Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
четверг, 1 декабря 2022
четверг, 1 декабря 2022

Одинаково разные

Текст, фото Маргарита Соколова9:12, 30 октября 2022КультураРаспечатать

В Фонде Луи Виттона в Париже с 05 октября 2022 по 27 февраля 2023 проходит уникальная компаративистская выставка «Моне-Митчелл. Диалог и ретроспектива»(Monet — Mitchell. Dialogue et retrospective).

Такие разные и такие похожие.

Основная концепция выставки заключается не только в некотором сходстве цветов и в местами пересекающейся манере письма. Дело, прежде всего, в особо тонком восприятии воздуха и мира вокруг себя.

Один стал отцом искреннего и сиюминутного «впечатления» (impression), другая – матерью выплеснувшегося в полной своей свободе «выражения» (expression). В залах галереи Луи Виттона они встретились: внутреннее и внешнее, тихое и дерзкое, тот, который изучал воздух и хватал время, и та, что наслаждалась неудержимой бесконтрольностью своих чувств вне каких-либо границ. Абстрактный экспрессионизм Джоан Митчелл и лирический импрессионизм Клода Моне.

Их жизни следовали друг за другом. Буквально за год до смерти Клода Моне (1840—1927) в его тихой усадьбе в Живерни, на другом конце мира, в суетливом Чикаго, на свет родилась Джоан Митчелл (1926—1992). Локацией, объединившей их и давшей наибольшее вдохновение, станет Франция, в частности, деревушка Ветей, где и тот и другая в своё время были счастливы жить и творить.

В начале 1880-х годов Клод Моне с женой и их восемью детьми поселились в Живерни. Здесь, с конца 1890-х до 1910 года, Моне непрерывно работал над серией картин с водяными лилиями. Вдохновенный садовник и перфекционист, Моне создавал свой сад как идеальный натюрморт. Он построил японский мостик, замостил дорожки, спроектировал уникальный ландшафтный дизайн, где каждому растению были строго определены его форма, цвет и месторасположение, он вырастил новый гибрид водяной лилии, специально для этого разработав систему контроля воды в пруду.

Моне позволял себе писать картину не более получаса, пока не изменится естественный свет, после чего принимался за новое полотно. Таким был его поиск правды, пусть субъективной, но вполне реалистичной. Очень требовательный к себе, он часто буйно резал свои картины ножом, если ему казалось, что он затянул время и “замучил” полотно. Всю жизнь выражавший ироничное отношение к обучающим институциям и презрение к любым жестким правилам, Клод Моне признавал своими учителями только творческую свободу, зримый воздух и искренность своих личных впечатлений.

Спустя столетие, Джоан Митчелл будет выражать все то же иронично несерьезное отношение к категоризации жанров, однако при этом недолюбливать раннее творчество Моне. Для нее, поборницы неудержимой субъективной эмоции, ранний Моне был слишком сдержан и “приглажен”, слишком самокритичен. Митчел бы не отказалась от пережитой ею эмоции, брошенной кистью на полотно, не изрезала бы его. Хотя позднее творчество Клода Моне (в Живерни) всё же получило в ее глазах признание.

Сама Митчелл создавала свои полотна на основе воспоминаний и прожитых эмоций, трагических или радостных, оставивших след в ее душе. Однажды она сказала: "Я называю свои картины после того, как они закончены. Я пишу с запомнившихся мне пейзажей, которые ношу с собой, и с запомнившихся ощущений от них, которые, конечно, трансформируются. Я, безусловно, никогда не смогу зеркально отразить природу. Я бы больше хотела писать то, что она оставляет мне.[1]" Она наблюдает за своим внутренним состоянием, и ее наблюдения за пейзажем в жизни являются лишь отражением пережитых ею эмоций.

Таким образом, векторы обоих художников имеют разную направленность. Если Моне – пишет процесс влияния на себя организованного им же пространства. Митчелл – выплескивает свои эмоции наружу, от себя. Один пытается схватить и зафиксировать время в его движении, в его длительности, в дуновении ветра; другая – бросает на холст мгновенное чувство, переживаемое здесь и сейчас. Причем, зачастую, самые трагические эпизоды их жизни (утрата близких, например) выплескиваются у Митчелл на полотна яростными вспышками самых солнечных красок, самых мощных и крупных ударов кистью по холсту.

В то время как Моне старательно разбирает тени и свет в их реальном цветовом спектре, лишь акцентированном. Даже когда, заполучив тяжелую форму катаракты и пережив операцию на хрусталике, Клод Моне начнет видеть цвета патологически искаженными, даже тогда он будет верен своему “реализму впечатления” (réalisme d’impression). Обилие лиловых “пожаров” в пруду с лилиями в Живерни – это не экспрессивная фантазия, а правдивая буквальность увиденных им цветов. Напротив, страстные всполохи на полотнах Митчелл – это не имитация пейзажа, это горение ее чувств, вырвавшееся наружу.

Однако, не вдаваясь излишне в поверхностные сравнения биографий и стилей, мы предлагаем читателям составить свое собственное мнение об обоих художниках и попробовать прочувствовать совпадения и расхождения их художественного восприятия, пропустив его через свое личное видение.

Просто поразмышляйте над тем, какие эти художники ОДИНАКОВЫЕ и РАЗНЫЕ!

 

[1] Letter from Mitchell, in John I. H. Baur, Nature in Abstraction: The Relation of Abstract Painting and Sculpture to Nature in Twentieth-Century American Art (New York: Whitney Museum of American Art, 1958), p. 75.

(«My paintings are titled after they are finished. I paint from remembered landscapes that I carry with me—and remembered feelings of them, which of course become transformed. I could certainly never mirror nature. I would like more to paint what it leaves me with.» )

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Отправить сообщение об ошибке
  1. (обязательно)
  2. (корректный e-mail)