Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
суббота, 15 июня 2024
суббота, 15 июня 2024

Кериоле. Русская история бретонского замка

Текст, фото Татьяна Моженок-Нинэн18:44, 17 октября 2023Вы — очевидецРаспечатать

В Бретани рядом с Конкарно на возвышенности стоит сказочный замок, скрытый ветвями пышных каштанов и могучих дубов.

Замок Кериоле. Главный южный фасад

По аллее, ведущей к замку, то здесь, то там красуются кусты голубых, фиолетовых и розовых гортензий. На поляне статуи короля и королевы, Карла VIII и Анны Бретонской.

На фасаде — горельеф с изображением Людовика XII, как в Блуа, королевские лилии, монограммы A и L, ракушки святого Иакова, девизы, причудливые персонажи. Высоко на башенке над порталом — медведь, юмористический намёк на русское происхождение первой владелицы этого чудесного замка в Финистере («на краю земли»). История замка начинается с любви русской княгини бальзаковского возраста к молодому французскому гвардейцу. Княгиня — Зинаида Ивановна Юсупова, урождённая Нарышкина. Гвардеец — Шарль Шово, пока ещё не «де».

Медведь на фронтоне фасада

В середине XIX века Зинаида Юсупова, оставшись вдовой, покинула блистательный Санкт-Петербург и свои дворцы на Мойке и Литейном и обосновалась в не менее блистательном Париже. Как прежде при дворе Николая I, так и теперь на приёмах Наполеона III княгиня сразу обращала на себя внимание — правильные черты лица, обрамлённого чёрными локонами, стройный стан, гордая походка. Молодая Зинаида запечатлена на нескольких портретах Кристины Робертсон, шотландской художницы, работавшей в России.

Кристина Робертсон. Портрет Зинаиды Юсуповой. 1840-е годы. Эрмитаж (фото из интернет-источника).

К прелестной внешности прибавлялись весёлый нрав и столь ценимый в Париже esprit (блестящий ум). На одном из приёмов в Тюильри княгиня и повстречала красавца офицера Генерального штаба императорской гвардии Шарля Шово, на двадцать лет её моложе.

Пятидесятилетняя княгиня безумно влюбилась в офицера и захотела выйти за него замуж. Но как? Шарль не дворянин, а она — самых что ни на есть голубых кровей. Но титулы покупаются, и вскоре Шарль Шово становится графом де Шово и маркизом же Серр. Остаётся ещё получить какую-нибудь важную государственную должность, например, генерального советника. Подобный пост в это время оказался вакантным в округе Конкарно департамента Финистер. В 1860 году новоиспечённый граф становится генеральным советником в Конкарно, пообещав Префекту Финистера поселиться поблизости. Тогда же русский императорский двор разрешает княгине выйти замуж за графа. Их венчание происходит в домовой церкви особняка Юсуповых на Литейном в 1861. В 1862 году княгиня покупает имение Кериоле на имя Шарля.

Кериоле. Внутренний двор

Небольшой мануар, существовавший на этом месте, не достаточен для амбиций Зинаиды, которая собирается здесь поселиться. Она решает построить настоящий замок, не разрушая существующий особняк, который оказывается в сердце новой постройки. Работы поручены местному архитектору Жозефу Биго. Княгине хотелось соединить все стили в новом замке, поэтому во внешнем облике и элементы бретонской готики, и французского Возрождения. Если верить гидам, она около 200 раз меняла проекты, прежде чем сделать окончательный выбор в пользу «бретонского стиля, поскольку мы в краю доброй герцогини Анны». В общей сложности работы длились 25 лет, с 1863 по 1889 г.

Столовая и гостиная (Салон Людовика XIV) в замке

Внутреннее убранство замка столь же эклектично, что и внешний облик.

Входя через двери портала южного фасада, посетители попадают в самый впечатляющий зал — Гвардейский, с высотой потолка 7 м. Здесь во времена супругов Шово проходили приёмы и балы. Стареющая княгиня уже не могла принимать участие в танцах и наблюдала за гостями с очаровательного балкончика своего будуара. Роскошный камин выполнен из ценного бретонского диорита Керсантон. Интересно, что именно этот камин спас замок. Когда в 1980-е годы очередной владелец хотел разрушить замок, жители соседних селений объединились с целью его защитить. Им удалось добиться внесения камина в дополнительный список исторических монументов. Таким образом, разрушить замок, в котором находится этот камин, стало невозможно.

Кериоле. Камин в Гвардейском зале

На камине — девиз графа де Шово: «Tout est honneur et loyauté, tout est lumière et vérité» («Всё честь и верность, всё свет и правда»). Девиз, в котором, учитывая происхождение титулов, нет ни одного правдивого слова. На камине — барельефы с изображениями сцен из истории Франции, в которых предки де Шово якобы участвовали, а над камином — полулежащая статуя Шарля де Шово в рыцарских доспехах.

На оконных витражах — фигуры воображаемых предков графа.

Кериоле. Витражи в Гвардейском зале

С восточной стороны к залу примыкала часовня, ныне разрушенная. Во время Шово стены были украшены фламандскими шпалерами. На самой большой из них была выткана сцена бракосочетания Людовика XII и Анны Бретонской.

Потолок следующих залов значительно ниже, поскольку они находятся в старом мануаре, включённом в новую постройку. В столовой и большой гостиной (Салоне Людовика XIV) сохранились камины из дуба и из розового мрамора. В гостиной — картина «Гладильщица» Эмиля Хиршфельда, художника-одессита, жившего в Конкарно.

Эмиль Хиршфельд. Гладильщица

В столовой, декорированной в китайском стиле, — портреты Зинаиды кисти Эдуарда Дюбуффа и Шарля кисти Мариуса  Фука. Замечательны кухни замка, стены которых покрыты белыми и голубыми фаянсовыми изразцами из мануфактуры Девра (Desvres) на севере Франции. Декоративный мотив на плитках — королевские лилии и горностаевы хвосты, геральдические символы Французского королевства и Бретонского герцогства. На столе — серебряная утварь с самоваром.

Кухня со столовым серебром

Зинаида Юсупова была на острие технических новшеств. Отопление замка производилось с помощью калорифера, находящегося в крипте под Гвардейским залом.

Калорифер в крипте замка

Обратимся к истории замка. Шарль де Шово умер в 1889 г. в Кериоле. Княгиня соорудила усопшему супругу импозантную часовню на местном кладбище и хотела «с миром» покинуть Кериоле, но с ужасом узнала, что Шарль завещал замок не ей, а своей сестре!

Усыпальница Шарля де Шово на кладбище вблизи Кериоле

Зинаиде Ивановне пришлось выкупать Кериоле у свояченицы за полтора миллиона франков! Вновь обретя имение, она не захотела более в нём жить и предложила подарить замок и всё его содержимое Генеральному совету Финистера с целью открыть здесь музей и с условием, что ничего нельзя ни продавать, ни давать на временные выставки, ни изменять внутри и снаружи. Для содержания музея княгиня завещала департаменту виллу Пти-Мороз (деньги от сдачи виллы), расположенную также в Конкарно.

В 1891 г. Департамент согласился принять этот дар. Княгиня уехала в столицу, где через три года скончалась в своём особняке в Булони рядом с Парк-де-Пранс. Здесь незадолго до смерти её и видел маленький Феликс Юсупов, правнук, вспоминавший потом, что и в этом почтенном возрасте (83 года) княгиня «оставалась красавицей и сохраняла царственность манер и осанки». Сейчас в особняке Юсуповой в Булони расположена католическая школа Dupanloup.

Кериоле. Внутренний двор

В замке же открыли департаментальный музей, который вызывал неизменный восторг посетителей богатством коллекций — 27 фламандских шпалер, дельфтский, руанский фаянс, алтарь Анны Бретонской... Во время Второй мировой войны коллекции замка были эвакуированы на Луару. В 1944 г. здесь располагался военный госпиталь, в 1945 музей открылся вновь.

А через три года на бретонском горизонте появился правнук княгини...

В 1948 г. Феликс Юсупов, воспользовавшись некоторым несоблюдением условий завещания, заявил о своих правах и начал судебный процесс против департамента, который выиграл в 1958 г... Как только князь Юсупов стал владельцем замка, он тут же начал продавать все его коллекции и мебель, после чего предложил Городскому совету Конкарно выкупить здание. Сделка не состоялась, и в 1960 г. Юсупов покинул Кериоле. Далее последовала чёрная страница истории замка, когда он пустовал, разрушался, а оставшиеся коллекции его разворовывались. Два следующих владельца после Юсупова пытались превратить замок в отель или разделить его на квартиры. В 1971 г. была разобрана часовня.

Наконец, буря 1987 г. нанесла, казалось, последний удар по многострадальному замку — витражи и стёкла на окнах, крыша были разрушены. Замок превратился в руины, и именно эта живописная руина и привлекла внимание одного туриста — парижанина, случайно увидевшего замок и влюбившегося в него. Так тридцать лет назад началось возрождение Кериоле, бретонского замка русского происхождения. Столичный энтузиаст купил замок и начал его реставрацию, не чураясь и сам участвовать в ней вместе с добровольцами.

Чудесный замок, открытый для посещения!

Вся информация на сайте https://www.chateaudekeriolet.com/

P.S. В тот же день после посещения Кериоле мы направились в Понт-Авен.

Мария Башкирцева. Автопортрет с палитрой. Ок. 1883. Художественный музей Жюля Шере. Ницца.

Каково же было моё удивление, когда первой картиной, которую я увидела в местном музее, оказался чудесный «Автопортрет с палитрой» Марии Башкирцевой, «приехавший» на выставку «Художницы-путешественницы» из Ниццы!

Такой получился русский день в Бретани.

Выставка в музее Понт-Авена открыта до 5 ноября.
http://www.museepontaven.fr/fr/content_page/item/269

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Отправить сообщение об ошибке
  1. (обязательно)
  2. (корректный e-mail)