 26 septembre 2021
dimanche, 26 septembre 2021

Бадинтер и Смерть

10:38, 25 avril 2010PolitiqueImprimer

В превосходной статье Карины Проничевой («Русский очевидец», март 2010), посвященной «философско-культурологической» экспозиции с названием, почерпнутым у Федора Михайловича, сознательно остается за кадром центральная фигура. Это автор концепции, Робер Бадинтер, крупный юрист, политик, литератор, министр юстиции в годы правления Франсуа Миттерана. Постараемся хоть вкратце рассказать о Бадинтере, главном и последовательном борце за отмену смертной казни во Франции, которой Р. Бадинтер добился 30 сентября 1981 г.

robert_badinter

Это, кстати, в немалой степени и заслуга президента Миттерана: ведь, согласно опросам общественного мнения, большинство французов тогда были против отмены «высшей меры». Но, редкий случай в истории современных государств, политический деятель не стал считаться с vox populi и пошел на принципиальное решение.

«Боль, мука, смерть — вот что у людей вызывает подлинный интерес!» Эта негодующая фраза Р. Бадинтера поставлена в заголовок его интервью газете «Монд» накануне открытия задуманной им выставки в Орсэ.

Робер Бадинтер родился в Париже 30 марта 1928 года. В годы оккупации его родители (выходцы из России) были арестованы лионским гестапо. В 1943-м его отец погиб в концлагере Собибор.

В 1946 г. Р. Бадинтер поступил в Сорбонну, где изучал одновременно право и словесность. Защитив диплом на обоих этих факультетах, он получил государственную стипендию для продолжения учебы в Колумбийском университете (США), который окончил в 1949 г. со степенью магистра искусств. В 1952 г. он женился на Элизабет — дочери медиа-магната Марселя Блейштейна, получившего в Сопротивлении подпольную кличку Бланше. Блейштейн-Бланше — основатель крупнейшей медиа-группы «Публицис». Он один из отцов современной рекламы, в частности, использования для рекламы радио.

Его дочь, Элизабет Бадинтер, известная писательница-феминистка, частенько будоражит умы, затрагивая табуированные темы. В одной из своих книг эта последовательница Симоны де Бовуар даже опрокидывает идею о естественной природе материнского инстинкта у женщины.

Р. Бадинтер в буквальном смысле «литератор в законе». Иначе говоря, все его произведения, так или иначе, связаны с юриспруденцией и законодательством, включая пьесу «Зек №ЗЗ: Оскар Уайльд или несправедливость», поставленную в 1995 г. в парижском Театре на Холме (Théâtre de la Colline). В числе его трудов написанное вместе с Элизабет Бадинтер исследование «Кондорсе или Интеллектуал в политике» (1988 г.) А в 1989-м, в 200-ю годовщину Французской революции, выходит труд Бадинтера «Свободные и равные. Эмансипация евреев, 1789—1791 годы». И, конечно, громово прозвучала его книга «Отмена смертной казни», опубликованная в 2000 г., синтез документального повествования и психологической драмы, отчасти напоминающая солженицынского «Теленка».

Начинается книга с описания процесса 1972 года, на котором Робер Бадинтер защищает Клода Бюффе и Роже Бонтана, убийцу и вора. Пытаясь сбежать из тюрьмы, они взяли заложников, а во время штурма камеры охранниками Бюффе перерезал заложникам горло. Суд приговорил обоих к смертной казни. Президент Жорж Помпиду отказал в помиловании. Это решение в очередной раз открывало дорогу новым казням. А ведь с уходом де Голля казалось, что древнему варварству — смертной казни — не будет места в обновленной и благополучной Франции!

Именно с этого времени, пишет Бадинтер, в нем поселилась особая «тревога смерти», и он стал осознанным ее преследователем.

Один из центральных эпизодов его книги — суд января 1977 года над убийцей малолетнего ребенка, которого похитил ради выкупа и затем зверски прикончил молодой мерзавец Патрик Анри.

Начинается книга с описания эпизода, который сделал Бадинтера из умозрительного «сторонника отмены смертной казни» ее «убежденным и непреклонным противником».

«Его разрежут на две части», — сказал тогда Р. Бадинтер, выступая на суде, вместо того, чтобы употребить общепринятое жаргонное словцо «укоротить на голову». Тем самым Бадинтер — литератор и оратор — показал весь ужас, всю бесчеловечность расправы над человеком, будь он распоследний злодей!

Тогда ему удалось убедить присяжных, что, вынося смертный приговор, они несут личную, именно личную, ответственность за смерть подсудимого; и решение это необратимо. Он сказал им так: «Когда пройдет время, уляжется волнение, стихнут призывы к смерти, вы останетесь вместе с вынесенным вами решением. Будет навсегда отменена смертная казнь, а вы навсегда останетесь один на один с вашим приговором. И ваши дети будут знать, что однажды вы приговорили к смерти молодого человека. И тогда вы встретитесь с их взглядом!»

Будучи опытным психологом, Робер Бадинтер, частенько замечал, что после решения о смертном приговоре присяжные не осмеливаются смотреть в глаза осужденному. А на сей раз во время чтения вердикта взоры присяжных были повернуты к нему. Так Бадинтер понял, что выиграл процесс.

Однако вплоть до 1981 года суды выносили решения о смертной казни. Последний приговоренный во Франции к смертной казни — Филипп Морис — мог рассчитывать только на милость президента. К его счастью, к власти пришел социалист Франсуа Миттеран, не замедливший выполнить свое предвыборное обещание. Так, около 30 лет назад Франции удалось разрубить «гордиев узел» — отменить варварский средневековый процесс.

...В эпицентре выставки «Преступление и Наказание» в музее Орсэ высится гильотина в черной вдовьей вуали. Честь и хвала Бадинтеру и Миттерану, благодаря которым эта «революционная (во всех смыслах) новинка» сегодня всего лишь артефакт!

Кира САПГИР

4 commentaires

  1. Немо dit :

    Колоритная семейка!

  2. Svoyak dit :

    А смотреть в глаза матери ребенка, который был скотски уничтожен, Бадинтер и присяжные не побоятся? И не будут томиться всю жизнь за сердечную боль будущих таких матерей? Которых может оказаться гораздо больше, если скоты не будут бояться ответной смерти.

    А как быть с Нюренбергским процессом? Отменим решения, осудим тех, кто осудил на смерть нацистских палачей?

    А все якобы справедливые «удары возмездия»? Кто судьи? По какому праву, если смерть как мера наказания не признается? А на справедливой войне разве, по этой же логике, можно тогда убивать врагов ради сохранения невинных жизней? Или там судьи – генералы, и потому им можно, а простым присяжным нельзя?

    Обычно противники смертной казни пытаются доказывать, что ее наличие не приводит к уменьшению статистики убийств. Кто, где и как это подсчитал? Есть ли статистика того, что наличие длительных сроков и пожизненного заключения снижает смертоносную или иную преступность? Если нет, давайте и их отменим. Рискнем?

    Одной из понятных целей тюремного заключения является изоляция от общества лиц, с этим обществом несовместимых и опасных для людей. Однако такие лица все же имеют возможность рано или поздно оказаться на свободе. Так вот крайне опасных нужно изолировать навеки, а никакие меры, кроме смертной казни, этого обеспечить не могут.

    Прежде сторонники отмены смертной казни хотя бы настаивали на возможности перерождения убийц в тюрьме. А теперь они же ратуют и за отмену исправительного характера заключения. Они опровергают и гипотезу воспитательного воздействия труда, называя принудительный труд в тюрьме нарушением прав и свобод человека. А само заключение, если уж на то пошло, не является нарушением свободы?

    Никто не считает уголовное наказание – и смертную казнь как его жесточайшую форму – огромным благим делом. Как и войну. Это бесспорно – зло. Но зло вынужденное, и обусловленное именно тем фактом, что все рождаются свободными, но разными, а значит априори возможно — с преступными и киллерскими наклонностями. Приходится реагировать, доколе мы живем коллективно. Разрушьте общество, поселите каждого по отдельности в свою пустынь без возможностей соприкосновения – и не будет ни убийств, ни казней. А лучше каждого – на свою Луну.

    А пока мы вместе, нужно совместно и защищаться от крайних отклонений, способных погубить как отдельных членов этого единения, так и все его в целом.

  3. К. Сапгир dit :

    Спасибо за заинтересованный отзыв — хорошо, когда возникает полемика! Надеюсь, что продолждение последует.

  4. Сергей dit :

    Большое спасибо, Svoyak!

    Отменить смертную казнь требуют только те, кого не коснулся ужас потери близких от руки нелюдей. Тюрьма может сделать нормального молодого человека преступником, но никогда не превратит гнусного убийцу в хорошего человека. Смерть — единственное достойное (и заслуженное) наказание им.

Laisser un commentaire

Votre adresse de messagerie ne sera pas publiée.

Envoyer un message
  1. (champ obligatoire)
  2. (e-mail correct)
 

Lire aussi