Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
суббота, 3 декабря 2022
суббота, 3 декабря 2022

Игра истинного и ложного. Выставка, посвященная 400-летию со дня рождения Мольера

Вера Васильева-Пфау9:58, 5 ноября 2022КультураРаспечатать

Ступайте в библиотеку! И если вы любите театр, то все равно ступайте в библиотеку.

А именно, в корпус Ришелье Национальной библиотеки Франции, открывший вновь свои двери в сентябре 2022 г., юбилейном году Мольера.

Molière — 2018 — © Stéphane Lavoué et Christian Lacroix – Bibliothèque-musée de la Comédie-Française

Неудивительно, что выставка «Мольер: игра истинного и ложного» устроилась в галерее Мансар-Пиго корпуса Ришелье, ведь Национальная библиотека, наряду с Комеди-Франсез, располагает самой обширной коллекцией материалов, посвященных Мольеру.

Устроители выставки оказались перед огромным и потому непростым выбором. Отобранные рукописи, архивные документы, первые издания, костюмы, фотографии постановок и комедиантов, афиши спектаклей, рисунки и картины, макеты декораций, записи фильмов и спектаклей формируют удивительный и уникальный ансамбль материалов, наилучшим образом раскрывающих универсальность творчества Мольера, одного из крупнейших авторов французской литературы, который в свою очередь сам стал литературным, театральным и кинематографическим персонажем, мифологизированной фигурой, сотворенной коллективным воображением.

Корпус Ришелье, галерея Мансар-Пиго Фото автора

Мольер ускользает. В Мольере скрыта тайна

Его лицо нам знакомо, и вот он, смотрит на нас с афиши выставки, кажется, что не успел стереть грим после спектакля. Полный эффект присутствия, созданный в истинно театральной манере, естественность, благодаря доведенной до абсолюта искусственности.

Фотограф Стефан Лавуэ (Stéphane Lavoué), официальный фото-портретист труппы Комеди-Франсез, сфотографировал загримированный бюст, воспроизведенный по оригиналу работы скульптора Ж. -А. Гудона (Jean-Antoine Houdon, 18 в., представлен во втором зале), который, в свою очередь, ориентировался на портреты работы Пьера и Николя Миньяров (1658 г., Pierre и Nicolas Mignard). С другого портрета Мольера, «Истинного портрета господина Мольера в костюме Сганареля» кисти Клода Симонен (Claude Simonin, около 1660 г.), на нас смотрит уже совсем другое лицо.

Вот и все прижизненные изображения Мольера, да и то, автору «Истинного портрета» интереснее костюм, чем лицо, которое больше напоминает маску. Любопытно, что костюм Сганареля на протяжении веков почти не менялся, его воспроизводят и в недавних постановках. А Мольер ускользает...

Биография его изучена, но её ключевые моменты порождали легенды и их опровержения (какие? А вот сходите на выставку и узнаете. Я нашла три, не считая «Жизни господина де Мольера» Ж. -Л. Де Галлуа [Jean-Léonor de Gallois, sieur de Grimarest], наполненной выдумками автора).

Написанных рукой Мольера документов нет или почти нет: его век не отличался почтением к рукописным текстам. Как только пьесу печатали, рукописный текст выбрасывали. До нас дошли только подписи Мольера на нескольких официальных документах.

Зато сохранился регистр, который скрупулезно вел комедиант Ла Гранж, актер и правая рука Мольера. Начатый в 1659 г., вскоре после возвращения Мольера в Париж, и охватывающий годы жизни труппы Мольера и, после его смерти – труппы Комеди-Франсез, созданной в 1680 г., – этот регистр – драгоценность коллекции Комеди-Франсез. В нем – вся жизнь труппы, сыгранные пьесы, счета, важные события. Толстая тетрадь лежит под стеклом в самом первом зале, не пропустите, ведь с нее начинается выставка. И начинается она с прощания: регистр открыт на странице, где Ла Гранж сообщает о смерти Мольера. Композиция выставки подчинена общему замыслу: Мольер давно перешагнул свою смерть и делает это постоянно, с каждой новой сыгранной пьесой, с каждым новым гостем выставки.

И вот мы идем дальше, из зала в зал. Поворачиваем калейдоскоп, и выпадают все новые узоры, все новые элементы жизни и творчества этого персонажа. Размышляю о самом очевидном парадоксе Мольера: во франкоязычном пространстве Мольер вездесущ. Он до сих пор остается самым играемым автором; он во всех учебниках французского языка, начиная с 19 в.; не посчитать опустевших чернильниц на столах учёных специалистов; его имя дало название французскому языку, а его персонажи — Тартюф, Гарпагон, Журден – человеческим характерам. То есть автор французский из французских. И все же, и вместе с тем... Корни его творчества можно отыскать в итальянской комедии. И сам он переведен не считаем на сколько языков, пьесы его играют повсюду в мире.

Мне особенно было приятно встретить почти сразу же в начале выставки упоминание булгаковского романа «Жизнь господина де Мольера» (написан в 1933 г., опубликован в 1962 г.), по которому, в свою очередь Франк Касторф поставил в 2017 г. пьесу для Авиньонского фестиваля.

Каждое столетие отыскивает его пьесам новые смыслы, интеллектуальные и эстетические. В 17 в. творчество Мольера — плоть от плоти своего века с его дебатами о браке, религии или социальных иерархиях.

Афиша «Довольно Мольера!», моноспектакля Франка Делорма. Фото автора

Но и четыре века спустя сюжеты и персонажи Мольера остаются актуальными. Поставленный в 1995 г., (году, когда во Франции прогремели теракты), «Тартюф» в интерпретации Арианы Мнушкин (Ariane Mnouchkine) заставляет задуматься об опасности религиозной радикализации, а спектакль «Проделки Йоха» (Les Fourberies de Joha), поставленный марокканской труппой в 1956 г. вскоре после объявления независимости Марокко и показанный в Париже на фестивале Театр наций, любопытен тем, что язык колонизаторов используется для освобождения: еще один парадокс Мольера?

Может быть, поэтому Мольер не надоел, а «Довольно Мольера!», моноспектакль Франка Делорма (2016 г., Frank Delorme), – лишь повод поговорить о нем еще немного.

Выставка – это еще и вещи. Вот чепец Мольера, сразу в первом зале. Настоящий! Его носил сам Мольер, в роли Аргана, вы представляете? Мне на это потребовалось время. И о времени: вот часы Мольера, с посвящением. И – о радость для всех интересующихся историей костюма, да и просто курьезными нарядами – костюмы к спектаклям. Каждый костюм – маленькая история. Экспонаты выставки дают возможность поразмышлять о разных подходах и отношению к костюмам.

Его носил сам Мольер. Фото автора

В 1970-х гг. режиссеры и костюмеры заинтересовались костюмами ушедших столетий и их историческим кроем в адаптации к современному телу — и вот перед нами расшитое бисером великолепие, костюм мадемуазель Дю Парк, сотворенный Луи Беркю (Louis Bercut) для постановки «Версальский экспромт» (1993 г., реж. Ж. -Л. Буттэ [Jean-Luc Boutté]). В основу легли рисунки Жана Берэн (Jean Berain) и Анри Жисси (Henri Gissey), придворных костюмеров Людовика XIV.

А вот костюм Амфитриона, сделанный Борисом Заборовым к спектаклю «Амфитрион», поставленному режиссером Анатолием Васильевым в Комеди-Франсез в 2002 г. Совсем другая история! Костюм напоминает кимоно и в то же время это просто одежда: в нем спряталась вневременность, достойная Мольера.

Есть и костюм Маскариля («Рассеянный») конца 18 в., один из самых старых, сохранившихся в Комеди-Франсез, зеленые с розовым дуплет и кюлоты, сшитые из крапивного холста (редкость!).

Любопытно, что в то время костюм был собственностью актера, так что скажем спасибо господину Дюгазону (Jean-Baptiste Gourgaud dit Dugazon), который его носил на сцене и сохранил. А актер Денис д’Инес (Denis d’Inès), сыгравший Гарпагона в 1947 г., перещеголял своего персонажа: сценический костюм сохранился с конца 19 в., а скупой персонаж Мольера носил одно и то же платье всего лишь 30 лет...

Костюм становится полноправным участником спектакля. Но вот выставка подходит к концу. В последнем зале – домашнее платье господина Журдена, яркие цветы, кажется, что он спиной к нам и уходит, ускользает...

Домашнее платье г-на Журдена. Фото автора

При выходе из последнего зала спотыкаюсь взглядом о странную конструкцию: два полушария. Оказывается, что забравшись в одно из них, можно поговорить с Дон Жуаном. Любопытно. Лезу. По экрану бегут строки: Кто эта очаровательная особа? Поверните-ка голову налево... Текст застывает, дальше разговор не клеится. Все-таки 400 лет, не маленькое расстояние. Попробуйте, может быть, у вас получится...

И да, Дон Жуану посвящена экспозиция в Ротонде: до нее еще нужно дойти, через волшебный сад, в котором прячутся целые библиотеки (как это? Узнаете на месте!), через стеклянную галерею, вот еще шанс получше рассмотреть библиотеку. Ступайте же!

Мольеру посвящена также выставка «Мольер и музыка» в музее Оперы Гарнье. До 15 января 2023 г.

Molière, le jeu du vrai et du faux
BNF, site Richelieu
До 15 января 2023 г.
Вся информация:https://www.bnf.fr/fr/agenda/moliere-le-jeu-du-vrai-et-du-faux

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Отправить сообщение об ошибке
  1. (обязательно)
  2. (корректный e-mail)