Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
понедельник, 22 июля 2024
понедельник, 22 июля 2024

«За нас должны говорить только наши картины!» Ван Гог в Овере

Текст Татьяны Моженок-Нинэн. Фото В.Нинэн16:09, 22 октября 2023КультураРаспечатать

 Открывшаяся в музее д'Орсэ выставка посвящена двум последним месяцам жизни Винсента Ван-Гога (20 мая — 29 июля 1890). 70 дней — 74 картины. Фантастическая гениальная скоропись. Пейзажи, портреты, натюрморты.

Ван-Гог. Пшеничное поле с воронами. Июль 1890. Музей Ван Гога, Амстердам

«Пребывание на юге помогло мне лучше увидеть север». Винсент вернулся в Париж 17 мая 1890 г. после двухлетнего пребывания в Арле и Сен-Реми-де-Прованс (февраль 1888 — май 1890). Яркие солнечные южные краски воспитали глаз, подготовили к восприятию градаций тонкого колорита Иль-де-Франса — оттенков синего, голубого, зелёного, салатного, жёлто-золотого, оранжевого, кирпично-красного, фиолетового... «Я лучше воспринимаю фиолетовый там, где он есть», — констатировал Винсент сразу по прибытии в Овер.

Ван-Гог. Автопортрет. Сентябрь 1889. Музей д’Орсэ

Выставка открывается знаменитым Автопортретом 1889 г. из музея д’Орсэ. Ван-Гог всегда считал, что самое интересное в живописи — писать людей. Он не любил фотографию, которая, по его мнению, не способна передать внутренний мир человека, его сокровенные мысли и переживания. А в живописи яркий субъективный колорит, экспрессивный рельефный мазок, то клубящийся, завивающийся в раковину, то короткий, сильный, как удар хлыста, помогают выразить меандры мыслей и переживаний. «Непросто познать самого себя, но не менее сложно и рисовать себя», — писал Винсент брату Тео и вслед за другим великим голландцем Рембрандтом постоянно упражнялся в жанре «автобиографии на холсте».

Автопортрет из Орсэ написан в сентябре 1889 в лечебнице Сен-Поль-де-Мозоль, через две недели после страшнейшего кризиса. Это предпоследний из 35 автопортретов Ван-Гога. Винсент считал его удачным, собирался послать на выставку XX в Брюссель. Не получилось. Он привёз его с собой в Овер.

Доктору Гаше, жившему в Овере, специалисту по меланхолии, большому другу художников (в разное время в его доме бывали Писсарро, Сезанн, Гийомен), автопортрет Винсента «фанатически» понравился, и он захотел свой «в том же настроении (чувстве)» (sentiment). Ван-Гог написал два варианта портрета доктора.

Ван-Гог. Портрет доктора Гаше (вторая версия). Июнь 1890. Музей д’Орсэ

Первый — более повествовательный, с веточкой наперстянки в стакане (Гаше интересовался гомеопатией), романами братьев Гонкур, пёстрой скатертью и пейзажным фоном. Портрет скандально знаменитый, поскольку его предпоследний владелец — японский коллекционер — завещал кремировать себя после смерти вместе с картиной. К счастью, это пожелание не было исполнено. Японец купил картину в 1990 г. за рекордную по тем временам сумму 82,5 млн долларов. Сейчас портрет находится в частном собрании.

Второй вариант, подаренный доктору и переданный его детьми Лувру (музей д'Орсэ), — настоящая «формула меланхолии». Книги исчезли, осталась только веточка наперстянки, фон стал более абстрактным, синим, чуть изменился абрис бровей — и выражение грусти сменилось печатью горести и безысходности: «окаменевшее от печали лицо». «Нервным расстройством он страдает по меньшей мере так же серьёзно, как я», — констатировал Винсент сразу после встречи с доктором. Но работа врача «несомненно помогает ему сохранять равновесие».

Гаше советует Винсенту работать — писать картины, и Ван-Гог вновь с головой погружается в творчество, живописное и графическое. Акварели, большие рисунки углём и тушью, альбом зарисовок также представлены на выставке, как и единственный опыт в гравюре — офорт с портретом Гаше с трубкой, сделанный на станке в доме врача. Среди рисунков  — один неожиданный: маскарон с изображением головы фараона, «одного из этих суровых, мудрых и добрых царей, вечных тружеников земли (agriculteurs) и солнцепоклонников».

Ван-Гог. Египетская голова. 1890. Бумага, мел. Музей Ван-Гога, Амстердам

Нарисовал  Винсент дочь доктора Маргариту Гаше — нежную хрупкую девушку в белом платье среди белых роз. Запечатлел девочку-подростка Аделину Раву, дочь хозяев гостиницы, где он поселился, — «в синем на синем фоне». Рисовал детей, неизвестную молодую женщину на фоне пшеничных колосьев.

Ван-Гог. Мадмуазель Гаше в саду своего дома. Июнь 1890. Музей д’Орсэ


Сад дома Гаше. Фото Юлии Солонович, 2016.

Вновь обратился к жанру натюрморта — написал 9 букетов цветов в красивых вазах, одна из которых — японская из коллекции Гаше — представлена на выставке. Цветы Ван-Гог писал ещё в 1886-88 гг. в Париже. Их яркие тона помогли ему осветлить палитру, избавиться от серого сумрачного цвета («приучить себя к иной, не серой шкале красок»), заставили зазвучать краски на холсте.

Ван-Гог. Японская ваза с розами и анемонами. Июнь 1890. Музей д’Орсэ

И всё же большинство картин, созданных в Овере, — это пейзажи: с фигурками людей (прохожих, крестьян, работающих в полях, лодочников) или пустынных. «Овер очень красив», — писал Винсент Тео на следующий день по прибытии, 21 мая. — Овер — спокойная, красивая, подлинно сельская местность, характерная и живописная... Здесь, между прочим, много соломенных крыш».

Ван-Гог. Поле под грозовым небом. Июль 1890. Музей Ван Гога, Амстердам. Об этих пейзажах бескрайних полей Винсент писал брату: «Я не побоялся в них выразить чувство предельной тоски и одиночества».

Это напомнило ему родной Брабант, Зюндерт, где он родился, Ньюэнен, где он жил среди крестьян и создал свою первую серьёзную картину «Едоки картофеля» (1885, Музей Винсента Ван Гога, Амстердам). Хижину с соломенной крышей и очагом Ван-Гог считал «самым замечательным» архитектурным сооружением, потому и писал с особым удовольствием вросшие в землю дома, их неровные крыши, огороды с капустными и свекольными грядками вокруг. А живописный холмистый ландшафт Овера со взбегающими вверх тропками, переулками и тупиками, узкими лестницами как нельзя более соответствовал экспрессивному живописному почерку Ван-Гога, предоставлял возможность писать то длинными зигзагообразными мазками, то короткими, отрывистыми.

То самое поле в Овере, которое писал Ван-Гог. Фото Юлии Солонович, 2016.

Одним из самых «дорогих» Винсенту пейзажей был сад Добиньи рядом с домом, где некогда — не так давно — жил художник Шарль Добиньи, у которого часто собирались его собратья по кисти, барбизонцы. Этот дом и сад напомнили Ван-Гогу о его собственной, потерпевшей крах мечте о корпорации художников. «Как сильно здесь всё изменилось со времён Добиньи!» — грустно восклицал художник. Но в доме ещё жила вдова Добиньи (не её ли фигурку мы видим в опустевшем саду?), и Ван-Гог подарил ей одну из версий своего «Сада».

Один из шедевров художника – «Церковь в Овере». «Это почти то же, что старая церковь в Ньюэнене, только теперь цвет, возможно, более экспрессивен, более пышен» — писал Ван-Гог матери и сестре. Неровный силуэт старой готической церкви вырисовывается на фоне тёмного непроницаемого синего неба. Синий кобальт, синий ультрамарин — любимые цвета Ван-Гога, цвета печали. По тропе, поднимающейся вверх, бредёт женщина. Не заключительный ли это отклик в живописи темы первой проповеди Ван-Гога о страннике, взбирающемся в гору. Что встретит его там, наверху, в конце пути? Небо и церковь, грозящие карами, или небесный Иерусалим? Каждый волен интерпретировать по-своему.

Ван-Гог. Церковь в Овере. Июнь 1890. Музей д’Орсэ. Картина представлена на выставке в новой раме, которую мыслил для своих картин художник

В июле 1890, после рокового письма Тео, где тот сообщал о болезни ребёнка и о том, что хочет уйти из фирмы по продаже картин, Ван-Гога всё чаще охватывает чувство бесконечного одиночества и ощущения, что он камнем висит на шее у брата. Винсент уходит в поля, пишет бескрайние пустынные ландшафты, грозовое тревожное небо. Самая знаменитая картина из этой серии – «Пшеничное поле с воронами» (июль 1890). Она звучит как реквием, заключительный аккорд «патетической симфонии» жизни и творчества Ван-Гога, предчувствие трагедии. Это полотно — одно из 13 так называемых форматов «двойного квадрата» (double carré, 50×100 cm), 11 из которых представлены на выставке.

Ван-Гог. Древесные корни. Июль 1890. Музей Ван Гога. Амстердам

Последней картиной художника стали «Древесные корни» (27 июля 1890). Энергичный рельефный мазок, то короткий, резкий, отрывистый, то струящийся, завивающийся в причудливые формы. Яркий экспрессивный цвет. Оголённые древесные корни — финал сквозной темы художника: «...страстная попытка зацепиться корнями за землю, из которой их наполовину уже вырвала буря... Я хотел выразить мысль о борьбе за жизнь» (из письма голландского периода). «Борьбы за жизнь», которой оставалось несколько часов...

Утром 27 июля 1890 Винсент, как обычно, взял мольберт и ушёл на пленэр. К обеду в гостинице он не появился. Вернулся к вечеру, держась за бок, но смог сам подняться в мансарду. Через некоторое время другой художник, тоже снимавший комнату у Раву, нашёл его лежащим в крови.

Постоялый двор Раву, где Ван-Гог снимал комнату последние два месяца своей жизни. Фото Юлии Солонович, 2016.

Ван-Гог выстрелил себе в грудь (или в него стреляли окрестные мальчишки?). Доктор Гаше приехал на следующий день. Ни оперировать, ни перевезти Ван-Гога в госпиталь было уже невозможно. Гаше послал за Тео, хотя Винсент просил не беспокоить брата. Тео тотчас приехал в Овер. В час ночи 29 июля Ван-Гог скончался. На следующий день состоялись его похороны, на которые собрались друзья из Парижа и Понтуаза — Эмиль Бернар, Люсиль Писсарро, папаша Танги. Доктор Гаше произнёс речь. Ван-Гога похоронили на местном кладбище в Овере.

Ван-Гог. Портрет Аделины Раву. Июнь 1890. Частная коллекция, courtesy of HomeArt

Тео не смог пережить смерть брата. «О, мать! В нас с ним поистине текла одна кровь», — написал он матери сразу после кончины Винсента. Тео потерял рассудок и в январе 1891 г умер в лечебнице для душевнобольных в Утрехте. Вдова Тео, Иоганна Ван-Гог сделала всё для сохранения памяти братьев: устраивала выставки, а в 1914 г издала полное собрание писем Ван-Гога с комментариями. Её сын, тоже Винсент, создал фонд Ван-Гога и в 1973 г продал собрание картин Винсента Амстердаму. Так родился Музей Ван-Гога, который в этом году отмечает своё 50-летие.

Могилы братьев Ван-Гог на кладбище Овера. Фото Юлии Солонович, 2016.

В кармане пиджака Ван-Гога после его смерти нашли черновик последнего, 652 по счёту, письма к Тео. В нём есть такие строки: «Что ж, я заплатил жизнью за свою работу, и она стоила мне половины моего рассудка...» 37 лет. Возраст гения? Пропуск в бессмертие?

 

В тексте использованы цитаты из издания «Ван-Гог. Письма». Л. -М., 1966.
Выставка открыта до 4 февраля 2024 г... Вся информация на сайте:
https://www.musee-orsay.fr/fr/agenda/expositions/van-gogh-auvers-sur-oise

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Отправить сообщение об ошибке
  1. (обязательно)
  2. (корректный e-mail)