Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
вторник, 18 сентября 2018
вторник, 18 сентября 2018

«Альбатрос». Русская киностудия в Париже

Кира Сапгир 0:21, 12 декабря 2017Зарубежная РоссияРаспечатать

 В Париже в российском Центре на набережной Бранли состоялся премьерный показ документального фильма «Альбатрос. Русская киностудия в Париже», посвященного русским эмигрантам-кинематографистам, основавшим в 1920-е годы во Франции киностудию «Les Films Albatros».

Создатели фильма — кинокомпания «Russian Affair Production» (Франция) совместно с российской компанией ООО «Киностудия Соль», при поддержке Министерства Культуры РФ, при участии французского телеканала Histoire, киностудии Studio Albatros Productions (Франция), при совместной работе с Французской Синематекой, Французским Фондом Кино и киностудией Мосфильм.

Декабрьским вечером в Центре на Бранли собрались потомки «белых русских» — так величают по сей день во Франции изгнанников первой волны, столетие назад выброшенных на другие берега революционным цунами.

Сто лет спустя их потомки бок о бок с кинематографистами и деятелями культуры Франции смотрели феерический документальный фильм, отснятый французским телеканалом «История». На просмотре присутствовали директор «Истории» Патрик Бюиссон и режиссёр фильма Александр Моакс.

Выступает Робер Оссейн 

— Я хочу поговорить с вами о странной птице под названием Альбатрос, — сказал режиссер фильма А. Моакс. – Эта птица пролетела тысячи километров, чтобы приземлиться на парижских мостовых. То была птица-корабль, увозивший на себе тысячи жизней и судеб. Имя этой птицы — Альбатрос. Я влюбился во всех этих незнакомцев — (перефразируя Вийона) изгнанных отовсюду, ныне принятых всеми. И я говорю собравшимся здесь потомкам этих перелетных птиц: мой фильм — это ваш фильм.

Я благодарю всю мою команду орнитологов — Патрика Бессона, душу телеканала «История», копродюсера фильма Николая Ярошенко, российского продюсера г-на Ковалевского, актрису Машу Мериль (урожденную Гагарину), которая дала этому фильму свой голос...

Фильм начинается документальными кадрами «окаянных дней» — запев к рассказу о фантастической одиссее, начавшейся ночью 8 февраля 1920 г. в холодной и голодной Ялте. Оттуда отчалил корабль, груженный коробками с кинопленкой, камерами, сундуками с декорациями и костюмами. Пассажиры корабля — продюсеры и режиссеры, сценаристы и актеры, операторы и декораторы — держали путь на чужбину, во Францию, сбежав от большевизма.

 

«Ермольев-синема» в Монтрей

Во Францию их всех привез Иосиф Николаевич Ермольев (1889 — 1962), один из первых русских кинопредпринимателей, который работал сначала с французской фирмой Пате, а в 1912 г. создал собственное киноателье в Москве.

После революции, для которой, как известно, кино было важнейшим из искусств, было принято решение о национализации кинопромышленности. И тут Ермольев понял, что единственный выход — исход. Когда пароход с изгнанниками отбыл из Крыма, уже в дороге Ермольев начал работать — «бегство, мол, еще не повод для простоя».

Фирма Пате отдала ему в аренду просторный стеклянный ангар, находившийся на парижских выселках, в Монтрейе. Некогда павильон являл собой парник, наскоро переделанный в студию фирмой Пате.

Несколькими годами ранее там работал Жорж Мельес. Вскоре Ермольев откупил помещение у Пате. Прошло совсем немного времени, и захудалая студия превратилась в блещущий новизной центр, оснащенный современной аппаратурой. Первые же фильмы «великого немого», вышедшие из студии в Монтрейе, сопровождал грандиозный успех!

Под стеклянными сводами студии операторы снимали, насвистывая марши, чтобы крутить равномерно ручки аппаратов. А перед их камерами шло сказочное шествие актеров и актрис во главе с супер-звездой.

Иван Мозжухин

Этой звездой был роковой красавец и актер громадного таланта Иван Мозжухин. Он работал по системе Станиславского и пользовался огромным успехом у зрителей. О нем, как и о Саре Бернар, говорили, что нужно непременно увидеть, как артист умирает.

Изначально студия, созданная И. Ермольевым, называлась «Ермольев-синема». Название «Альбатрос» появилось позже, когда на студию пришел уроженец Одессы, талантливый кинопродюсер Александр Каменка (18 мая 1888 г., Одесса — 3 декабря 1969 г., Париж).

«Мое место не перед камерой, а сзади нее», — говорил Каменка, продюсер Божьей милостью. В сравнении с прочими семья Каменки в эмиграции благоденствовала. Каменка-старший успел перевести деньги во французские банки, и на них его сын А. Каменка создал свою студию. А в 1918 г. Жорж Клемансо приглашает старшего Каменку возглавить фонд по реституции после I Мировой войны.

 

Вначале это было чисто русское кино

В дальнейшем там ставили свои фильмы французы. В числе французских режиссеров — Марсель Карне, Жан Эпштейн, Марсель Л'Эрбье, Абель Ганс. В студию приезжал Шаляпин (1923 г.).

Студия «Альбатрос являла собой некий фаланстер, о чем рассказывается в фильме. В «Альбатросе» работали не только профессионалы высокого класса, но и такие, что в России кино вовсе не занимались.

«У людей не было работы, и их соотечественники из «Альбатроса» братски помогали им, старались пристроить на работу в студии», — объясняет за кадром Маша Мериль. — «И порой царский генерал становился портным, священник — поваром, казацкий атаман — фонарщиком, а университетский профессор физики — электриком...»

В студии «Альбатрос» крутили экзотические фильмы: «Лев Моголов», «Шахерезада», «1001 ночь, «Дом тайн» и т. д. Сейчас трудно представить себе, но в этих ныне молчащих павильонах снимались феерические сцены — дворцы и темницы, балы и бури — блистающий черно-белый немой мир!

Для французского кино концепция «Альбатроса» была абсолютно новой. Французские создатели фильмов в то время для своих лент просто рисовали декорацию, на фоне которой шло действие: например, актер с поварешкой появлялся на фоне нарисованной кухни.

 

Русские принесли во Францию свои методы и секреты

Для декораций они использовали световой фон: благодаря стеклянным отражателям и мраморным пластинам декорации достигали магической иллюзорности. Другое отличие — съемки шли по диагонали, а не прямо, что давало иллюзию перспективы и глубины.

Еще отличие — подобно американскому, «Голливуд на Сене» (так называли киностудию в Монтрейе ) имел постоянной актерский состав — одни и те же актеры переходили из фильма в фильм. Каменка не желал идти на поводу у вкусов обывателя: его фильмы были элитарными, и что существенно, полнометражными.

В «Альбатросе» работал гениальный декоратор, художник по костюмам и творец афиш Борис Билинский. Его афиши остаются до сегодняшнего дня одними из самых красивых в истории кинематографии.

Сейчас большая часть работ «Студии Альбатрос» хранится во Французской Синематеке. Эта некоммерческая организация является одним из крупнейших и старейших киноархивов мира. Именно благодаря их стараниям фильмы «Лев Моголов», «Костер пылающий» и «Кин или гений и беспутство» были сохранены, отреставрированы и дошли до наших дней. Сейчас в Синематеке находится более 40 из 60 фильмов, снятых в «Альбатросе».

Величию «Альбатроса» пришел конец после того как «Великий немой» заговорил. Случилось это в 30-х годах одновременно с великим кризисом, потрясшим мир между войнами. Над «Альбатросом» сгустились тени, и в предвоенные годы студия прекратила существование.

Но свято место пусто не бывает

В наши дни студия не пустует. В «Альбатросе» свила гнездо новая стая перелетных птиц из России, уже советской. Здесь устроили себе мастерские русские художники-эмигранты третьей волны. Их взял под свое крыло Люсьен Шемла — нынешний директор ассоциации «Альбатрос». И сегодня там вновь бьет ключом артистическая жизнь: перформансы, выставки, спектакли!

«Можно сказать: «Альбатрос» — на самом деле самая настоящая птица Феникс», — шутит Люсьен Шемла.

Небосклон французского кино украшают русские звезды — в их числе Жак Тати, Марина Влади, Милен Демонжо, и Робер Оссейн, патриарх французского кинематографа, почтивший своим присутствием нынешний показ в Центре на Бранли.

Робер Оссейн пркрасно говорит по-русски, однако свой приветственный спич предпочел произнести по-французски:

«Мой родной язык — русский; другой родной язык — французский», — сказал актер, — «но я буду говорить по-французски, иначе, боюсь его забыть (смех в зале). Но, говоря серьезно, — я взволнован и счастлив увидеть этот фильм о моих собратьях из России, компатриотах Достоевского и Толстого, в этом великолепном Центре. А еще — не удержусь и оповещу всех вас, что 30 декабря мне стукнет 90 — а я до сих пор не крашу волосы (смех, аплодисменты). И еще одно признание: в самом скором времени я собираюсь поставить спектакль, где будут участвовать актеры самых разных национальностей, говорящих на множестве языков... Если Бог захочет».

     — Будет ли Ваш фильм демонстрироваться в кинотеатрах? – спрашивает РО Патрика Бюиссона.

— Боюсь, что в ближайшем будущем «Альбатрос» в кинотеатрах показан не будет. Этот фильм наш эксклюзив, и мы рассчитываем показывать его у себя! — ответствует г-н Бюиссон.

          — Какое значение, на Ваш взгляд, имеет этот фильм для современников?

— Этот фильм, созданный в юбилейный год столетия русской революции, помогает нам взглянуть под особым углом на современную ситуацию в мире, в частности на иммиграцию и ее интеграцию в иной среде. Именно в этом контексте опыт русских изгнанников особенно интересен, как пример не просто ассимиляции, но и взаимообогащения наших двух культур… Ибо, как прошлое неразрывно связано с настоящим так и История есть ни что иное как непрерывное обновление и вечное начало!

Фото: Flickr Ambassade Russie

Теги:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Отправить сообщение об ошибке
  1. (обязательно)
  2. (корректный e-mail)