Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
пятница, 17 сентября 2021
пятница, 17 сентября 2021

Думы об Арале на берегах Сены

Огулбиби АМАННИЯЗОВА9:30, 8 июня 2021МненияРаспечатать

Я держала телефон в одной руке, а другой листала старый потрепанный блокнот с адресами друзей, близких, родных, и случайно встреченных людей. Найдя нужную страницу, где было написано René Letolle и его координаты, я застыла и не решалась набрать номер...

Рене Летоль (справа) во время экспедиции на Арал. Снимок предоставлен Huguette Chuvin

Мы познакомились с Рене в эпоху, когда еще не было привычки записывать контакты во всеядный сотовый телефон. Профессор Рене Летоль, как представили мне его при первой встрече, гидрогеолог по образованию, заведовал биогеохимической изотопной лабораторией в университете Пьера и Мари Кюри в Париже. Он совместно с профессором университета в Реймсе Monique Mainguet написал первую во Франции книгу об Аральском море и опубликовал в 1993 г. в издательстве Springer-Verlag в Париже. В 1996 г. они внесли дополнения и издали книгу на немецком языке в Германии.

Эта увесистая, объемная монография «Арал» описала, как за одно поколение высох четвертый в мире закрытый водоем

Причины, механизм и последствия катастрофы объяснялись с точки зрения разных научных дисциплин: геологии, географии, геохимии, климатологии, истории, демографии. В ней говорилось и о политике. Авторы показали:

Гигантомания и амбициозность человека привели к невиданному на планете экологическому кризису, который обрек 35 млн. жителей на выживание на территории почти в 2 млн. кв.км.

Предисловие к книге написал профессор Никита Глазовский – зам.директора института Географии АН России. Авторы использовали все имеющиеся в 1990-х г.г. данные об Арале, начиная с древних времен. Материалы советских, российских, узбекских и казахских ученых легли в основу разделов о современной эпохе.

Обложка книги

Невзирая на научные регалии и на возраст, Рене Летоль был очень веселый и простой. С ним было всегда легко и приятно говорить на любые темы. Правда, все наши разговоры, в конечном счете, приводили к Аралу. Он любил вспоминать, как впервые увидел это озеро. Это было в 1986 году. Один московский ученый работал 6 мес. в его лаборатории, и пригласил Рене и его супругу посетить Советский Союз. Когда самолет летел в Ташкент, Рене не отрывался от иллюминатора, а в руках держал детальную карту.

Карта 1740 г.

То, что он увидел сверху, его очень удивило. «Я что-то не понял, по карте мы должны были пролетать над Аралом», — спросил он сразу по приезде в столицу Узбекистана. Его заверили, что карта верна, вот только Арал высыхает из-за забора воды двух рек на орошение хлопковых полей. Рене тут же захотел поехать туда, посмотреть на Арал своими глазами.

Карта Аральского моря 1874 г

Но ему объяснили, что там военная зона, никого не пускают. Поездка по СССР прошла великолепно, но в голове профессора застрял вопрос о странностях Арала. В тот момент на Западе никто не говорил о высыхающем море. И только в 1989 г. статья Филиппа Миклина — профессора географии из Западного Мичигана о проблемах Арала взбудоражила весь научный мир. До Парижа стали доходить и статьи из перестроечного Союза.

Рене стал собирать все сведения по теме Арала, которая его буквально захватила.

Он передал бразды правления своей лаборатории и все время посвятил высыхающему озеру

Набрав достаточный материал, он сделал доклад в министерстве науки, там ему посоветовали сделать книгу. Он нашел Моник Мангет – специалиста по пустыням, которая уже посещала Приаралье, и предложил ей объединить усилия. Так, они создали этот монументальный труд и принесли в издательство. «Издатель сделал ошибку, — сокрушался Рене, — нам надо было сделать книгу на английском, а не на немецком языке». Но их книга была первой в Европе, так что все ученые, занимающиеся темой, знали и цитировали ее.

Рисунок Эмили Байар, копия с работы В.Верещагина «Переход через Сырьдарью».

Мысли об Арале больше не покидали Рене. Он вышел на пенсию и изучал все, что происходило в Приаралье. Каждое утро открывал интернет, сайты с видами Земли, снятыми спутниками США и российскими — для прогноза погоды. Он сканировал снимки Арала в безоблачные дни. Так он видел, как день за днем усыхает озеро. Ему удалось побывать в Приаралье трижды в 1996, 1997 и в 1998 г. с помощью друзей, работавших в Ташкенте, он даже объехал озеро со всех берегов. Написал десятки статей в научные издания об Арале и на близкие темы. В 2008 г. издал книгу «Аральское море, между катастрофой и возрождением».

Рене Летоль (второй справа) во время экспедиции на Арал 1998 г. Снимок предоставлен Huguette Chuvin

— Как вы смогли написать книгу об Арале в 1993 г., если вы еще там не были? -недоумевала я, — Причем в вашей книге такие энциклопедические научные и исторические данные, карты разных времен и народов, снимки, таблицы...

Так я ведь библиотечная крыса, — смеялся Рене, — я нахожу любую информацию, если мне нужно. Работал в British Museum, писал в агентства печати, журналистам, которые бывали там. Я написал Николаю Аладину – русскому зоологу из Санкт-Петербурга – специалисту по Аралу. Он мне прислал все, что знал. Я читал абсолютно все, что мог достать: статьи геологов, археологов, агроинженеров. Находил видео документы, отрывки телепередач. Моник привезла фото. Я просил всех, кто мог посылать мне снимки. Сегодня у меня 3 тыс. фото озера и его окрестностей.

Иногда он просил и меня искать снимки определенных частей Арала. «Вот в этой зоне, — говорил он, показывая на карте, — были военные и поэтому нет снимков». В другой раз просил: «Спросите у ваших друзей, нет ли у них хороших снимков Узбоя».

Экспедиция на Арал. Снимок предоставлен Huguette Chuvin

Ну, зачем вам хлопок?! — с горечью вдруг он обрушивался на меня, будто я в его глазах олицетворяла всю неразумную Среднюю Азию. – От хлопка очень мало прибыли. Туркменистан богат нефтью и газом, зачем ему связываться с хлопком? Если уж все равно не спасти Арал, так хоть бы с пользой тратили воду, засеивали бы пшеницу и даже рис, чтоб накормить людей, люцерну для скота. А хлопок везете за 3 тыс.км. в Россию или в другие страны по низким ценам. И если б хоть выручка шла на инфраструктуру и на развитие страны. Вы же лучше меня знаете, куда идут деньги...

В его голове не укладывалась безалаберность, беспечность наших людей, которые не понимали, что нужно беречь каждую каплю воды. На одном собрании в Ташкенте его спросили совет, как спасать Арал. Он сказал: «Начните со строительства завода по производству водопроводных кранов и запчастей». Всех рассмешил такой совет. А у него сердце болело, когда видел, как почти в каждом нашем доме текут краны. И это не только на индивидуальном уровне, воду мы теряли и теряем в гигантских масштабах.

Рене Летоль (второй справа) на Арале. Снимок предоставлен Huguette Chuvin

Во Франции на ирригацию тратится 40-50% водных запасов, и то это много, — уверял Рене. А в Средней Азии на орошение полей уходит 91%. «Париж потребляет очень много воды, — говорил Рене, — мы пьем здесь в основном воду из Сены. Мы очищаем и выбрасываем использованную воду опять в реку, дальше ее опять забирают. Так, воду Сены фильтруют и снова используют в трех местах. А Эльбу перерабатывают 6 раз. Не говоря уже о Японии, где через каждые 50 км идет забор рек».

Последний раз мы виделись с Рене несколько лет назад. Он был очень грустный. Но как только начинал говорить об Арале, забывался. Показывал снимки с сателлита, говорил, что в Австралии покрывают полиэтиленом море, чтоб оно не испарялось. Рассказывал со смехом, как делал эксперимент в холодильнике с мирабилитом, заказанным в аптеке, чтоб понять, как образуется мирабилит в Арале. Делал теоретические расчеты, сколько лет нужно, чтоб вернуть прежний Арал, если вдруг перестанут забирать воду из рек. Как минимум 120 лет...

Но потом вдруг как-то угас и с грустью сказал: «Аральское море уже ничего не спасет». Помолчал, а потом сообщил, что врачи ему поставили страшный диагноз – он начал терять память. Для любого человека – это беда, а для ученого – настоящая катастрофа. В глазах Рене было столько горечи. Его мозг, вобравший энциклопедию всех человеческих знаний, обречен на безвозвратное усыхание, как его любимый Арал...

Весь труд Рене, все, что он сделал, написал, не пропадет даром. Как катастрофа Аральского моря должна стать уроком для всех, чтоб человек, наконец, понял, что он – сын Природы, а не ее властелин. Я собралась все это сказать Рене и, наконец, набрала его номер...

Холодный голос автомата мне ответил, что этот номер больше не существует...

 

 

5 комментариев

  1. Лариса:

    Грустная ствтья. Но надеюсь, что работа Рене Летоля пригодится человечеству. И люди научатся беречь природу.

  2. Ирина:

    Спасибо за очень хорошую и актуальную статью! Спасибо за память о замечательном человеке!

  3. Svetlana:

    Спасибо , хорошая познавательная статья . Просто удивительно , что именно западные ученые обращают на экологические катастрофы происходящие в нашей стране ... а наши ученые где ? Что мы оставим после себя потомкам ?

  4. Klara:

    Познавательно! А знают ли об этом замечательном человеке и его вкладе в странах ЦА? Дааа, много ещё людей, которые верят, что «человек — хозяин природы»… хорошо что не успели реки повернуть вспять…

  5. АЛМАСБЕК УМИРБЕКОВИЧ ДЖУМАГУЛОВ:

    Проблема возрождения Аральского моря очень актуальна для государств, где оно расположено, и не только для них. Очень интересную и важную проблему описал автор.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Отправить сообщение об ошибке
  1. (обязательно)
  2. (корректный e-mail)