Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
среда, 22 мая 2024
среда, 22 мая 2024

«Сталкер» по-турецки и другие

Огулбиби МАРИАС9:43, 18 апреля 2023КультураРаспечатать

На 29-м международном фестивале «Cinémas dAsie de Vesoul» (FICA) была показана ретроспектива фильмов турецкого кинорежиссера Семиха Капланоглу, на чье творчество оказали сильное влияние картины Андрея Тарковского.

Афиша фестиваля

«Русский очевидец» уже рассказывал в прошлые годы о фестивале азиатского кино в маленьком городе Везуле на востоке Франции. Большинство фильмов, которые представляют там, почти никогда нельзя встретить в европейских кинотеатрах. Некоторые из них нельзя даже посмотреть на родине их создателей, так как они там запрещены. Организаторы фестиваля, в основном, выбирают авторские фильмы. По большей части — это серьезные, призывающие к размышлению ленты.

Идет просмотр

Фестиваль состоит из нескольких разделов. В конкурсной программе было показано 20 художественных и документальных фильмов. Среди них был фильм азербайджанского режиссера Асифа Рустамова «Холодный как мрамор», который получил сразу три приза: гран-при международного жюри, приз от NETPAC* и приз Marc Haaz. Фильм, действительно, очень необычный.

Мастерски написанный сценарий, по которому интрига фильма поначалу разворачивается очень медленно, сцены по большей части немногословные, без эмоций, выливающихся наружу. История, на первый взгляд, кажется банальной – встреча пары влюбленных, и она изменяет мужу. Затем вклинивается конфликт между сыном и отцом, вернувшимся из тюрьмы. Внезапно интрига закручивается, страсти накаляются с нарастающей скоростью, и финал обрушивает на обезоруженного зрителя как снежная лавина, леденящая кровь. История, рассказанная в фильме, могла произойти в любой точке земного шара. Универсальность сюжета напоминает античные трагедии. Но отдельные эпизоды указывают на то, что это происходит в постсоветском Азербайджане. Ощущение безысходности, задавленности главного героя, у которого словно нет выбора, как только подчиняться сложившимся обстоятельствам, ему и в голову не приходят мысли сопротивляться Року, пойти наперекор Судьбе.

                                                    «Президент»

В разделе везульского фестиваля «Кино азиатских диаспор» был показан фильм Мохсена Махмалбафа «The president». Известный иранский кинорежиссер, продюсер и сценарист уже 10 лет живет вдали от родины, и продолжает снимать фильмы и писать книги. На его счету свыше 50 призов международных фестивалей. Этот фильм вышел в 2014 г., но будет еще долго актуальным.

 Мохсен Махмалбаф

Махмалбаф снял его в Грузии, с грузинскими актерами, на грузинском языке. Хотя в фильме говорится, что действие происходит в неизвестной стране, то есть может случиться в любом месте. Речь идет о президенте, жившем в большом дворце со своей семьей, его деспотизм довел страну до крайней степени нищеты. Разъяренный народ поднимает бунт, охрана бросает президента. И он, оставшись со своим пятилетним внуком на руках, вынужден прятаться и бежать через всю страну в поисках спасения. Это очень удачный ход автора фильма — все происходящее мы видим через двойную призму: глазами невинного ребенка и глазами тирана на результаты своего правления. Таким образом в ткань картины вплетены комические и даже поэтические ситуации на фоне хаоса и трагедий.

«La particule humaine»

Турецкий режиссер Семих Капланоглу в Везуле получил за свое творчество почетный приз «Cyclo d’Or d’honneur» и представил свои 8 картин, которые были участниками и лауреатами международных конкурсов. Я первым делом спросила его, что он думает об Андрее Тарковском, настолько в его лентах было много параллелей с фильмами известного советского режиссера. «Андрей Тарковский для меня мой основной духовный наставник. Именно благодаря ему я стал режиссером. Когда я увидел его фильм «Зеркало», для меня все вокруг изменилось. Я снимал многие мои фильмы под сильным влиянием Тарковского. Вы, наверное, заметили в фильме «Бугдай» элементы, которые я посылаю как цветы в память об этом гении

 Семих Капланоглу

Действие почти во всех фильмах Капланоглу разворачивается медленно, в них очень мало диалогов, и почти нет музыки, но много звуков природных явлений – шумы ветра, леса, деревьев, насекомых. В них очень много тайн, загадок, символов, метафор, отголосков мифов, посылов к священным писаниям. Зрители зачастую не находят ответ.

«Почему вы прячете отгадки и оставляете зрителя с вопросами?» —спрашиваю я. «А разве в жизни мы все понимаем? Жизнь так устроена, что мы не все понимаем в ней. Мы думаем, что мы поняли, разобрались в чем-то, а на самом деле это не так. Я хочу, чтоб зритель думал, чтобы это значило, что хотел сказать режиссер. Я задаю вопросы, я не даю ответы».

Самое сильное впечатление на меня произвел его фильм «Bugday» — это название турецкое. На российском телевидении он был показан 4 года назад под названием «Зерно». По-французски — «La Particule humainе» — это, на мой взгляд, более точное определение, речь идет о потери человеческой сути во всех сферах. Сюжет фильма переносит нас в неопределенное будущее, в постапокалиптический мир, когда после экспериментов Человека над Природой одна часть планеты стала закрытой зоной для людей, там после экологической катастрофы не осталось ничего живого, ни травинки, ни насекомых, это «Мертвые земли». Но это зона, как в «Сталкере» со своими особенностями. Одна часть людей живет в огороженных железной проволокой лагерях, мечтая попасть в лучшую часть – в город с небоскребами, с непрерывным потоком машин, с манифестациями и стычками с полицией. Ученые должны решить возникшую проблему – на земле не осталось плодоносных зерен. «Человек разрушает природу и все, что его окружает, как разрушает свою натуру. И это самое страшное – разрушение внутреннего мира и потери связей невидимых, но ощутимых со всем, что его связывает на Земле», — объясняет Семих. Главный герой ленты – профессор, специалист по генетике семян Erol Erin отправляется в зону на поиски ученого, который давно покинул город. Их объединяет общая цель – найти новые зерна, которые дадут всходы. Небольшие роли отведены гиду–сталкеру и другу по имени Андрей. Все персонажи разные по происхождению говорят на английском языке, немного по-арабски.

— Да, это мир, где все говорят не на родном языке, — говорит режиссер, — вы помните, в начале фильма есть сцены, где идет селекция людей. Родители сами приводят своих детей и отдают, чтоб отправить их в «лучшие» условия. Я писал сценарий в 2012 г., когда не было еще проблемы сирийских беженцев. Сегодня 10 тыс. сирийских детей разбросаны по всей Европе, они забудут родной язык, свою родину.

Семих, вы были на Арале? Зона в вашем фильме очень напоминает высохшее дно Аральского моря, где ничего не может расти.

— Нет, я не был на Арале. Мы снимали зону в Турции, в районе высохшего озера в центре Анатолии. Оно высохло из-за изменения климата и сельского хозяйства.

— А что вы думаете в целом о нынешней ситуации в мире?

— Все проблемы исходят от самого человека. Внутри человека – хаос, и этот хаос вырывается наружу. До тех пор, пока мы не сможем изменить самих себя, мы не сможем изменить мир. Это исходит от нас. Как говорил Достоевский, мы сами виноваты во всем. Мы все ответственны за то, что происходит в мире. Нужно начинать с самих себя, чтоб мир стал лучше. Раньше были религии, философии, которые нам помогали думать, размышлять, а также искусство. Мы утрачиваем все это сейчас и остаемся один на один с проблемами.

— А в чем заключается, на ваш взгляд, роль кино?

— Кино должно ставить вопросы: откуда пришел человек и куда направляется.

— На фестивале «Cinéma dAsie» очень много фильмов с тяжелым сюжетом, много рассказов о сложностях, проблемах. Вы думаете, это действительно портрет азиатского континента или это организаторы выбирают такие темы?

— Я не знаю точно, это выбор программщиков фестиваля или выбор режиссеров? Запад хочет видеть Азию в такой манере, наверное, поэтому некоторые режиссеры делают фильмы в таком ключе, чтобы быть выбранными. К примеру, мой фильм «Бугдай» на западе вызвал негативную реакцию, его не принимали здесь. Потому что мы показываем и говорим «это ваша ответственность». А в Токио дали гран-при. А на Западе он не прошел, его не захотели.

— Невероятно. Я хотела сказать, что этот фильм нужно показывать везде. Спасибо вам, что несмотря на очень пессимистический сюжет, вы даете нам в конце надежд,у и ваш герой находит хорошие зерна.  

 г.Везуль
Фото автора    

*NETPAC — Network for the Promotion of Asia Pacific Cinema – организация по продвижению азиатских фильмов.

 

Ранее о Фестивале азиатского кино в Везуле:

«Кино Азии» — неизвестное кино

Кино Азии во Франции

 

1 комментарий

  1. Клара:

    Спасибо за полезную информацию про Международный фестиваль «Кино в Азии». Перечисленные авторские фильмы будет интересно посмотреть, в синема только развлекательные… Больше таких интересных сюжетов

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Отправить сообщение об ошибке
  1. (обязательно)
  2. (корректный e-mail)