Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
вторник, 21 ноября 2017
вторник, 21 ноября 2017

Социалисты за «Пентагон» и против русского храма

Дарья КРАЮШКИНА0:17, 23 мая 2012ОбществоРаспечатать

Приход Франсуа Олланда к власти стал радостным событием для мэрии Парижа, уже 11 лет возглавляемой социалистом Бертраном Деланоэ. Но не только из-за общности политических идей. Теперь проекты социалистов, которые были заморожены правительством бывшего премьер-министра Франсуа Фийона, смогут получить второе рождение.

 

cath-russe1

Проект российского духовно-культурного центра ©DR

 

 

Например, строительство пешеходной зоны вдоль левого берега Сены. А те проекты, которые не устраивали мэрию раньше, будут изменены. В частности, будет пересмотрен проект нового комплекса Министерства обороны в 15-м округе Парижа, который еще называют «Пентагон». Но при всей любви к архитектурным изменениям Деланоэ не собирается одобрять проект русской церкви на набережной Бранли.

Проект обустройства берегов Сены заключается в создании пешеходной зоны между мостами Королевским и Альма. Ее протяженность должна составить 2,3 километра. Франсуа Фийон заморозил этот проект, сославшись на то, что автомобильное движение по левому берегу Сены может быть затруднено. «Работы не были начаты в марте, как было запланировано. Бертран Деланоэ будет заново разрабатывать проект с новым правительством. Однако, нужно все-таки подождать, пока окончательно сформируется команда Франсуа Олланда», сказала в интервью газете «Метро» Анн Идальго, первый заместитель Французской социалистической партии. Проект должен быть завершен весной 2013 года.

Второй масштабный проект — это перестройка здания Министерства обороны в пятнадцатом округе Парижа. Целью этого проекта является объединение всех административных комплексов на площади более чем в тридцать тысяч квадратных километров. Сначала мэрия Парижа резко выступала против проекта. «Пентагон» не будет построен, я всеми силами буду противостоять этому, пока не будут созданы 500 единиц социального жилья», — сказал Деланоэ в начале 2012 года. Речь идет о строительстве 500 новых квартир в пятнадцатом округе, на улице Круа-Нивер. Теперь мэрия Парижа изменила свое мнение в отношении проекта. Однако ее представители считают, что строительство «Пентагона» нуждается в доработке. Мэрия надеется, что приход Франсуа Олланда поможет сократить масштабы «Пентагона» до разумных пределов и одновременно построить социальное жилье.

 

Однако, несмотря на масштабные изменения, которые будут происходить в городе при социалистах, проект русской церкви на набережной Бранли не был поддержан. Конкурс проектов строительства российского духовно-культурного центра был объявлен еще в 2010 году, когда Россия купила у французских властей здание Метеорологической службы за 60 миллионов евро. В марте 2011 среди десяти финалистов был выбран победитель. Им стал Мануэль Нуньес-Яновский, сделавший проект с московской группой «Арх-Груп» (Алексей Горяинов и Михаил Крымов). Соглашение о проекте было подписано между Россией и Францией, но, по словам Деланоэ, это было сделано без согласия парижских властей.

«Проект русского храма не сможет гармонично вписаться в облик района, включенного в список всемирного наследия ЮНЕСКО», — говорится в коммюнике Деланоэ, вышедшем в феврале 2012 года. По его словам, стилизованная архитектура православного собора, победившего в конкурсе, является «показухой», совершенно не адаптированной к городскому ландшафту. По его мнению, в конкурсе были представлены куда более «приемлемые» проекты, в которых «чувствовалась забота о городском пейзаже». Строительные работы должны были стартовать в начале этого года, однако заявка на строительство до сих пор находится на рассмотрении в префектуре Парижа.

 

Почему же мэрия Парижа так противится проекту русской православной церкви? Только ли из-за того, что боится, что она не впишется в местный пейзаж? Если говорить о финансировании, то претензий к проекту с французской стороны не может быть никаких. Духовно-культурный центр будет построен на деньги из федерального бюджета России, на деньги Российской Православной Церкви, а также на средства российских и французских меценатов. Однако с политической стороны проект может вызвать неприятие у социалистов: его подрядчиком выступает французская группа Boygues, близкая к бывшему президенту Николя Саркози. Так что Бертрану Деланоэ нужно будет не только реализовывать не воплотившиеся в жизнь проекты его партии, но и принять то, что ему досталось в наследство от правых.

16 комментариев

  1. ОК:

    «...объединение всех административных комплексов на площади более чем в тридцать тысяч квадратных километров» — если это только по Парижу, то не великовато ли? М.б. речь идет о метрах? Либо автор имеет в виду региональные административные комплексы (у французской оборонки или как?)? Простите мою неосведомленность, но правда хотелось бы понять.

  2. Георгий:

    Наверное, прав мер Парижа, что это за церковь покрытая накидкой. Стерилизация доведенная до крайностей в угоду сию минутной моды, Конкурс проекта прошел в колуарах и не был представлен публике в достаточно широком объеме и практически не обсуждался российской и французской общественностью поэтому и таков результат. Непонятно был ли создан макет этого сооружения, если был где его можно посмотреть невооруженным глазом. ?

  3. Алексей:

    Браво, Деланоэ!

    Так держать! Viva la Paris!

    Никаких русских центров и церквей в центре Парижа!

    Надо строить — есть окраины... Там и земля подешевле...

    Москве бы такого мэра...

    А изуродовали до невозможности...

  4. Бам:

    Комплекс Минобороны с погоняловым \"Пентагон\"! Однако, парижане шутники!!! А вот с Деланоэ Я согласен, ибо \"Русский храм\" — действительно показуха и кич. Впрочем это в стиле \"новой и современной\" России... Прожект просто отвратителен!

  5. HD:

    Ну да, конечно, зачем храмы и пентагоны, лучше эшелемы в центре Парижа строить... чтобы на Митино похоже было.

  6. Michel:

    Alexeï, votre «Viva la Paris» (sic) montre que l'on peut renier son pays natal sans devenirvéritablement Français pour autant.

  7. No РПЦ:

    Потому что Россия отгребла себе землю нечестным путем. Пусть и была видимость тендеров. А храм РПЦ под Эйфелевой башней должен свидетельствовать лишний раз о могуществе Путина. Не понимать этого — значит и задаваться такими вопросами, как у автора.

  8. Андрей:

    Monsieur Michel, на страницах “L’observateur russe” Вы, как кажется, исполняете роль Grand Maître, поучая нас, incorrect россиян, political correctness. Не могли бы Вы исправить, как Вы исправили восторженного и наивного Алексея, еще не познавшего французcкой perfidie, вот эту мою французскую фразу: vivent Les Etats-Unis d’Amérique! Был бы Вам очень благодарен.

  9. Алексей:

    Michel! Vous excuserez, mais j'écris que le fait que je le considère nécessaire.

    Pour juger ce pays, où je vis — c'est mon droit.

    Прошу прощения за плохой французкий...

  10. Алексей:

    Андрей! Я конечно восторжен, и эмоционален, это точно, и плохо знаю французкий... Но я, прошу прощения, всё же не наивен...

  11. Бам:

    Так, что ж это, Michel не по русски говорит?!

  12. Андрей:

    Бам, он вовсе не обязан говорить по-русски. Вы тоже иной раз выражаетесь на языке, который только условно можно назвать русским, и никто Вас за это не упрекает, разве что какой-нибудь унылый педант, у которого нет другого дела и радости в жизни, как исправлять и поправлять.

  13. Bear:

    Андрей, хотя в Вашей головке после чтения моих текстов что-то и начало шевелиться и скрежетать, как ВЫ САМИ ПРИЗНАЛИСЬ, но по-видимому, до сих пор Вам это спать мешает – никак привыкнуть не можете (что ясно чуствуется по Вашим текстам). Язык г-на Бама отнюдь не «условно русский», а вполне русский, просто не литературный. Жаргоном называется или слэнгом (если с английским прононсом). Это – Вам для справки. И каждый развитый язык – французский, английский, немецкий, – имеет такой слэнговый уровень, часть слов которого со временем подымается и в литературу. Но здесь умолкаю, ибо рискую вызвать такой скрежет в Вашей головке, что Вы опять не выспитесь.

  14. Диоген:

    Poor Bear! Его самомнение переходит всякие разумные пределы. И, как плохой медик, он не может найти себе лекарства, изливая словесные потоки, в которых тонет всякий смысл. Он явно рискует оказаться в «бочке», но отнюдь не философской, как я, Диоген, которому позавидовад даже великий Александр.

  15. Bear:

    Дорогой Диоген, сменивший в очередной раз псевдоним (а ушки-то старые, шутовские)! Если у меня – самомнение, то у Вас явная мания величия. Если Вы убеждены, что Вам «позавидовал даже великий Александр», то рекомендую вылезти из винной бочки и протрезветь, иначе Вам не поможет уже никакой медик.

  16. Анна:

    Прочла статью и дискуссию – много всякого сказано. Возникла только одна ремарка: было упомянуто «могущество Путина». Думаю, правильнее говорить о могуществе России. Без страны никакой отдельно взятый деятель не существует.

    Не стоит искусственно создавать и пестовать новый культ личности. А то мы и до сих пор не забываем генералиссимуса, т.к. его именем и поныне обозначается вся недавняя плохая и хорошая история государства. Других деятелей, да и народа как бы и не было. Извращение это.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправить сообщение об ошибке
  1. (обязательно)
  2. (корректный e-mail)