Меню

Русский очевидецL'Observateur russeФранцузская газета на русском языке

Меню
воскресенье, 25 сентября 2022
воскресенье, 25 сентября 2022

«Возделывать свой сад». В гостях у Вольтера в Ферне

Текст, фото Т. Моженок-Нинэн8:38, 16 сентября 2022Вы — очевидецРаспечатать

« Cultivons notre jardin »

«Кто, будучи в Женевской республике, не почтёт за приятную должность быть в Фернее, где жил славнейший из писателей нашего века?» — писал автор Записок русского путешественника  Николай Карамзин.

Хотя мы были и не в Женеве, а в 60 км от неё, но  тоже почли за честь посетить замок великого философа. К тому же, наш сын в этом году в колледже, а мы вместе с ним, читали Кандида, написанного в Ферне.

Вид на замок со стороны города

Это местечко и сейчас не слишком многолюдное, а каким оно было в середине XVIII века, можно только догадываться  — болота, хижины, бездорожье... Но Вольтеру Ферне приглянулось. Расположение удобное: с одной стороны Франция, с другой — Швейцария, можно печататься то здесь, то там, в зависимости от цензуры.

И виды живописные открываются на Юрские горы, Альпы, Монблан.

Вид на Альпы и Монблан из имения Вольтера

 

 Разумеется, Вольтер был бы не Вольтером, если бы не начал свою жизнь в Ферне со скандала

Панораму на замок со стороны городка скрывала часовня, и философ, ничтоже сумняшеся, её снёс, что оказалось не совсем по вкусу церковникам. Они обязали Вольтера отстроить часовню заново. Он это сделал, но не без ехидства. Надпись над главным входом в церковь гласит «Deo Erexit Voltaire», и имя вольнодумца в несколько раз превышает слово «бог»... Перевести эту фразу можно так: «Создано Вольтером для бога». Ещё Вольтер любил с иронией замечать, что предпочёл посвятить церковь господину (Богу) нежели лакеям (святым).

Часовня

У южного фасада часовни — пирамида

Вольтер построил её для собственного упокоения: «Умники скажут, что я и не внутри, и не снаружи». Однако, ему не суждено было быть похороненным здесь.

Пирамида у южного фасада часовни

В 1787 году Вольтер покинул Ферне и возвратился в Париж, где вскоре и скончался. Церковь запретила хоронить его, потому друг философа маркиз Шарль де Виллетт, в особняке которого Вольтер умер, распорядился вывезти его в карете в Шампань. Там Вольтера похоронили в аббатстве  Сельер (Sellières), настоятелем которого был его племянник.

В 1791 году во время Французской революции прах Вольтера перенесли в Пантеон

Но в Ферне всё-таки несколько лет хранилась «частичка» — и какая! — Вольтера — его сердце. Маркиз де Виллетт, прежде чем захоронить Вольтера, договорился с парижским аптекарем по имени Митуар (Mitouart) об удалении сердца и мозга философа. Мозг в качестве компенсации де Вилетт оставил Митуару, а сердце, помещённое в шкатулку из позолоченного металла, перевёз в замок Ферне, который купил у мадам Дени, племянницы и единственной наследницы Вольтера. Там маркиз установил урну с сердцем на специальном монументе в мемориальной комнате, стены которой были украшены 141 портретом друзей и почитателей Вольтера. На монументе надпись: « Son esprit est partout et son cœur est ici » («Мысль его повсюду, а сердце здесь»).

Мемориальная комната с кенотафом сердца Вольтера

Сердце, однако, не долго хранилось в Ферне. В 1785 году маркиз вынужден был расстаться с замком, а урну с сердцем увёз в своё имение. В середине XIX века наследники Шарля де Виллетт передали драгоценную реликвию государству. Наполеон III решил разместить её в постаменте оригинального гипсового монумента Вольтера работы Жана Гудона, находившегося в Национальной библиотеке. Архитектор Лабруст построил специальную ротонду Вольтера на пересечении улиц Пти-Шам и Ришелье, как драгоценное обрамление для статуи Гудона. По непонятным причинам гипсовый Вольтер так никогда и не оказался в своей ротонде. Статуя и сердце по сей день находятся в Почётном зале Библиотеки (Salon d’Honneur), а в Ферне остался кенотаф. Что касается мозга философа, то после долгих перипетий он оказался в Комеди-Франсез в постаменте всё той же статуи Гудона.

В прихожей Ферне – статуи Вольтера и его «лучшего недруга» Руссо, поставленные владельцами замка в XIX в

Самое лучшее представление о внутреннем убранстве апартаментов замка можно получить... в петербургском Эрмитаже

Где хранится его макет, заказанный августейшей поклонницей философа Екатериной II. Этот макет весьма помог реставраторам Ферне в 2015—2018 гг... Екатерина же купила у племянницы Вольтера его богатейшую библиотеку — почти 7 тысяч томов. В Ферне библиотечная зала соседствовала со столовой, и «фернейский затворник» нередко оставлял своих многочисленных гостей на попечение мадам Дени, а сам уединялся в библиотеке. Сейчас столовая и библиотека составляют один зал, а о Екатерине II напоминает гобелен с её портретом, соседствующий с изображением другого покровителя Вольтера, короля Пруссии Фридриха Великого. В отличие от Фридриха, с Екатериной Вольтер так никогда и не встретился, а потому сохранил прекрасные отношения. Русская благодетельница даже послала в Ферне посольство с щедрыми дарами «патриарху», среди которых была шуба, дабы защитить хрупкого философа от жестоких альпийских ветров.

Портреты Екатерины II и Фридриха II в замке. Обшивка гостиной была воссоздана благодаря подлинным фрагментам ткани, хранящимся в Эрмитаже

Один из самых любопытных экспонатов замка — картина Александра Дюплесси Апофеоз Вольтера, заказанная самим философом «для потомков». На ней Вольтер предстаёт в двух ипостасях: земной — старец, которого аллегория Истины подводит к покровителю искусств Аполлону, и вечной — в виде бюста, который вот-вот займёт место в Пантеоне среди великих мыслителей прошлого (как в воду глядел!).

Александр Дюплесси. Апофеоз Вольтера. В центре – «двуглавый Вольтер», с головой старца XVIII века и античного философа. Слева – семья Калас. Над ней – августейшие покровители Вольтера, в центре – Екатерина II

Благодарное семейство Калас, отец которого, невинно обвинённый в убийстве сына, был реабилитирован благодаря усилиям Вольтера, тоже нашло своё место в живописном Триумфе. Вольтер всю жизнь боролся с несправедливостью, и оправданием Жана Каласа, хотя и случившемся после мучительной смерти последнего, он очень гордился. Портрет семьи Калас висит в спальне Вольтера над кроватью там, где обычно помещали распятие. В XIX веке многочисленные почитатели Вольтера, среди которых были и Шатобриан, и Флобер, и Гоголь, отрывали по лоскутку от полога кровати на память, так что в конце концов от полога практически ничего не осталось.

Кровать Вольтера с портретным изображением семьи Калас

Среди других ценных экспонатов — бюст Вольтера работы Гудона, выполненный за две недели до смерти философа, и его the портрет, воспроизводимый во всех собраниях сочинений и школьных учебниках, работы Кантена де Латура (пастель). Ему же принадлежит и прекрасный портрет музы и возлюбленной Вольтера Эмили де Шатле, блестящей дамы XVIII века, учёной, переведшей на французский язык Основы математики Ньютона. О светских приёмах, которые проходили в этой «гостинице Европы» (Вольтер именовал себя « aubergiste de l'Europe »), напоминает расписной клавесин, на котором играла Мария-Луиза Миньо (мадам Дени), талантливая музыкантша и драматург.

Кантан Латур. Портрет Вольтера

Двадцать лет, которые Вольтер на склоне жизни провёл в Ферне, оказались очень плодотворными

Здесь он написал Трактат о толерантности, Философский словарь, многочисленные пьесы и более 6000 писем! Кроме того, он многое сделал для жителей городка — финансировал осушение болот, строительство домов, организовал часовые и черепичные мануфактуры, театр. Один экземпляр часов Ферне, несколько ящиков которых купила у Вольтера Екатерина II, можно увидеть в замке. В музейной коллекции несколько картин Вольтериады — произведений, живописующих жизнь философа в Ферне, заказанных Жану Гюберу русской императрицей. Большая часть полотен серии находится в Эрмитаже.

Жан Гюбер. Одна из картин серии Вольтериада

Из окон замка открываются умиротворяющие душу виды на парковые аллеи, посаженные Вольтером. В Ферне философ «возделывал свой сад» в прямом смысле этого слова. Он занимался садоводством, повторяя, что его «подопечные» — цветы и кустарники – «малые дети, которых ни на день нельзя оставить кормилице». На одном из деревьев парка Николай Васильевич Гоголь, если верить его письму Н.Я. Прокоповичу, выцарапал своё имя.

Огород в парке

Так мирно, в трудах интеллектуальных и физических, чтении, беседах и приёмах прошли  20 последних лет жизни Вольтера, а почти 250 последующих лет Ферне принимает его почитателей.

1 комментарий

  1. Elena:

    Спасибо за интереснейший , познавательный репортаж ! Сразу появляется желание посетить Ферне

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Отправить сообщение об ошибке
  1. (обязательно)
  2. (корректный e-mail)